$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

КАК ГОСУДАРСТВУ ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ БИЗНЕСА©

10.02.2015

Проект программы действий правительства Беларуси на 2015 год вызвал неоднозначную реакцию делового сообщества. За набором правильных лозунгов и деклараций трудно разглядеть, какие конкретно меры будут приняты и принесут ли они ожидаемый эффект. Своим мнением о проекте и перспективах его реализации делится председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) Александр ШВЕЦ.

— Александр Иосифович, как вы оцениваете проект программы действий правительства на текущий год?

— Одна из главных целей программы — достижение макроэкономической сбалансированности, снижение негативного влияния внешних шоков на валютный рынок. По заявлениям правительства и Нацбанка, ими найден консенсус в подходах по обеспечению макроэкономической сбалансированности, определен уровень инфляции (18 + 2%), на который следует ориентироваться. Часть экспертов склоняется к тому, что инфляция на уровне 18% может быть достигнута даже в условиях слабопрогнозируемой курсовой политики. Как мы поняли из пояснений председателя правления Нацбанка Павла Каллаура, ситуация с курсообразованием белорусского рубля в первую очередь зависит от цен на нефть и состояния российского рубля.

Можно только одобрить намерения Нацбанка поддерживать ликвидность банков не с точки зрения государственного протекционизма, а на рыночных принципах. Планируется, что все банки будут иметь равный доступ к аукционам поддержки ликвидности. Это вызывает серьезное уважение и надежды.

Заслуживает положительной оценки и курс на дедолларизацию экономики. Мы ждем решения вопросов, которые на поверхности: перевод ставок аренды и других платежей в белорусские рубли. Я надеюсь, это произойдет в ближайшее время. Но восстановление доверия к национальной валюте — процесс долгий. Население бегает по обменникам за долларами и евро, т.к. хочет сохранить сбережения с определенной покупательской способностью, а белорусский рубль такой возможности не дает, несмотря на гигантские проценты по депозитам. По нашему мнению, нынешняя депозитная политика — путь к еще большим проблемам.

При таком неустойчивом отношении к национальной валюте мы имеем большие страновые риски: население вкладывает средства только в один понятный ему инструмент — в СКВ. Государство пока не предложило иные альтернативы. Сегодня попытки проведения «народных IPO» обречены на отрицательные результаты. Населению, по сути, дается выбор: купить, к примеру, акции на 10 млн. Br при нынешнем отношении к частной собственности, к миноритарным акционерам, при непонятном менеджменте и получить дивиденды из прибыли или положить эти же деньги на депозит под гарантированные 50%. Естественно, выбирается то, что проще и понятнее. Депозиты обязаны вернуть в любое время в соответствии с законодательством и договором, их сохранность гарантирована государством. А как продать акции? Поэтому требуется кропотливая работа, чтобы финансовые вложения вызывали доверие у населения и обеспечивали стабильный и достаточно высокий доход. И гарантировать это, хотя бы на первых порах, должно государство, если оно инициировало проведение IPO.

Цель диверсификации экспорта понятна, но ее невозможно достичь в краткосрочном периоде, а в среднесрочном — этим надо заниматься системно, и результат станет заметен не сразу.

Актуальна модернизация системы управления экономикой. ГКИ прорабатывало этот вопрос, предлагая поделить все госпредприятия на две группы: первой придется работать в реальных рыночных условиях, а вторая, получающая дотации, должна управляться на других принципах. Управлять собственностью должен не Минпром, а ГКИ. Совершенствование структуры управления промышленными комплексами требует создания министерства промышленной политики. Но если ему по-прежнему будут ставиться задачи по текущей деятельности, то ничего не изменится.

Что касается поддержки предпринимательства, то приятно, что такой пункт в программе есть. Перечень мер достаточен, но я не увидел механизма квотирования закупок госпредприятиями у МСБ. Говорится о том, что будут развиваться механизмы гарантийно-кредитной поддержки, но малому бизнесу необходима промышленная кооперация с крупными предприятиями. Поэтому и нужна минимальная квота в закупках (не меньше 5%), чтобы дать импульс развитию МСБ.

