$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЗАМОК ДЛЯ НАЛОГОВЫХ ГРАНИЦ©

07.03.2014

Как бы ни хотелось максимально либерализовать систему налогового и валютного контроля, обойтись без него невозможно. Большинство развитых и развивающихся стран пытаются бороться с уклонением от уплаты налогов и утечкой капитала. В последние годы этот процесс в мире стал еще активнее, причем административные меры дополняются ужесточением национального законодательства и международных соглашений в данной сфере. Не стоит в стороне и Беларусь.

О масштабе уклонения от уплаты налогов в нашей стране можно судить по итогам проверок. Как сообщил директор Департамента финансового мониторинга (ДФМ) Комитета госконтроля Александр Максименко, в прошлом году с использованием материалов ДФМ административные штрафы и доначисления налогов выросли по сравнению с 2012 г. на 20%, до 302 млрд. Br, в бюджет взыскано 121,5 млрд. Br (в 1,3 раза больше), выявлено 420 преступлений. Кроме того, было обнаружено 817 подставных компаний, на чьих расчетных счетах заблокировано 35,5 млрд. Br и 14,7 тыс. USD. Не так давно в связи с попыткой легализации преступных доходов на территории республики заморожены счета трех физических лиц, на которых заблокировано около 3 млн. USD. В ходе анализа финансовых операций молокоперерабатывающих предприятий и их контрагентов выявили, что продукция 19 молочных заводов под прикрытием сделок с лжеструктурами вывозилась за пределы республики и продавалась там за наличные денежные средства без отражения в бухучете. В результате были возбуждены 14 уголовных дел, в бюджет государства взыскано 4,6 млрд. Br. Пресечены случаи необоснованного вывода средств на счета в иностранных банках в сумме более чем на 20 млрд. Br.

Белорусские контролеры активно сотрудничают с зарубежными коллегами. Так, в 2013 г. информационный обмен осуществлялся с подразделениями финансовой разведки 63 стран мира, в т.ч. с Россией, Латвией, Украиной, Литвой, Великобританией, США, Кипром, Германией. Однако мировой опыт показывает, что сегодня обмен информацией по запросам недостаточно эффективен для борьбы с незаконными схемами вывода капитала, тем более что часть запросов всегда остается без ответа, а ответы порой бывают формальными. К тому же многие соглашения об устранении двойного налогообложения, подписанные в разное время с отдельными странами, а то и вовсе унаследованные от СССР, сегодня уже не соответствуют современным механизмам обмена информацией и противодействия уклонению от уплаты налогов.

В ФЕВРАЛЕ организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала Единый глобальный стандарт автоматического обмена информацией о финансовых счетах, разработанный в сотрудничестве с G20 и ЕС. В этом документе устанавливаются принципы обмена информацией между налоговыми органами разных стран. К нему прилагается и модельное соглашение, подписав которое, страны могут начать обмен данными в автоматическом режиме. В ОЭСР еще продолжается работа над едиными стандартами такого обмена. Затем страны-участницы создадут базы данных, где будет аккумулироваться указанная информация, что сделает внешнеэкономическую деятельность более прозрачной.

По предложению ОЭСР обмен информацией будет ежегодным, причем должны передаваться сведения не только об инвестиционных доходах (процентах, дивидендах, страховых выплатах), но и о средствах на счетах, продаже финансовых активов, т.е. о счетах юридических и физических лиц, а также трастов, а главное — о тех, кто контролирует эти структуры и фактически является конечным бенефициаром доходов. Главными поставщиками информации ОЭСР считает финансовые институты: банки, брокеров, страховщиков, коллективные инвестиционные фонды и т.д. Внедрение такого механизма могло бы существенно помочь и белорусским контролирующим органам в разоблачении сложных трансграничных схем уклонения от налогов. Автоматический обмен также предусмотрен типовыми соглашениями, которые предлагает заключить Служба внутренних доходов США (IRS) в рамках закона FATCA. Но Беларусь не торопится участвовать в этих проектах.

МЕЖДУ ТЕМ отечественное законодательство практически не препятствует применению многих схем минимизации налогов с участием оффшоров. Масштаб потерь еще ждет своей оценки. Известно, что в 2013 г. внешняя кредиторская задолженность белорусских предприятий выросла на 20,3%, до 54,4 млрд. Br, а дебиторская — на 15,8%, до 51,8 трлн. Впрочем, в долларовом эквиваленте рост гораздо скромнее — всего на 8,4 и 4,3%, однако и это многовато, учитывая, что объем экспорта товаров и услуг сократился на 15,5%, а импорта — на 6,7%.

Для сравнения: в России в 2012 г. за границу было выплачено 100 млрд. USD, из них, по данным Центробанка РФ, около половины — в низконалоговые юрисдикции. В Беларуси подобные подсчеты, насколько нам известно, не велись. Однако, учитывая, что Кипр и британские оффшоры неизменно входят в пятерку крупнейших иностранных «инвесторов», по версии, включающей задолженность за товары, работы и услуги, можно предположить, что по нашим масштабам суммы тоже получаются немалые. При этом благодаря упрощению порядка регистрации компаний в Беларуси и минимальному порогу формирования уставного фонда — а теперь благодаря Декрету № 3 и полному его отсутствию, есть все возможности создавать фирмы-«прокладки», чтобы выводить с их помощью капитал из республики. Основной способ вывода прибыли — манипуляции с ценами экспорта и импорта и выплата процентов по займам, полученным от родственной иностранной компании. Противодействовать первой группе подобных схем призваны особенности налогообложения операций, совершенных по трансфертным ценам, а второй — правила «тонкой капитализации». Но почему-то именно здесь белорусское налоговое законодательство поразительно либерально.

В ТЕКУЩЕМ ГОДУ контроль за трансфертными ценами не распространяется на импорт, что позволяет благополучно завышать на него цены и, соответственно, выводить прибыль за рубеж. Статья 131-1 НК пытается ограничить отнесение на затраты процентов по займам, выданным иностранной компанией, прямо или косвенно (через третьи лица) владеющей более чем 20-процентной долей в уставном фонде (более чем 20% паев, акций) белорусской организации. Но эта норма бессильна, если прямое, а уж тем более косвенное владение спрятано через цепочку оффшоров — тех самых третьих лиц, в случае, если они не захотят афишировать свое участие. По этой же причине определение взаимозависимых лиц в ст. 20 общей части НК тоже не решает задачи выявления контролируемой задолженности, поскольку не позволяет выявить бенефициара (конечного владельца) или фактического получателя дохода. А потому требования ст. 131-1 НК легко обойти.

Типичная схема выглядит так: создается СП с мизерным вкладом «инвестора» — компании, зарегистрированной, скажем, на Каймановых островах. Этот «инвестор» через свою же фирму на острове Мэн выдает заем другой своей фирме на Кипре, а та — белорусско-кайманскому СП под 15% годовых. Согласно ст. 131-1 НК взаимозависимость «островитян» налицо — если о ней будут знать наши налоговые органы. Если же от них это скрыто (что чаще всего и происходит), то прибыль СП благополучно выводится из Беларуси в оффшоры, только не напрямую, а транзитом через низконалоговые юрисдикции под видом процентов по займам. Поскольку первым в цепочке стоит Кипр, с которым у Беларуси есть соглашение об избежании двойного налогообложения, можно платить налог на доходы по процентам не 10%, а 5%, а по дивидендам — не 12%, а 5%. При этом Кипр не числится в списке оффшоров. Впрочем, суммы возврата кредитов, займов и процентов за пользование ими, а также ранее полученных от нерезидентов РБ средств по иным основаниям в соответствии с законодательством или договором и так не облагаются оффшорным сбором (подп. 1.3 ст. 23 НК). А для полного удобства в этом году льготируется и переход обязанностей в связи с переменой лиц в обязательстве, сторонами которого выступают резидент РБ и нерезидент, зарегистрированный в оффшорной зоне, в случае перевода долга по обязательству, исполнение которого перед кредитором освобождается от оффшорного сбора в соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 233 НК.

Трудно сказать, насколько велик оборот по схемам с фиктивным долгом, но он бывает весьма значительным. Кстати, в прошлом году 78,8% того, что в Беларуси считается прямыми иностранными инвестициями, на самом деле было задолженностью по долговым инструментам, причем доля Кипра в таких «инвестициях» выросла с 4,6% в 2012 г. до 6,8% в 2013-м.

Не случайно сегодня в законодательство многих стран вносят поправки, предусматривающие, что для получения льготы в рамках соглашений об избежании двойного налогообложения необходимо раскрыть налоговым органам конечного бенефициара, а сами соглашения перезаключаются с упором на информационный обмен. Без этого никто не надеется справиться с уклонением от уплаты налогов, размер которых несопоставимо больше, чем банальная обналичка через местные однодневки...

Леонид ФРИДКИН