$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ВЭД

ИСКУССТВО ТРАНСФЕРТНОГО ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ©

05.06.2015

 

На международной практической конференции «Трансфертное ценообразование: современный этап, национальная и международная практика, перспективы развития», организованной Министерством по налогам и сборам РБ с участием представителей налоговых служб России и Казахстана, обсуждалось применение относительно новых для нашей страны норм налогового законодательства.

Открывая конференцию, министр по налогам и сборам Сергей Наливайко отметил важность изучения мирового опыта решения вопросов трансфертного ценообразования, тем более что в белорусском Налоговом кодексе это понятие появилось только в 2012 г. С одной стороны, трансфертное ценообразование давно служит эффективным инструментом оптимизации налогообложения и позволяет некоторым компаниям существенно сокращать платежи в бюджет. С другой — слишком жесткое регулирование способно затруднить ведение бизнеса, в т.ч. внешней торговли. Поэтому, как подчеркнул министр, необходимо соблюсти баланс интересов плательщиков и государства.

В России и Казахстане регулирование трансфертного ценообразования существует уже 14 лет. За это время накоплен определенный опыт. Поэтому актуальной задачей является координация мер в рамках ЕАЭС по противодействию теневой экономике. По мнению  управления трансфертного ценообразования ФНС РФ Владимира Голишевского, трансфертные цены — объективное явление, вызванное стремлением компаний повысить свою эффективность путем перераспределения прибыли и затрат. Он напомнил тезис нобелевского лауреата Рональда Коуза: интернационализация торговли возникает вследствие экономии транзакционных издержек. Сделки с взаимозависимыми лицами — объективная необходимость, возникающая в ходе международной кооперации, разделения труда и деятельности ТНК: корпорации распределяют свои бизнес-процессы по центрам ответственности, что влечет распределение между ними ограниченных ресурсов. Однако тут должен соблюдаться принцип «вытянутой руки». Его суть заключается в том, что обычные участники рынка, являясь независимыми партнерами, находятся друг от друга на определенном расстоянии («вытянутой руки»), в отличие от лиц, которые, будучи взаимозависимыми, «идут рука об руку» и устанавливают между собой контрактные цены, отличные от рыночных, в целях снижения налоговых выплат. Согласно принципу «вытянутой руки» для целей налогообложения величина цен (выплат) пересчитывается исходя из рыночных значений, как если бы компании были независимы.

ОДИН из наиболее сложных вопросов — выбор диапазона цен сопоставимых сделок. Именно здесь сосредоточено больше всего споров. Так, метод сопоставимых цен успешно работает при наличии рыночных индикаторов, особенно биржевых, если речь идет о сырьевых товарах. В других случаях более уместны иные методы (последующей реализации, затратный, сопоставимой рентабельности и даже переговорный). В настоящее время методология выявления взаимозависимости и трансфертных цен усиленно совершенствуется в странах ОЭСР. При этом особое внимание уделяется уточнению формулировок и критериев, увеличению определенности, прозрачности, взаимодействия и гибкости, а также сокращению возможностей злоупотребления правилами устранения двойного налогообложения. В частности, в ОЭСР в 2017–2018 гг. планируют ввести автоматический обмен информацией по счетам участников, идет работа по переквалификации сделок исходя из их действительного смысла, что особенно важно, когда речь идет об интеллектуальной собственности.

В ЕАЭС могут быть весьма полезны рекомендации ОЭСР. Но они разработаны для развитых стран, а в России, Казахстане и Беларуси другая структура экономики, полагает научный секретарь российского отделения Международной налоговой Ассоциации Рос-ИФА Виктор Мачехин. Однако есть общая черта — меры по ограничению трансфертных цен появились в ответ на злоупотребление налоговой минимизацией в компаниях. При этом бизнес чаще интересует не как правильно действовать, а что предпримут налоговые органы в той или иной ситуации.

Рекомендации ОЭСР должны быть положены в основу налоговой политики в ЕАЭС, считает партнер юридической фирмы Advice House Талант Рамазанов (Казахстан). По его мнению, в наших странах барьеры на пути налоговых уклонистов строятся неправильно: «основной вход закрыт, но все заходят сбоку».

Советник отдела налоговой политики департамента финансовой политики Евразийской экономической комиссии Дмитрий Бобрышев сообщил, что ЕЭК анализирует законодательство государств — членов ЕАЭС с целью разработки единых правил трансфертного ценообразования, исходя из принципа сравнительного анализа цен, относительно рыночных с целью изменения налогооблагаемой базы и доначисления налогов. В ЕАЭС должны появиться единые правила подтверждения рыночного характера цен в контролируемых сделках, будет организован обмен информацией между налоговыми органами, как это делается в ОЭСР, что позволит существенно снизить риски уплаты налогов.

Среди основных тенденций контроля над трансфертными ценами начальник межрегиональной инспекции ФНС России по ценообразованию Ольга Кирова особо отметила выбор более «узких» сделок для контроля, анализ методик информации по рыночным ценам и стимулирование самостоятельной корректировки налоговой базы до назначения проверки. В России в 2012 г. было направлено 5235 уведомлений, в 2013-м — 6305, а в 2014-м — только 3354. Снижаются показатели и по контролируемым сделкам: в 2012 г. их было выявлено 243,5 млн. на сумму 109,4 трлн. RUB, в 2013-м — 285,5 млн. на 170,7 трлн. RUB, а в 2014-м — только 17,9 млн. на 66,5 трлн. RUB, причем более 2/3 таких сделок — внутренние. Интересно, что на оффшоры приходится лишь 1,1% сделок, а на страны СНГ — 0,9%. Можно предположить, что из-за ужесточения контроля компании стали меньше злоупотреблять трансфертными ценами, но скорее они научились «лучше прятаться» и пользоваться иными схемами минимизации налогов. 24 млрд. USD уплачено до назначения проверки. Впрочем, если до нее доходит, налоговики находят и другие нарушения. Существенной проблемой О.Кирова считает недостоверность представляемых плательщиками сведений и низкие штрафы. По ее мнению, «трансфертное ценообразование — не наука, а искусство». Остается надеяться, что у тех, кто занят в этой деликатной сфере, хватит вдохновения и таланта.

БЕЛОРУССКИЙ опыт контроля за трансфертными ценами пока достаточно скромен. Соответствующие нормы (ст. 301 НК) появились в только в 2012 г., а применять на практике их начали во II квартале 2013 г. после подачи деклараций по налогу на прибыль. Законодатели долго не могли определиться с суммой контролируемых сделок: в 2012 г. эта сумма составляла 20 млрд. Br, в 2013 г. она увеличилась до 60 млрд., а теперь составляет 1 млрд. Br, т.е. около 67 тыс. USD. Для сравнения, в РФ установлен порог в 60 млн. RUB (примерно 1,2 млн. USD), а в Армении — 1 млрд. драмов (около 2,5 млн. USD). Различается и выбор проверяемых субъектов — в РФ это любые взаимозависимые лица, в Казахстане больше внимания к оффшорам, у нас — к внешнеторговым сделкам, в т.ч. с участием оффшоров, а также к сделкам с недвижимым имуществом.

Основными способами контроля трансфертных цен в Беларуси являются мониторинг с направлением уведомления о самостоятельной корректировке налоговой базы и проверки, рассказала начальник управления международного налогового сотрудничества МНС Беларуси Алла Сундукова. В ходе проверок сделки плательщика по идентичным (однородным) товарам сверяются с имеющейся у налоговых органов информацией о ценах. При выявлении отклонений запрашиваются пояснения. Если они окажутся неубедительными, а причины неприменения рыночных цен не укладываются в рамки п. 2 ст. 301 НК, применяется метод сопоставления цен по идентичным (однородным) товарам. Если этот метод не подойдет, в арсенале проверяющих есть 3 других: последующей реализации, затратный и сопоставимой рентабельности, который введен с 2015 г. При рассмотрении соответствия рыночным считается допустимым отклонение применяемых цен не более чем на 20% от минимального значения рыночного диапазона цен. Если отклонение превышает этот порог, налоговый орган примет значение цены, равное минимальному значению диапазона, но не минимальное значение за вычетом 20%.

Если при применении метода сопоставимой рентабельности по анализируемой сделке рентабельность окажется ниже минимального значения рыночного диапазона значений, определенного налоговым органом, при налогообложении учитывается минимальное значение диапазона. При этом не учитывается отклонение от него в 20%.

А.Сундукова считает, что 20-процентный порог — своеобразное послабление на переходный период, пока будет накоплен соответствующий опыт. По-видимому, он появится быстро: например, был случай, когда цена продажи квартиры была в 15 раз ниже рыночной. Впрочем, способы определения рыночной цены стали предметом весьма эмоциональной дискуссии. Дело в том, что рыночной у нас признается цена, сложившаяся на рынке идентичных (однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических условиях (ч. 6 п. 2 ст. 301 НК). Объективность установления такой цены довольно сомнительна, полагают некоторые участники конференции, особенно если речь идет о недвижимости. Скажем, в Казахстане правительством утверждены перечни официальной информации, которой должны пользоваться проверяющие при установлении соответствия цены сделки рыночной. Правда, там 95% контролируемых сделок касаются экспорта товаров (зерно, хлопок, овощи и т.п.). У нас же налоговые органы РБ могут использовать размещенные на сайтах организаций и госорганов сведения о ценах на идентичные (однородные) товары, итоги торгов на товарной бирже, статистические данные, информацию из Единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним, общедоступных изданий и информационных систем, а также иные источники, перечисленные в п. 4 ст. 301 НК.

СЛОЖНОСТЬ установления рыночных цен видна на примере определения таможенной стоимости товаров. Некоторые декларанты пытаются «манипулировать» суммой сделки, чтобы повлиять на размер таможенных платежей, отметила доцент института повышения квалификации и подготовки кадров таможенных органов РБ Ольга Макаревич. Однако уже сегодня в ЕАЭС действует единообразная система контроля таможенной стоимости ввозимых товаров, определенная решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376. Существует достаточно известных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров. Это может быть как отклонение заявляемых цен от имеющейся в распоряжении таможенных органов информации, так и противоречия в представляемых документах. Но здесь сильны субъективные факторы, которые порой свидетельствуют о взаимосвязанности сторон, которая влияет на сумму реальных платежей по сделкам.

Разумеется, обеспечить тотальный контроль всех поставок по стоимости невозможно. Поэтому таможенные органы обращают внимание лишь на те, которые вызывают подозрение, содержат высокий риск правонарушений, а потому требуют углубленной проверки, в т.ч. дополнительного представления документов поставщиков (официальных торговых представителей производителя) о ценах и условиях продажи ввозимых товаров в РБ. По результатам контроля таможенной стоимости таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости либо о ее корректировке. Кстати, порой таможенная стоимость не только занижается, но и завышается. Это делается с целью вывоза капитала, иногда — для снижения налога на прибыль, чтобы в дальнейшем свести к минимуму торговую наценку (особенно при низких ставках ввозных пошлин). Этому способствует структура Единого таможенного тарифа ЕАЭС, причем снижение таможенной защиты в связи со вступлением России в ВТО усугубляет данную проблему, отметила О.Макаревич. В подобных случаях таможенное законодательство формально не нарушается, что существенно усложняет выявление злоупотреблений. Поэтому, чтобы противостоять схемам искажения таможенной стоимости и трансфертных цен, по мнению О.Макаревич, необходима консолидация усилий всех заинтересованных государственных органов.

Валерия ГЕРАСИМОВА