$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Как пройти за горизонт,

25.07.2008

Масштабные планы приватизации вызывают неоднозначное толкование и оценку в Беларуси и за рубежом. Не все механизмы ясны, нет и уверенности в экономической эффективности процесса, который наши соседи в основном завершили уже давно.

Теперь мы вынуждены идти их путем, сохранив, разумеется, свои особенности и колорит. Что из этого выйдет?

Итак, в перечне подлежащих приватизации госпредприятий 35 организаций Минстройархитектуры, 30 — Минжилкомхоза, 8 — Минкульта, 5 — Минэкономики, 119 — Минпрома, 3 — Минсвязи, 65 — Минсельхозпрода, 35 — Минторга, 142 — Минтранса, 35 — Минэнерго, 15 — Государственного военно-промышленного комитета, 5 — Белгоспищепром, 17 — Беллегпрома, 7 — Белбиофарма, 3 — Белнефтехима, 1 — Минспорта и туризма. Заметим, что речь идет не только об акционировании этих субъектов, но о приватизации, под которой согласно ст.1 Закона «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь» понимается приобретение физическими и юридическими лицами права собственности на объекты, принадлежащие государству. Так что на этот раз дело не должно ограничиться формальным преобразованием государственных унитарных предприятий в АО, где 100% акций принадлежит государству.

Кроме того, планируется в течение 2008-2010 гг. продать акции уже существующих акционерных обществ. Из них 4 относятся к Минстройархитектуры, 8 — Мининформации, 40 — Минпрому, 1 — Минсвязи, 24 — к Минсельхозпроду, по 2 — к Минспорта и туризма и Минтрансу, по 11 — к Минэнерго и Белгоспищепрому, 30 — Беллегпрому, 12 — Беллесбумпрому, 3 — Белнефтехиму. Интересно, что в списках нет тех предприятий нефтехимической промышленности, которые, по мнению большинства аналитиков, представляли бы наибольший интерес для инвесторов. Зато неожиданным выглядит намерение приватизировать белорусский отрезок нефтепровода «Дружба». По мнению эксперта компании «Тройка диалог» Валерия Нестерова, которого цитирует газета «Ведомости», такое решение может быть связано с планами России по строительству БТС-2 и, как следствие, с возможным резким снижением загрузки «Дружбы», по которой российская нефть поступает в Европу.

Планируется приватизировать ряд предприятий белорусского ВПК, в т.ч. Минский завод колесных тягачей, «Волатавто», «Лёс», «Агат-систем», КБ «Радар», Минский электромеханический завод. По мнению эксперта Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко (РФ), эти субъекты интересны российским экспортерам вооружения, они могут быть задействованы в программах модернизации оружия для иностранных заказчиков.

Ключевой вопрос — в чью пользу будет проходить передел собственности? На что могут рассчитывать белорусские бизнесмены и прочие граждане, многие из которых еще хранят неиспользованные чеки «Имущество»? И как сложится судьба приватизированных предприятий?

Тревожные дни наступают для директорского корпуса. Это и понятно: новый собственник, особенно зарубежный, будет, скорее всего, мести по-новому, начав с тех, кто не знаком с зарубежными правилами корпоративного управления или просто «не свой». Перед иными уже замаячил призрак ст. 36 ТК (расторжение трудового договора в связи со сменой собственника).

Начальник управления реформирования государственной собственности фонда госимущества Госкомимущества Ирина Барковская в интервью агентству БелТА успокаивает наших топ-менеджеров: «У некоторых наших директоров заводов есть опасения, что российский капитал придет и все скупит. Но мы этого допускать не будем. Хоть мы и объявили массовую приватизацию, но подход к ее осуществлению будет индивидуальный. Будем смотреть, насколько это значимое для нас предприятие и какова заинтересованность в нем инвесторов. Также будем определяться и с каждым конкретным инвестором — при создании ОАО либо потом при продаже акций, чтобы знать, какой пакет акций им предложить».

