$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ИСПЫТАНИЕ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬЮ

05.04.2011

Бурные события на валютном рынке в марте сменились ожиданием. Нацбанк пообещал ничего не предпринимать сверх ранее принятых решений по регулированию валютного рынка. По мнению финансовых властей страны, все необходимое уже сделано. Остается ждать, когда ситуация успокоится — с получением российских кредитов или каких-нибудь других инвестиций. При этом остается неизвестным, на каких условиях республика может получить деньги и даст ли это положительный эффект.

Между тем начало марта было вполне спокойным. Месяц открылся курсом в 3020 Br/USD, затем в течение трех сессий курс снижался, 4 марта составив 3015 Br/USD, и далее плавно рос до 3028 Br/USD на фоне чистого спроса за 9–11 марта в 26,3 млн. USD. Однако курс удержали и даже стали снижать до 3019 Br/USD к 22 марта на фоне отсутствия спроса и чистого предложения (обязательная продажа) в 41,3 млн. USD. В течение последних четырех сессий торгов спрос оказывался выше предложения, что привело к росту курса за неделю на 26 Br, до 3045 Br/USD.

За последовательным введением ограничений на валютном рынке началось беспокойство субъектов хозяйствования и населения, что подстегнуло спрос. В ответ на это с 16 марта власти ввели 30-дневное резервирование средств на покупку валюты, и биржа в буквальном смысле «умерла». Пока спрос там неделю оставался нулевым, население и субъекты хозяйствования всеми мыслимыми и немыслимыми способами пытались добыть валюту. Девальвационные ожидания резко усилились, порождая ажиотаж и спекуляции.

В течение марта совокупный спрос на доллары составил 347 873 тыс. USD, предложение — 419 294 тыс. USD. Таким образом, чистое предложение равнялось 44 421 тыс. USD. Объем торгов оказался и вовсе на уровне 434 334 тыс. USD и превысил спрос на 59 461 тыс. USD. В среднем за сессию соответствующие показатели выглядят следующим образом: спрос — 17 851,1 тыс. USD, предложение — 19,97 млн. USD, чистое предложение — 2,115 млн., объем сделок — 20,7 млн. USD. При этом объем сделок превысил спрос на 2,8 млн. USD. Всего за месяц курс доллара к рублю увеличился лишь на 0,83%, а его волатильность составила 1%.

Гораздо меньше внимания уделялось сдерживанию евро, поставившему на последней сессии новый исторический рекорд и укрепившемуся к рублю с начала месяца на 3,5%. При этом за март совокупный спрос составил 252,98 млн. EUR, предложение — 222,3 млн., а чистый спрос — 30,7 млн. Объем торгов составил 290,8 млн. EUR, а объем сделок превысил спрос на 37,8 млн. В среднем за сессию спрос достигал более 12 млн. EUR, предложение — 10,6 млн., а чистый спрос — 1,46 млн. Объем сделок составил 13,8 млн. EUR, превысив спрос на 1,8 млн.

Движение курса отражало ситуацию на бирже достаточно опосредованно. На европейской валюте ограничения Нацбанка отразились в меньшей степени. Курс на первой сессии марта сложился на уровне 4172 Br/EUR, а на последней уже достиг 4318.

После 15 марта существенно снизился спрос на евро, однако торги продолжались. Нулевой спрос наблюдался с 23 марта на пяти последних сессиях. Валюта доставалась в основном стратегическим предприятиям, на которые не распространялись ограничения по 30-дневному резервированию.

В целом биржевая динамика курса отражала движения пары евро/доллар на Forex. От минимума в 4158 Br/EUR на 2 марта курс достаточно уверенно рос до 22 марта — 4298, а затем с небольшими дневными колебаниями до 4318. Волатильность евро в марте составила 3,85%, что в принципе немного, особенно в сравнении с предыдущими месяцами. Кросс-курс пары на бирже со 2 марта также последовательно рос с 1,3768 до 1,4232 на 22 марта и к концу месяца достиг 1,4213, так и не добравшись до месячного максимума. Восходящий тренд и предсказания аналитиков о росте пары до 1,45–1,5 позволяют ожидать дальнейшего повышения курса евро вне зависимости от ситуации на внутреннем валютном рынке Беларуси.

Несмотря на существенный разрыв между официальными данными и реальной ситуацией, Нацбанк полностью исключает возможность разовой существенной девальвации, однако при необходимости готов «рассматривать и реализовывать иные меры, которые позволят скорректировать внешний дисбаланс и обеспечить устойчивость внешних позиций в краткосрочной и среднесрочной перспективе». Поскольку предыдущие меры, включая расширение коридора возможного отклонения от официального курса на внебиржевом рынке с участием юрлиц с +/–2% до +/–10%, ни к чему не привели, остается лишь ждать. Пока же на теневом рынке курс доллара превышает официальный на 25%.

Таким образом, введение дополнительных ограничений не способствовало стабилизации ситуации, а наоборот, усилило разбалансировку рынка. Оценить ее в полном объеме мы сможем только после появления макростатистики за март. Пока, впервые за долгие месяцы, предложение долларов на бирже существенно превысило их спрос за счет обязательных продаж и «замораживания» спроса. Однако вопреки законам курсообразования даже официальный курс доллара не только не снизился или, в крайнем случае, остался на месте, но и вырос за месяц почти на процент. Две другие валюты корзины «подгоняются» под доллар через Forex, а запасы долларов становятся все меньше. Население и предприятия резко повышают текущее и отложенное потребление в условиях дефицитного предложения.

Теперь власти возлагают все надежды на поступление денег из Москвы — 1 млрд. USD правительственного кредита РФ и 2 млрд. — из антикризисного фонда ЕврАзЭС. При этом до сих пор неизвестно, поступят ли эти деньги в апреле и на каких условиях. Заявления о том, что они будут такими же, как и при получении кредита stаnd-by от МВФ, выглядят неубедительно. Тогда условием выделения денег было проведение структурных реформ, включая приватизацию, ужесточение денежно-кредитной политики, укрепление независимости Нацбанка, избавление его от непрофильных активов и т.п. Разумеется, пообещать то же самое можно и Кремлю. Но у россиян, в отличие от МВФ, гораздо больше рычагов воздействия на Минск в случае невыполнения программы. Правда, первые сигналы грядущих мер уже поступили — это и обещание главы государства сократить господдержку АПК, и заявления правительства о замораживании размера пенсий до конца года.

Возможны ли иные заимствования? После того как ведущие мировые рейтинговые агентства понизили суверенные рейтинги Беларуси, дальнейшие выпуски облигаций обойдутся слишком дорого. Вряд ли инвесторов убедят заявления белорусских властей о том, что выводы S&P, Moody’s и Fitch «не соответствуют реальному положению дел в экономике республики». Тем не менее Нацбанк, помимо кредитов, надеется на «переговоры с крупными иностранными инвесторами о реализации ряда инвестиционных проектов».

Впрочем, не исключено, что ожидаемых поступлений хватит ненадолго, и напряженность на валютном рынке сохранится. Ведь только за январь–февраль 2011 г. физлица купили в обменных пунктах более 1,7 млрд. USD. Так что обеспечивать рост золотовалютных резервов до запланированных 9–10 млрд. USD будет непросто. Лучшим сигналом для отмены ограничений на валютном рынке стало бы не накопление очередных долгов, а улучшение состояния экономики.

Константин АЛЕХИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях