$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

КАК ДЕВАЛЬВАЦИЯ СЪЕДАЕТ ЭКСПОРТ©

10.10.2014

Наша страна выполняет обязательства перед Россией по поставкам продовольствия без реэкспорта и ценовых манипуляций, несмотря на потери от девальвации российского рубля, заявил журналистам министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц.

Введенное российскими властями эмбарго на поставки продовольствия из США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии вселило в белорусских чиновников и аграриев надежду не только на существенное увеличение объемов экспорта в РФ. Ставится вопрос и об изменении его условий, которые до сих пор в известной мере ограничивали экспансию белорусских продуктов в Россию. Если это произойдет, то вся политика наращивания экспортного потенциала АПК, включающего 1,4 тыс. крупных сельхозпредприятий и 2,5 тыс. крестьянско-фермерских хозяйств, а также масштабные инвестиции в село могут оказаться оправданными. Сегодня объемы сельхозпроизводства с избытком обеспечивают потребности республики в основных продуктах питания. Поэтому речь идет уже не об обеспечении продовольственной безопасности страны, а о необходимости максимального освоения внешних рынков. Ведь судя по расчетным балансовым показателям прогноза социально-экономического развития, 35,7% производимой у нас мясной продукции и 51,2% молочной (в пересчете на молоко) должно поставляться на экспорт. Основные надежды при этом традиционно связывают с восточным соседом. Между тем удельный вес Беларуси в аграрном импорте РФ не превышает 8%.

В свою очередь, в аграрном импорте Беларуси более 25% объема составляет российская продукция. Это свидетельствует о сбалансированности товарных потоков между двумя странами, полагает Л.Заяц, а также о нецелесообразности квотирования поставок в союзном государстве. Например, в 2014 г. поставки молока из Беларуси в Россию согласованы в объеме 3,1 млн. т, мясной продукции — 350 тыс., сахара — 250 тыс. т.

Подобные ограничения противоречат духу и смыслу евразийской интеграции, уверены в Минске. Взаимный импорт продовольствия в «тройке» ежегодно составляет 45 млрд. USD. Например, Россия при потребности внутреннего рынка сыров в объеме 800 тыс. т половину ввозит из третьих стран. При таком потенциале импортозамещения Беларуси и России необходимо отказаться от составления продовольственных балансов поставок и на взаимной основе снять всякие ограничения на допуск продуктов питания на рынки друг друга, считает министр.

Введя санкции против западного продовольствия, российские власти вынуждены были искать ему замену, в т.ч. в Беларуси. Это позволило увеличить балансы на текущий год, например, по поставке в РФ говядины — на 5%, птицы — на 16%, молочной продукции — в 1,4 раза, в т.ч. сыров — на 70%. Уже в августе наблюдался всплеск экспорта: мяса птицы — на 15% больше, чем в аналогичном периоде 2013 г., до 5,3 тыс. т, сливочного масла — на 48% (9 тыс. т), сыров — на 41% (17,5 тыс. т.

В целом экспорт молочной продукции вырос на 12,6%, что соответствует увеличению ее ежедневных поставок на российский рынок в среднем на 1600 т по сравнению с прошлым годом, а до конца года Минсельхозпрод надеется достичь здесь увеличения на 40%. Предпосылки для этого имеются: общий объем импорта молочных продуктов в Россию в пересчете на молоко без стран Таможенного союза в сентябре т.г. упал почти в 5 раз по сравнению с сентябрем прошлого года, т.е. с 500 тыс. т до 95 тыс. т. В то же время, по данным ФТС РФ, за 8 месяцев объем физических поставок мяса из стран СНГ в Россию вырос на 9%, а за 9 — уже на 17% в годовом выражении, тогда как его стоимость в августе выросла на 56%. Еще интереснее ситуация со сливочным маслом: импорт в физическом выражении за январь–сентябрь вырос на 28%, а в стоимостном — на 83%.

При этом белорусские чиновники категорически отрицают, что рост поставок обеспечивается реэкспортом западного продовольствия. Например, в белорусской рыбной продукции министр не видит норвежских «корней». По его словам, в Беларуси импортом и переработкой морской рыбы и торговлей рыбопродукцией занимаются 8 предприятий, из которых 5 ориентированы на внутренний рынок, а 3 — на экспорт в РФ. При этом в текущем году в республике приобретено сырья всего на 1,4 тыс. т больше, чем за аналогичный период 2013 г.

Два белорусских предприятия специализируются на разделке лосося на филе, дальнейшая переработка которого ведется уже в России. Кроме того, промежуточной переработкой рыбы у нас занимается ряд СП, созданных здесь крупными компаниями из РФ. Поэтому в продаже норвежского лосося в белорусской упаковке в российских торговых сетях нет ничего удивительного, полагает Л.Заяц. Готовый продукт имеет иной код ТН ВЭД ТС, чем у рыбы, ввезенной из Норвегии, с норвежскими компаниями и Россельхознадзором есть полное взаимопонимание, все требования таможенного, ветеринарного и фитосанитарного законодательства исполнены. Так что дополнительный контроль за количеством и качеством ввозимой из Беларуси продукции, по мнению министра, не требуется.

Несколько омрачают радость по поводу эскалации поставок продовольствия в Россию финансовые результаты. Если в физическом выражении они растут, то в долларовом эквиваленте — снижаются из-за девальвации российского рубля. По этой причине наши экспортеры в январе–августе 2014 г. недополучили около160 млн. USD, признал Л.Заяц. Тем не менее они придерживаются согласованных условий поставок. Министр подчеркнул, что наши предприятия не могут считаться виновниками подорожания продовольствия в России, тем более что экспортная продукция реализуется через Белорусскую универсальную товарную биржу, и цены там определяются исходя из спроса.

Например, поставляемый в РФ сыр подорожал всего лишь на 5%. В то же время цены по ряду других позиций белорусского экспорта, как показал анализ Минсельхозпрода, не только не выросли, а даже снизились, в частности, на говядину, мясо птицы, сухое молоко (как на цельное, так и на обезжиренное), цельномолочную продукцию, масло. Между тем в самой России и официальные органы, и независимые источники отмечают в августе–сентябре резкое увеличение цен. Это заставило Минэкономразвития РФ увеличить свой прогноз роста продовольственной инфляции с 7,2–7,4% до 12–13% центов.

Однако, судя по заверениям наших чиновников, белорусские предприятия не намерены «наживаться» на дефиците у соседей и не могут рассчитывать на компенсацию потерь от девальвации российского рубля — каких-либо источников в казне для этого не предусмотрено. По мнению министра, уровень рентабельности у экспортеров и так достаточен, господдержка АПК и промпредприятий ограничена законодательством Таможенного союза и ЕЭП. Заметим, что плановая рентабельность продаж и реализации у нас считается не по чистой прибыли, а от прибыли от реализации продукции, так что потери от отрицательных курсовых разниц здесь не учитываются. Но конечный финансовый результат от экспорта продовольствия в Россию еще может преподнести неожиданные сюрпризы. Впрочем, у этой проблемы есть простое решение: избежать валютных рисков, формируя цены и устанавливая расчеты в СКВ.

Иван МИХАЛЕВИЧ