$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

КАК МЫ ПРОВЕЛИ «ЧЕРНУЮ ПЯТНИЦУ»©

23.12.2014

Надо спасти cash-flow

Меры по стабилизации валютного рынка, вводимые правительством и Нацбанком, мало кому понравятся. Но сегодня это — лучший вариант из множества плохих. Ситуация, складывающаяся в экономике в связи с кризисом в России, заставляет принимать жесткие и непопулярные решения. При этом главная задача — не допустить массового вывода валюты из страны, сохранить денежные потоки и минимизировать потери бизнеса и населения. К сожалению, избежать таких потерь не удастся.

Александр ШКОДИН,

управляющий партнер ВDO в Беларуси.

Налог на покупку валюты отсекает многих покупателей, в т.ч. нерезидентов, от валютного рынка, затрудняет вывод капитала из страны и делает невыгодным перевод рублевых сбережений в валюту. Одновременно резкое повышение ставок по рублевым депозитам и введение срочного гарантированного сберегательного вклада с механизмом индексации при изменении обменного курса рубля возвращает привлекательность рублевых сбережений. Это несколько смягчает проблемы с приобретением валюты.

Срок введения сбора — до 1.02.2015 г. — тоже не случаен. За это время субъекты хозяйствования должны провести работу по переводу расчетов с российскими контрагентами в СКВ или, если они сохраняются в рублях, — по курсу на дату оплаты. Таким образом, за конец декабря–январь необходимо восстановить валютный cash-flow и создать хотя бы минимальную систему хеджирования валютных рисков в дальнейшем. Очевидно, что многим компаниям предстоит существенное снижение объемов выручки, прибыли и уровня рентабельности. Ряд проектов придется приостановить. Но сейчас важнее сохранить бизнесы как таковые, банковскую систему страны и денежные потоки. В противном случае дестабилизация экономики и обвал белорусского рубля неизбежны.

Отмечу, что само по себе введение налога на приобретение валюты нельзя считать девальвацией — их экономическая сущность различна. Во-первых, сумма налога взимается в бюджет. Во-вторых, поскольку официальный курс Нацбанка при этом не меняется, не происходит резкого изменения всех параметров, номинированных в валюте: стоимости товаров, с которой исчисляются таможенные пошлины и «ввозной» НДС, минимальные размеры уставного фонда банков и лизинговых компаний, суммы обеспечения для уполномоченных экономических операторов, выручки и затрат экспортно-импортных операций, ставок арендной платы (там, где они устанавливались в валюте).

При этом у предприятий возникает множество проблем, вызванных 30-процентным увеличением расходов по приобретению валюты для оплаты импорта, командировочных расходов, погашению кредитов в СКВ и процентов по ним. Все это в сочетании с вводимым постановлением Совмина № 1207 замораживанием цен и требованием обеспечить ассортимент потребительских товаров в республике повлечет существенные убытки, изменение стратегии компаний и бизнес-процессов. Неизбежно вновь станут востребованы разнообразные бартерные и зачетные схемы во внешней торговле. Поэтому самое время вспомнить требования Указа Президента от 27.03.2008 № 178 «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций», постановления Правления Нацбанка от 9.07.2009 № 101 «О проведении внешнеторговых операций» и других нормативных правовых актов в данной области. Напомню, что за нарушение требований этих документов ст.ст. 11.36 – 11.40 КоАП установлены довольно серьезные санкции.

Подстегнем инфляцию,

чтобы избежать девальвации?

Теперь можно ожидать два варианта развития событий: валюта в обменниках появится или ее не будет. Плохо и то и другое.

Ирина КОЛЕСНИКОВА,

финансовый директор

Второе стало бы сигналом дефицита валюты, что подстегнет неуправляемый ажиотаж и расцвет черного рынка. Первое означает, что население морально готово к любой девальвации и не откажется от наращивания валютных сбережений и расходов (что не исключает наличия черного рынка, но меньших масштабов). Вариант с наличием в продаже валюты, которую не будут покупать из-за якобы запретительного сбора, на самом деле отсутствует. Пережив третий кризис за 5 лет, народ натренировался выживать в сложных условиях и вполне способен оценить размеры надвигающейся проблемы с учетом масштабов российского фактора.

Какие бы запреты и санкции не вводили власти, для импортеров 30-процентный сбор означает рост затрат, а следовательно, увеличение отпускных цен. Проблема напрямую ложится на плечи покупателей. Интересно, что некоторые импортеры уже поднимают цены в долларах, сохраняя курс. Это пока не очень заметно, но в ближайшей перспективе валютная цена перестанет быть стабильной. В глазах обывателя долларовая инфляция выглядит еще более пугающе, нежели привычная (к сожалению) рублевая. В условиях открытых границ с Россией это приведет к еще большему оттоку валюты из страны.

Экспортеры прочувствуют валютный сбор сильнее всего. Российская экономика уже лет пять дедолларизована, там давно оперируют только рублевыми ценами. Там рынок ожидает прежние цены в своей валюте, а это двукратное снижение в пересчете на СКВ. Давление на цену в таких объемах — тяжкое испытание для наших производителей, которым приходится закупать многие виды сырья, материалов, оборудования, которое «импортозаместить» невозможно. Даже в сельском хозяйстве и мясо-молочной промышленности велика доля закупаемых за границей химикатов и различных составляющих. О бытовой технике и автомобилях страшно вспоминать. В условиях падения цен на нефть даже заработки на нефтепродуктах, и до этого сомнительные, вряд ли радикально уменьшат брешь между потребностями в валюте и ее наличием.

Вряд ли приходится рассчитывать, что, как указано в пресс-релизе Нацбанка, предпринятые меры в большей степени повлияют на привлекательность депозитов в белорусских рублях, чем на реальную инфляцию и соотношение отечественной валюты и СКВ. Неужели регулятор считает, что 50–60% годовых в белорусских рублях по депозитам (если они действительно будут) нивелируют в сознании населения и бизнеса последствия от падения российского рубля в два (на текущий момент) раза и проблем с конвертацией долларов и евро?

Отсутствие кредитов и рассрочки существенно, а в некоторых сферах радикально снижает покупательную способность населения и подрывает и без того скромную емкость внутреннего рынка. С другой стороны, без прямой девальвации белорусские товары становятся непривлекательными на внешних рынках, в частности, на наиболее важном для нас российском.

Цены в долларах на наши товары сильно упасть не могут, т.к. белорусская экономика закупает порядка 70% материалов за валюту. Таким образом, у отечественных экспортеров два нерадостных выхода: работать себе в убыток в надежде на чудесную помощь государства либо повысить цены и ждать затоваривания складов — что тоже приведет к убыткам, но другим путем. Дополнительный налог на экспорт в виде повышения процента доли обязательной продажи валюты только усугубляет эту ситуацию и ускоряет процесс обнищания производителей.

Высокая стоимость денег, которые и ранее были не слишком доступны, не позволит предприятиям качественно маневрировать в самый критичный момент. Уже сейчас происходит процесс сокращения расходов, в частных компаниях начинается подготовка к сокращению рабочих мест. Повышения зарплат соразмерно инфляции не планируется — все хорошо помнят опыт 2011 г. В любом случае основные расходы по выходу из кризиса, как, впрочем, и всегда, лягут не плечи населения.

Но простым затягиванием поясов на сей раз обойтись, скорее всего, не получится. На кризисах научился только народ, а это наука выживания, а не развития. За 20 лет не сделано ничего, что позволило бы в масштабе страны говорить о современной экономике, квалифицированном менеджменте и гибкости, т.е. тех качествах, которые обеспечивают реальную экономическую самостоятельность страны. Остается надеяться, что российская экономика стабилизируется, остановив и наше падение. Ведь тонущий корабль порождает такую громадную воронку, из которой не сможет выплыть наша небольшая лодка, как бы ни гребли в ней матросы, туго затянув спасательные пояса.

Есть чему удивляться

Курсовая политика Национального банка в последние месяцы вызывала лишь удивление. Смешная формула «+10» на фоне обвала национальных валют в России и Украине, спада белорусского экспорта и хлынувшего в страну дешевого российского импорта говорила лишь об одном: внезапной девальвации нам не избежать.

Сергей ВАРИВОДА, заместитель председателя РОО «БНПА», автодилер

То, что несколько месяцев сходило с рук Центральному банку России, никогда не сойдет с рук Нацбанку Беларуси. Девальвационный эффект у нас уже заложен в гены и передается из поколения в поколение.

Однажды в горах я видел, как маленький снежный комок, случайно сорвавшийся из-под ноги альпиниста, перерос в сметающую все на своем пути лавину. С середины осени белорусам стало ясно: вопрос лишь в том, когда сорвется этот ком на финансовом рынке.