Формулировка «индивидуальный подход» может подразумевать многое — от точных расчетов целесообразности того или иного процесса до отсутствия единых прозрачных правил для всех. Не потому ли некоторые эксперты опасаются продолжения тенденции «закрытой» приватизации для избранных участников, примеры которой уже наблюдались в последние годы. Удастся ли нам избежать волны коррупции, захлестнувшей Россию и некоторые другие страны в процессе распродажи госсобственности?

Есть некоторые технические вопросы, от решения которых в немалой степени зависят итоги приватизации. Так, И.Барковская заявила, что к оценке приватизируемых предприятий могут быть привлечены риэлтерские и оценочные фирмы. Но в соответствии с Указом Президента от 13.09.08 № 615 оценка стоимости госимущества для совершения с ним сделок и (или) иных юридически значимых действий должна проводиться только государственными оценщиками. Независимой оценки, принятой во всем мире, наше законодательство здесь не предусматривает. Впрочем, как и в случае с Белтрансгазом, этот вопрос тоже может решаться в индивидуальном порядке. На сей раз — массово.

К тому же заинтересованность инвесторов тоже понятие весьма индивидуальное. У нас зачастую рассчитывают, что новые акционеры возьмут на себя обязанность по кредитованию предприятия, снабжению его сырьем и обеспечению сбыта. А вот желание инвесторов участвовать в управлении и получать дивиденды во внимание принимается не всегда. Изменится ли эта тенденция?

По словам И.Барковской, на некоторое время сохранится влияние государства, в распоряжении которого останутся пока контрольные пакеты акций. Продаваться будет до 25% акций каждого эмитента. «Как правило, такие пакеты уже интересуют инвесторов, это дает им реальную власть в созданном обществе», — уверяет она. Да, формально даже 20% акций означает зависимость общества. Но реальностью она становится, если в данном АО ни у кого нет контрольного пакета. Иначе за его обладателем останется право решать большинство ключевых вопросов, будь то избрание наблюдательного совета, назначение исполнительных органов, выплата дивидендов и т. п. Повлиять на те или иные решения миноритарии смогут, если такая возможность заложена в уставе АО. Но на изменение устава тоже нужно иметь большинство голосов. Впрочем, не будем забывать, что большинство АО сохранит ведомственную подчиненность, а значит, кто бы ни владел контрольным пакетом, влияние государства сохранится еще долго. Поэтому экономист Леонид Злотников в интервью БелаПАН предположил, что громко заявленная приватизация может стать формальной. В качестве примера эксперт привел Минский часовой завод «Луч». «Там нет доли государства, но оно командует, что делать, увеличивает производство часов на склад, ищет инвестора», — отметил Л.Злотников.

С другой стороны, среди предприятий, намеченных к приватизации, и АО, чьи акции будут продаваться, немало таких, чье нынешнее финансовое положение не внушает оптимизма. Есть и такие, благополучие которых в последние годы определялось мерами господдержки — налоговыми и таможенными льготами, дотациями из бюджета и кредитами под гарантии государства. Сохранятся ли эти преимущества в ходе приватизации? И.Барковская не исключила, что государство продолжит помогать особо значимым производствам. Но какова будет цена такой помощи? Ведь одним из ее условий до сих пор часто было как раз увеличение доли государства в уставном фонде. Вдобавок согласно Указу от 28.12.2005 № 637 предприятия обязаны отчислять в бюджет часть прибыли от находящихся в республиканской и коммунальной собственности акций (долей в уставных фондах) хозяйственных обществ. Таким образом, по акциям, принадлежащим государству, доход гарантирован. Недаром постановлением Совмина от 18.06.2008 № 902 запланировано обеспечить поступление в текущем году в республиканский бюджет 723,4 млрд.Br от использования госимущества и лишь 9,6 млрд. — от его реализации. Возможно, в законах о бюджете на ближайшие 2 года соотношение изменится. Но не обязательно — ведь продать предприятие можно лишь один раз, а дивиденды или отчисления в фонд национального развития взимать ежемесячно. К чему же торопиться…

Александр ГЕРАСИМЕНКО,
Леонид ФРИДКИН

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях