$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Инфляционный парадокс

14.09.2007

Новой страницей в нашей экономической истории является антиинфляционный всплеск: за 7 месяцев индекс изменения потребительских цен составил всего 4,1%. Непривычно мало, что удивляет зарубежных аналитиков. Данный факт можно считать продуктом политики торможения роста внутренних цен при небывалом росте цен внешних, включая тарифы на газ.

Леонид ЗАИКО, экономический обозреватель «ЭГ»

Возникает парадоксальная ситуация, когда внешние цены в нашей малой открытой экономике не «конвертируются» в аналогичные внутренние, что должно быть неизбежным. Не конвертируются, потому что правительство и денежные власти против этого. Выходит, и против баланса внутренних и внешних цен? Но бороться с объективной экономикой — все равно, что сражаться с ветряными мельницами. Кто-то это понимает, кто-то не хочет даже вникать в суть проблемы.

То, что цены растут, никого не удивляет. Население Беларуси имеет уникальный опыт жизни в самых сложных условиях на постсоветском пространстве. Это ценно, поскольку дает возможность спокойно относиться к инфляционной составляющей.

Быстрое снижение после 2000 г. общей инфляции создало в стране благоприятную психологическую атмосферу. Однако в самом перспективном сегменте рынка — квартирном и недвижимости — именно с того года сохранились ударные темпы роста цен. Просто фантастического роста. К нынешнему году они чуть-чуть не дотянули до 2000 USD за 1 м2. То есть поднялись в 6-10 раз.

На мой взгляд, сегодня инфляцию в той или иной степени можно считать инструментом перераспределения финансовых потоков. В нынешнем году при 40-миллиардном (USD) валовом внутреннем продукте инфляция составит 7%. Фактически через механизм цен и тарифов будет перераспределено 2,8 млрд. USD ВВП. Около 3 млрд. окажутся в карманах и сейфах тех субъектов экономики, которые будут «организовывать» инфляционные процессы на своем сегменте рынка товаров и услуг. Цена высока и приз значительный.

Отметим при этом, что Президент и политическое руководство страны принципиально против инфляции, что заложено во многих официальных документах. Но почему так проигнорировали указы и декреты главы государства стратеги и организаторы отечественного строительного рынка? Ссылки на объективные законы его развития маловразумительны. Что, в 6 раз за 7 лет выросли издержки и цены на стройматериалы? Наоборот, многие импортные строительные изделия (панели, плитка) стали дешевле, особенно импортируемые из России и Польши.

Таким образом, наша инфляция отражает векторы финансовых и материальных интересов различных групп собственников, экономических корпоративных групп. Быстрый рост доходов способствовал созданию питательной среды для болезнетворных экономических микробов, перераспределению денежных потоков в стране. Высшая экономическая власть эти эгоистичные корпоративные интересы либо не заметила, либо недооценила. Возможно, сработало и то, и другое. Тем не менее, когда речь идет о почти 3 млрд.USD (а мы-то от России хотели получить кредитов в 2 раза меньше), такие цифры всегда следует держать в уме.

Инфляция в Беларуси по сравнению с показателями прошлых лет перестала быть неуправляемой и необузданной. Мы быстрее, нежели россияне, подавили инфляционные волны, отсюда и результаты: в первой половине этого года — 3,6% прироста цен по отношению к декабрю 2006 г. По сравнению с июнем 2006 г. — 7,2%. Для стабилизирующейся экономики это нормально. Для экономики внешних ценовых энергетических шоков — просто чудо.

За счет чего это было сделано? В первую очередь за счет давления на производителей, противодействия повышению цен в виде административной фиксации и контроля в том или ином виде. Цена этих механизмов немалая. На некоторых предприятиях стали придумывать новые сорта продукции, маскируя тем самым новые цены. На других пошли на увеличение издержек и снижение прибыли. Ее норма или, как у нас до сих пор понимают, рентабельность упала до 12%.

Следует обратить внимание на импорт инфляции. В частности, из России. Для ее экономики 7-8% годового темпа цен приемлемы. Но мы, покупая товары и ресурсы у соседки, импортируем инфляцию в 22% — весьма серьезный показатель. Правда, и наши товары стали продаваться в России на 17,3% дороже — тоже существенная величина. (Почему бы именно по этому показателю и не оценивать реальный прирост цен в нашей экономике? Цен, освобожденных от административного воздействия и контроля).

Кстати, посмотрим, есть ли дома такие ниши рынка и группы товаров, где показатели соответствуют 17-22% ценового прироста. Есть! Это — ювелирные изделия (+22%) и бензин (+26%). Все верно. Именно эти две группы товаров не считаются социально значимыми и по ним точнее «бьет» рынок. Все остальное дисциплинировано и послушно. Это замечательно для потребителей.

Однако имеется собственное рыночное «дитя» несовершенного типа — рынок услуг. На нем манипуляций предостаточно. Возьмем, к примеру, помывку в т.н. «общем зале» бани. В Глубоком, Ошмянах, Горках этот «перфоманс» оценивался местными «ценовиками» в 1390 Br (минимальная величина выборки). В Пинске, Рогачеве и Минске «общий зал» был явно дороже — 5060 Br (максимальная величина). Разбежка (при том, что средний показатель прироста тарифов на все услуги составил всего 10%) немалая. То ли претензии публики иные, то ли фантазии на ценовом поле неадекватны. Но это — ценовая реальность страны.

Ближе всего к нашему виртуальному показателю в 17-22% находились такие ниши рынка услуг, как электро — и газоснабжение (25%), железнодорожный пригородный транспорт (22%), санаторно-оздоровительные услуги (15%). И это далеко не второстепенные аспекты наших потребительских интересов.

Итак, первый «тайм» ценового вброса закончился. Экономика обнаружила удивительные свойства адаптивности и парадоксы сочетания волевых и случайных факторов в развитии ценовых процессов в стране. Следующий этап — финиш года, хотя инфляционных «цыплят» можно будет уже посчитать и по осени.