$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

Инвестиционные потребности и макроэкономические возможности

16.12.2016

Как бы ни различались мнения властей, международных организаций и разных экспертов о будущем отечественной экономики, все признают, что для ее развития необходимы инвестиции. Вопрос лишь в том, где их взять, как использовать и какие условия нужны, чтобы получить требуемые ресурсы. А пока стороны ищут ответы, складывается замкнутый круг: без инвестиций нет роста, без которого негде взять ресурсы для инвестиций.

Согласно представленному недавно докладу Всемирного банка спад в экономике Беларуси сохранится и в 2017 г., а рост в 2018-м будет более чем скромным – всего 1,1%. Собственно, официальные прогнозы (рост ВВП в 2017 г. на уровне 1,7%) ненамного оптимистичнее: это существенно меньше, чем прогнозируемый большинством международных организаций рост мировой экономики. Учитывая спад 2015–2016 гг., восстановление отечественной экономики и ее ключевых отраслей до уровня 5–8-летней давности затянется надолго, особенно если власти и бизнес не найдут источники финансирования.

Пока эксперты ВБ отмечают, что внутренний спрос в нашей стране остается слабым, потребление и инвестиции продолжают сокращаться. Снижение реальной зарплаты и доходов обусловило падение потребления домашних хозяйств и сокращение оборота розничной торговли – на 1,1% в 2015 г. и на 3,5% в нынешнем. Валовой объем инвестиций в основной капитал упал на 19,5% в реальном выражении по сравнению с прошлым годом. Сокращение директивного кредитования и капитальных расходов привело к снижению объема инвестиций госсектора на 22,3%, в то время как капвложения частных предприятий сократились на 16,2%.

Бюджет

не поможет

В прошлые годы главным источником инвестиций в республике были бюджетные средства. Но теперь и он оскудел. По оценке ВБ, резкое снижение доходов бюджета вынудило правительство ужесточить расходы для достижения небольшого профицита. В январе–сентябре т.г. налоговые платежи в реальном выражении снизились на 4,4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г., а таможенные пошлины – на 22,2% в результате снижения поступлений от экспорта нефтепродуктов и калийных удобрений. Поэтому пришлось корректировать расходы бюджета: капитальные сократились на 14,5%, что при небольшом увеличении расходов на зарплату обеспечило по итогам 9 месяцев т.г. профицит 1,9% от ВВП (за вычетом квазифискальных расходов, включая рекапитализацию и исполнение гарантий). Одновременно рос госдолг, достигший на 1 октября 48% ВВП. ВБ отмечает, что за последние 3 года соотношение госдолга к ВВП выросло на 20 п.п. Это существенно увеличивает нагрузку на государственные финансы и фискальную устойчивость в целом. За 9 месяцев т.г. расходы на обслуживание госдолга увеличились на 16,1% (в валютном эквиваленте) по сравнению с январем–сентябрем 2015 г. Параллельно растут субсидии и трансферты для покрытия дефицита Фонда соцзащиты.

По оценкам ВБ, за 9 месяцев т.г. республика направила на выплату госдолга около 2 млрд. USD (что эквивалентно сумме экспортных пошлин на нефтепродукты). Почти 1/3 этой суммы финансировалась за счет профицита, а остальная часть – за счет ЗВР и новых заимствований, в т.ч. кредитов Евразийского фонда стабилизации и развития, России и Китая, а также выпусков валютных облигаций на внутреннем рынке.

Дефицит счета текущих операций расширился в результате снижения экспорта сырьевых товаров и увеличения выплат по внешнему долгу предприятиями, банками и правительством. В январе–октябре 2016 г. экспорт товаров в номинальном выражении сократился на 14,5%, а импорт – на 10,4% в стоимостном выражении, притом что в 2015 г. к 2014-му они сократились на 26% и 25,2% соответственно. В натуральном выражении экспорт в т.г увеличился на 0,2%, импорт сократился на 2,3% при снижении средних цен экспорта на 14,7%, импорта – на 8,3%.

