$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

ИЗ ЮРИСТОВ В АДВОКАТЫ

17.01.2012

Активное обсуждение проекта Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее — Закон) (см. «ЭГ» № 99 за 2010 г., № 26 за 2011 г.) завершилось его принятием в конце декабря. При этом в Законе осталась наиболее спорная норма, запрещающая юристам-хозяйственникам представлять интересы клиентов в хозяйственных судах. Свое мнение о последствиях этого шага высказывает директор ООО «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ» Илья ЛАТЫШЕВ.

 

Главные новшества принятого закона — это сохранение юристов-хозяйственников «как класса». Переводить их поголовно в адвокатуру не будут, но доступ в хозяйственные суды закроют. Это произойдет через год после вступления Закона в силу, на которое отведено три месяца после его опубликования.

 

Соответственно, у нас есть еще время, чтобы решить: переходить в адвокатуру или отказаться от одного из направлений своей работы — у многих наиболее активного и востребованного.

 

Правда, для юристов, аттестованных Минюстом, переход в адвокатуру несколько упрощен. Вместо полного квалификационного экзамена достаточно сдать лишь экзамен по уголовному, жилищному, семейному праву, уголовному процессу и Правилам профессиональной этики адвоката.

 

До сдачи экзамена в любом случае придется пройти стажировку в адвокатуре: 3–6 месяцев — для лиц, имеющих 3 года стажа работы, для остальных — 6–12 месяцев. По итогам стажировки дается заключение о готовности стажера к осуществлению адвокатской деятельности, которое наряду с иными документами Минюст рассматривает в месячный срок, а затем принимается решение о допуске (либо недопуске) претендента к сдаче экзамена. Таким образом, практикующим юристам-хозяйственникам придется пройти несколько этапов отбора, на каждом из которых есть риск отсева.

 

Исключение делается лишь для юристов со стажем оказания юридических услуг на основании свидетельства об аттестации не менее 5 лет — в течение года после вступления Закона в силу. Для них Минюсту предстоит определить порядок приобретения статуса адвоката без стажировки и экзамена. Получив этот статуc, можно будет заниматься адвокатской деятельностью без согласования с советом территориальной коллегии адвокатов.

 

Юристам-хозяйственникам, ставшим адвокатами, придется выбирать: работать индивидуально, в юридической консультации или создавать адвокатское бюро. Для первого и третьего вариантов Закон вводит специальный ценз: стаж работы в качестве адвоката или лица, оказывающего юридические услуги на основании свидетельства об аттестации юриста, не менее 3 лет. В противном случае работать можно будет только в юридических консультациях, создаваемых территориальными коллегиями адвокатов.

 

Кроме того, чтобы работать индивидуально или учредить адвокатское бюро, потребуется согласование с советом территориальной коллегии адвокатов, в котором может быть отказано, скажем, потому, что это «будет препятствовать обеспечению доступности на соответствующей территории юридической помощи по уголовным делам по назначению через территориальную коллегию адвокатов по требованию органа, ведущего уголовный процесс, либо противоречить иным требованиям настоящего Закона». В чем заключается такое «препятствие» — непонятно. Казалось бы, наоборот, что чем больше на определенной территории адвокатов или адвокатских бюро, тем доступнее правовая помощь. А уж формулировка «противоречить иным требованиям настоящего Закона» вообще дает полную свободу действий тем, от кого зависит согласование.

 

Индивидуальная адвокатская деятельность

 

Согласно Закону адвокат, работающий индивидуально, должен иметь помещение, пригодное для осуществления адвокатской деятельности, принадлежащее ему на праве собственности, аренды или ином законном основании. Возможность использовать для этого свое жилое помещение не предусматривается. Стало быть, придется арендовать офис, что, несомненно, увеличит расходы адвоката.

 

Несколько облегчает ситуацию возможность использовать помещение для осуществления адвокатской деятельности совместно несколькими адвокатами-«индивидуалами». Однако такой вариант на практике реализовать сложно. Арендодатели не поймут «множественность лиц на стороне арендатора», передача помещения в субаренду одним адвокатом другому невозможна (и тот и другой не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность), а по договору безвозмездного использования не имеет смысла.

 

До начала осуществления адвокатской деятельности индивидуально адвокат обязан зарегистрироваться в Минюсте и получить свидетельство. Смысл такой регистрации непонятен. Ведь и без того адвокаты должны получить лицензию, вступить в территориальную коллегию адвокатов, а сведения об адвокатах подлежат включению в специальный Реестр, который ведет Минюст. Зачем тогда еще одна регистрация и потеря времени на получение еще одной бумаги — вопрос риторический.

 

Зато индивидуально практикующие адвокаты, в отличие от индивидуальных предпринимателей, вправе привлекать физических лиц по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам, причем без ограничения по количеству и степени родства. Правда, не уточняется, можно ли таким образом нанимать иных адвокатов. С одной стороны, в Законе это прямо не запрещено, а с другой — из ряда его норм можно сделать вывод о том, что нанимать адвокатов может только адвокатское бюро.

 

Адвокатские бюро

 

Их деятельность тоже вызывает ряд вопросов. В ст. 31 Закона не указаны ни характер организационно-правовой формы адвокатского бюро, ни его название, состав учредителей (партнеров), уплачиваемые налоги и т.д. Закон все так же называет адвокатское бюро некоммерческой организацией, не уточняя, к какому их виду оно относится. Неясно, может ли адвокатское бюро называться иначе, чем по именам партнеров, но не допускается возможность того, что учредителем (партнером) адвокатского бюро выступит не адвокат.

 

В одной из первых редакций законопроекта говорилось, что средства, поступившие от оказания юридической помощи, после уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей направляются в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и уставом адвокатского бюро, на оплату труда партнеров и выплату им вознаграждения за управление деятельностью адвокатского бюро, оплату труда адвокатов, не являющихся партнерами, и иных работников, возмещение расходов на содержание адвокатского бюро, укрепление его материально-технической базы и иные цели, указанные в уставе.

 

В принятом Законе данная норма приняла вид: «средства, поступившие от оказания юридической помощи, кроме уплаченных в установленном порядке налогов, сборов и других обязательных платежей в республиканский и (или) местный бюджеты, а также в государственные внебюджетные фонды, направляются в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и уставом адвокатского бюро, на:…».

 

В то же время ст. 329 НК в редакции, действующей с 1.01.2012 г., предусматривает освобождение как коллегий адвокатов, так и адвокатских бюро от установленных НК налогов, сборов (пошлин). Но тогда зачем было изобретать хитрую, но непонятную формулировку в нашем Законе? Не проще ли было прямо написать, что из средств, поступивших от оказания юридической помощи, адвокатские бюро налоги, сборы (пошлины) не платят?

 

***

 

Таковы основные положения Закона, касающиеся юристов-хозяйственников. Их «свежая кровь» вряд ли вольется в адвокатуру в объеме, необходимом для принципиального изменения и улучшения ее работы. А вот запрет на представительство в хозяйственных судах слишком больно ударит по всем участникам рынка юридических услуг: и по самим юристам, и еще в большей степени — по их клиентам.

 

Юристы-хозяйственники давно поднимали вопрос о проблеме невозможности для них представлять интересы своих клиентов — субъектов хозяйствования в общих судах. Таких споров в общей массе клиентских заказов было относительно немного, но они случались. Например, споры с работниками или дела, связанные с интеллектуальной собственностью, уже около 10 лет такие дела рассматривает специальная коллегия Верховного суда, входящего в систему общих судов.

 

Соответственно, частно практикующий юрист или юридическая фирма, обслуживающая субъекта хозяйствования и ведущая все его юридические вопросы, сталкиваясь с делом в общем суде, должны были объяснять клиенту, что они могут провести всю досудебную подготовку дела, но в суде представлять его интересы вправе только адвокат, на которого придется нести дополнительные расходы.

 

Такой запрет юристы-хозяйственники считали надуманным и искусственным и пытались добиться его отмены. Временами казалось, что они близки к успеху — однако вместо этого получили очередной запрет. На сей раз уже на «исконно свой» кусок работы: представительство в хозяйственных судах. Эта проблема, по нашему мнению, носит более глобальный характер, чем в случае с общими судами.

 

Во-первых, количество хозяйственных споров в десятки, а то и в сотни раз больше, чем в общих судах с участием субъектов хозяйствования. Во-вторых, за два десятка лет существования устоявшейся в Беларуси двухзвенной системы правовой помощи исторически сложилось, что хозяйственными спорами занимаются юристы-хозяйственники, а всеми остальными — адвокаты. Да, среди последних есть и те, кто специализируется на хозяйственных спорах. Но их от силы несколько десятков, а специализированных юрконсультаций — не больше десяти. Будут ли они в силах профессионально и своевременно выполнять тот объем работы, который сейчас закрывают полторы сотни юридических фирм, в которых работает более тысячи аттестованных юристов, и около 500 юристов-лицензиатов? Хватит ли для этого нынешнего уровня материального и технического оснащения юридических консультаций? Смогут ли клиенты юрфирм, привыкшие к определенному уровню сервиса и качества услуг и наладившие со своими юристами личные доверительные отношения, сломать устоявшиеся стереотипы и обратиться за услугами в адвокатуру, а не к юристам, с которыми они работали не один год?

 

Ответы на эти вопросы мы узнаем лишь через 1--2 года, когда введенный Законом «Об адвокатуре» запрет заработает в полную мощь.