На мой взгляд, после ухода российского рубля ниже уровня в 250 белорусских, следовало, разъясняя каждый шаг и демонстрируя обывателю выгоду владения рублевыми сбережениями, начать ослаблять белорусский рубль более высокими темпами.

Если мы готовы сегодня предложить вкладчикам 4% в месяц в рублях, то что мешало ослаблять белорусский рубль при таких вкладах на 2,5–3% в месяц? Это позволило бы удержать ситуацию под контролем. Тогда, но не сейчас. Сегодня это уже не комок, а огромный нависший карниз людского страха, недоверия и ожиданий.

Ожиданий «окна» возможностей для конвертации своих сбережений в валюту. Забавно, правда, при всем недоверии к Западу в случае «шухера» мы все свое самое-самое доверяем западным финансовым системам. У нас не только сбережения, взятки и таможенные пошлины в валюте, но и обещания властей народу.

То, что произошло 19 декабря, видимо, было мерой вынужденной. Очень хочется надеяться, что именно так, а не попыткой силовой демонстрации возможностей нашей системы перед собственным народом и внешним окружением. Но, войдя в лабиринт ограничений и запретов, надо понимать, как из него выходить к 1 февраля. Кто сказал, что паника уляжется, а вкладчики поверят властям? Инвесторами, или, если угодно «спекулянтами», движет жадность и страх, причем второй сейчас явно доминирует.

Вкладчик, вынужденно или добровольно «клюнувший» на 15-дневный депозит под 50% годовых, лишь ждет своего часа — когда будет отменен налог при покупке валюты.

Если мы хотим, чтобы хоть какая-то часть этих вкладчиков «под 50%» осталась в рублевом пространстве, то уже сейчас необходимо предложить депозиты с фиксированной ставкой на 6–9 месяцев. Но это лишь ускорит нарастание «депозитной пирамиды» и придет к резкому скачку кредитных ставок для реального сектора.

Другой вариант: ускоренное ослабление курса рубля. Это позволит предупредить возникновение «черного рынка», множественности курсов, создаст условия для отмены налога при покупке валюты. К сожалению, одновременно будут провоцироваться панические настроения среди населения. Хотя, возможно, все что могли, уже спровоцировали. Да и какая разница — ведь виновники девальвации уже названы.

Продление действия Указа от 20.12.2014 № 607 и постановления Совмина от 19.12.2014 № 1207 на более продолжительный срок забьет последний гвоздь в «крышку гроба» реального сектора. Такое ощущение, что разработчики этих двух документов всю свою злобу за провальную финансово-экономическую политику решили выместить на предприятиях.

Фиксация рублевых цен на фоне скачкообразного увеличения валютных долгов и цен на импорт — жест красивый, но катастрофический по своим финансовым последствиям. Видимо, так хотелось сделать побольнее импортерам.

Впервые на моей памяти подобный налог (по сути своей сбор за покупку валюты) не относится на затраты или внереализационные расходы. Теперь для компенсации потерь импортеру следует увеличить маржинальную прибыль на 36,6%. Так кто ж ему даст сохранить нормальную температуру, когда экономика настолько перегрелась?

Предвижу, что деловая активность сейчас пойдет на спад. Продажи автомобильных дилеров просто рухнут. При этом граждане будут продолжать «тягать» автомобили из России. Не зря же нас посол РФ Суриков похвалил за «правильную политику»: серьезно белорусы поддержали российский бизнес и автопром. При этом дипломат не упомянул, что Россия отгородилась от реэкспорта автомобилей из Беларуси еще с 1 января 2014 г., введя минимальные требования соответствия автомобиля экологическому классу Евро-5. В Беларусь же из России везут сегодня весь хлам, включая автомобили Евро-0.

На мой взгляд, Нацбанку необходимо немедленно по упрощенной процедуре вернуть автодилерам разрешения на право торговли за валюту. Ведь цены на импортные автомобили растут, а курс в обменнике нет.

Меры по ограничению вывоза валюты в Россию, о которых многие месяцы Белорусской автомобильной ассоциации (БАА) и БНПА просили правительство, необходимо реализовать хотя бы сейчас. Ведь по оценкам БАА, только в ноябре граждане вывезли из страны не менее 200 млн. USD при покупке машин. Что-то подобное мы наблюдали в 2011 г. И тогда, кстати, в обвале валютного курса тоже обвиняли население.