Некоторое восстановление промышленного производства в России положительно воздействовало на экспорт товаров в эту страну, отмечает ВБ, но снижение стоимости экспорта нефтепродуктов, калийных удобрений и металлов привело к росту дефицита торгового баланса: с 1,3% ВВП в 2015 г. до 3,9% в январе–августе т.г. Недостаток первичных доходов (5,8% ВВП) повлиял на состояние текущего счета, дефицит которого вырос до 4,6% ВВП в январе–августе с 2,2% год назад. Он был профинансирован за счет дополнительных заимствований коммерческих банков и правительства, а также (главным образом в начале года) за счет иностранных резервов. Соотношение валового внешнего долга к ВВП значительно ухудшилось: с 55,2% в середине 2015 г. до 76,7% годом позже, тогда как ВВП в долларовом выражении сократился почти на треть. По состоянию на 1 ноября золотовалютные резервы (за исключением монетарного золота) составили 2,9 млрд. USD, что достаточно для покрытия лишь 1,1 месяца импорта товаров и услуг. По прогнозу ВБ, в следующем году соотношения валового внешнего долга и госдолга к ВВП достигнут приблизительно 83% и 52% соответственно, а затем постепенно начнут снижаться по мере восстановления ВВП.

Кредитный фактор

Хотя в Беларуси продолжается проведение жесткой денежно-кредитной политики и снижается инфляция, высокая степень долларизации по-прежнему создает риски для банковского сектора, считают в ВБ. Сокращение номинальной денежной массы (см. с. 13) и ослабление инфляционного давления наряду с небольшим снижением курса рубля к доллару США (лишь на 5,8% в январе–ноябре по сравнению с 34,4% год назад) позволили Нацбанку постепенно снизить базовую ставку с 25% до 18% годовых. Одновременно уменьшаются ставки по кредитам и депозитам. Но ухудшение финансовых показателей предприятий (в частности, в госсекторе) повлекло 2-кратное увеличение уровня проблемных кредитов: с 6,8% на начало года до 14,9% на 1 ноября.

Хотя домашние хозяйства тратили свои сбережения в иностранной валюте и выступили чистыми продавцами на рынке наличной иностранной валюты (1,6 млрд. USD), а в январе–сентябре т.г. объем валютных вкладов снизился почти на 9%, долларизация кредитов и депозитов остается высокой: 72,1% и 58,4% соответственно.

Спрос

внутренний

и внешний

Ухудшение условий на рынке труда привело к снижению благосостояния населения, отмечают эксперты ВБ. В 2015–2016 гг. сокращено больше рабочих мест, чем создано. Крупнейшие госпредприятия продолжают увольнять работников. Во II квартале т.г. 20 ведущих работодателей госсектора, у которых числится свыше 5 тыс. работников, сократили штаты на 3%, после сокращения в прошлом году на 5,1%. В январе–октябре реальная зарплата и доходы сократились на 4,1% и 7,2% соответственно. Правда, рост уровня бедности сдерживался за счет увеличения расходов на предоставление адресной социальной помощи: по данным ВБ, на 5% в реальном выражении за 9 месяцев т.г. Но тех, кто обращался за такой помощью, стало почти на 20,3% больше.

По этим причинам в 2017–2018 гг. экономика будет по-прежнему находиться в состоянии рецессии, внутренний спрос останется низким, в т.ч. из-за ограниченных возможностей его стимулирования. Прогнозируемые низкие цены на сырьевые товары и дальнейшее ухудшение условий торговли, скорее всего, приведут к ослаблению сальдо счета текущих операций.

По мнению экспертов ВБ, в среднесрочной перспективе все риски сохранятся: нарастающий дефицит счета текущих операций и высокие расходы на обслуживание внешнего долга по-прежнему создают угрозы для внешней устойчивости ввиду слабого восстановления экономик ключевых торговых партнеров (особенно России), медленной диверсификации экспорта, низких цен на сырье. Останутся высокими потребности во внешнем финансировании при ограниченной способности привлекать его и низком уровне ЗВР. Государственным и некоторым частным банкам понадобится рекапитализация, а госпредприятиям – помощь, чтобы избежать банкротства. Это требует от правительства дальнейшего ужесточения фискальной политики. По мнению ВБ, укреплению финансового сектора, повышению эффективности работы предприятий и доходов населения могло бы способствовать ускорение структурных преобразований в стране, направленных на повышение конкурентоспособности и производительности. Для стимулирования создания новых частных компаний необходимо дальнейшее улучшение условий ведения бизнеса.

Где скрывается

капитал

«Коллекция» негативных макроэкономических факторов, перечисленная в докладе ВБ, способна отпугнуть как внешних, так и внутренних инвесторов. Тем не менее его авторы полагают, что шаги по либерализации деловой среды, отраженные в улучшении оценок рейтинга «Ведение бизнеса», создали новые экономические возможности для роста частного сектора. Правда, эти улучшения пока не привели ни к увеличению притока прямых иностранных инвестиций, ни к росту активности местного бизнеса. ВБ отмечает, что объем ПИИ на душу населения в 2010–2015 гг. держится на уровне около 180 USD на душу населения и в значительной степени состоит из реинвестированной прибыли.

По данным, приведенным в статье К. Рудого в «Банковском вестнике», в 2011–2015 гг. наблюдается сокращение притока ПИИ на чистой основе, количества предприятий с иностранным капиталом и размеров их уставных фондов. В придачу наблюдается высокая концентрация ПИИ. Так, за период с 2011 г. по 2015 г. на 5 крупнейших иностранных инвесторов пришлось 40% вложений иностранного капитала в уставные фонды, в т.ч. на одного из них – более 20%. На 5 крупнейших реинвесторов пришлось 26% всей реинвестируемой прибыли, в т.ч. на одного – около 10%. Концентрация ПИИ также подтверждается тем, что в республике имеется менее 1% организаций с иностранным капиталом, уставный фонд которых превышает 5 млн. USD, и на них приходится 65% всего объема ПИИ на чистой основе. Впрочем, действительно прямые инвестиции (т.е. вклады в уставные фонды) составляют менее 2% ПИИ. Долговые инструменты, которые потребуют в будущем возврата капиталов, составили 57%. На реинвестирование прибыли пришелся 41% всех ПИИ, но это не приток новой валюты, а оборот доходов, полученных в основном внутри страны. Заметим, что сами эти доходы зачастую являются весьма условными из-за специфики отечественных правил бухучета.

Притоку иностранных инвестиций в Беларуси препятствуют институциональные барьеры, считают в ВБ. Так, развитие реального сектора сдерживается низким уровнем развития услуг по поддержке бизнеса. Значительная часть их по-прежнему предоставляется собственными силами, а потому местные компании не пользуются преимуществами специализации. Перегруженные непрофильными активами и задачами предприятия, как правило, непривлекательны для ПИИ, что отрезает им доступ к мировым технологиям. Потенциально стимулировать развитие сектора услуг и привлечение инвестиций могло бы вступление в ВТО, говорится в докладе ВБ. Но этот процесс все еще не завершен.

Долгосрочное партнерство со стратегическими инвесторами могло бы открыть новые возможности для роста местных компаний, считают в ВБ. Активы госпредприятий для них представляют бОльшую ценность, чем для других инвесторов. С другой стороны, стратегические инвесторы не только видят потенциал роста стоимости активов, но и осознают риски, связанные с возможным обесцениванием активов, уверены эксперты ВБ. Впрочем, доступ частного сектора к государственным активам, даже неэффективно используемым, по-прежнему ограничен. А хорошие условия и для иностранного капитала редко удается обеспечить, если в стране не созданы комфортные условия для местного бизнеса.

Автор публикации: Анастасия ГРИГОРЬЕВА