Что касается диалога бизнеса и власти, то в программе не сформулировано, как он будет вестись. Прописана активизация роли общественно-консультативных советов, но опыт говорит о том, что такие советы или вообще не проводятся или проводятся нерегулярно, при этом мнение бизнеса не принимается во внимание. Поэтому есть вопрос: как сделать так, чтобы позиция бизнеса, непринятая тем или иным министерством, могла быть транслирована в правительство, вице-премьеру, курирующему это направление.

БНПА отстаивает интересы частных промышленных компаний, которые практически не пользуются дотациями. Главная задача — установление конструктивного диалога власти и бизнеса, соблюдение его интересов при принятии решений, особенно тех, которые могут иметь негативные последствия. Мы будем бороться за то, чтобы были площадки для реального и эффективного диалога, чтобы росла роль консультативных советов при министерствах, чтобы позиции бизнеса принимались к рассмотрению, учитывались при разработке государственных документов.

Нужно пересмотреть мотивацию руководителей районов к развитию МСБ на своей территории. До сих пор для них важнее посевная и уборочная кампании, надои и привесы, работа крупных предприятий. А надо создать заинтересованность руководства районов в приросте частного предпринимательства, которое пополняет местный бюджет, и добиться, чтобы Минфин впоследствии не уменьшал субсидии на эти суммы.

— Программа действий белорусского правительства не называется антикризисной. Свидетельствует ли это о том, что власти не оценивают ситуацию как серьезную угрозу экономике?

— Думаю, что сегодняшняя ситуация расценивается вполне серьезно. Но программа действительно носит общий характер и не является антикризисной. Однако я бы не сравнивал нашу программу с российской, потому что там выделены конкретные деньги, а у нас все в большей степени декларативно. Мы все же ждем более детального ее наполнения и выделения средств на эти цели.

— Возможно ли придание нового импульса Директиве № 4 после событий декабря–января?

— Это нужно, раз глава государства подписал Директиву № 4, а она через четыре года в значительной мере не исполнена. Поэтому новое правительство должно переоценить ее нормы, хотя бы с точки зрения исполнительской дисциплины. Поэтому «перезагрузка» здесь необходима.

— Какие убытки понес бизнес в результате девальвации?

— Каждое предприятие по-своему считает эти убытки. Главное в том, что правительство неуважительно отнеслось к бизнесу. Понятны риски и ожидания, которые привели к девальвации. Но искусство государственного управления требует наличия таких инструментов, с помощью которых любые макроэкономические потрясения, даже неизбежные, не проскакивали разумный рубеж, который является оптимальным. Введение сбора, который относился на прибыль в ситуации конца года, квартала, когда идут расчеты с партнерами, было излишним.

— Каково ваше отношение к новым условиям кредитования, сформулированным Нацбанком?

— Руководитель Нацбанка заявил, что мы должны восстановить кредитование, потребительские кредиты не могут быть дешевыми, будет идти работа по рыночно обоснованному снижению ставок. Но жесткая монетарная политика на современном этапе не может соседствовать с либерализмом . Она означает существенные препятствия для роста внутреннего спроса, поэтому условия кредитования будут жесткими.

— Может ли улучшение управления госсобственностью заменить массовую приватизацию?

— Если массовая приватизация невозможна по причине политической позиции главы государства, то остается выбирать варианты улучшения управления госсобственностью. Цель, которая стоит перед белорусской экономикой, — повышение ее эффективности и конкурентоспособности. Исходя из этого и глядя на конкретные предприятия, нужно ответить на вопрос: можно ли достичь такой цели при нынешней системе управления? Если скорее нет, то задаем следующий вопрос: можно ли изменить эффективность при сохранении формы собственности, социальных обязательств, вмешательстве государства в операционную деятельность предприятий? Если нет — тогда необходима осмотрительная приватизация на заданных государством условиях. Безусловно, в частные руки нужно отдавать «лежачие» предприятия. Когда приватизация каких-то объектов невозможна, давайте попробуем улучшать управление собственностью. Может быть, это до определенной степени повысит эффективность. Косметический ремонт все же лучше, чем оставить все как есть.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях