$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Иллюзия сверхдоходов: вместо прибыли – резервы

04.03.2016

В последнее время стало чрезвычайно модным обвинять отечественные банки в получении сверхдоходов за счет реального сектора экономики, которому банковская система отказывает в поддержке. При этом мало кто задумывается, чем обернется смягчение кредитной политики, если оно будет сопровождаться снижением нормативов безопасного функционирования банков.

Первая иллюзия – это оценка финансовых результатов банковской системы. Их динамика и структурные изменения в составе доходов и расходов свидетельствуют о весьма неустойчивом состоянии финансового рынка республики.

В 2010 г. прибыль банков достигла 1,7 трлн. Br (или 575,8 млн. USD по среднегодовому курсу), а ее доля в доходах составила 10,2%. В 2014 г. прибыль достигла 7,6 трлн. Br. Но если в текущих ценах это почти в 4,5 раза больше, чем в 2010-м, то в долларовом эквиваленте рост составил всего 29,1% – до 743,4 млн. USD. Впрочем, среднегодовой прирост (приблизительно на 7,3% в год) вполне приемлем для стабильно растущего бизнеса. Но на «сверхдоходы» это, мягко говоря, не слишком похоже. К тому же доля прибыли в доходах в 2014 г. сократилась до скромных 3,8%.

Все кардинально изменилось в 2015 г. Ровный устойчивый рост сменился стремительным обвалом. Рублевая прибыль сократилась на 22,9%, до 5,9 трлн. Br, а в долларовом эквиваленте – до 369,3 млн. USD, т.е. почти вдвое. При этом доля прибыли в доходах и вовсе упала до 2,9%. Это худший результат за 5 лет.

Основной удар был нанесен в самые «неудачные» месяцы: в марте чистый убыток банков составил 321,8 млрд. Br, а в декабре – 435,4 млрд. Br. «Неурожайный» 2015 г. «съел» большую часть прежних достижений: если за пятилетку рублевая прибыль возросла в 3,4 раза в текущих ценах, то в валютном эквиваленте она сократилась на 35,9%. Это было обусловлено чередой девальваций, в ходе которых среднегодовой курс доллара вырос в 5,3 раза. К сожалению, на этом он не остановился: если за 2015 г. средний курс составил «всего» 15 864,62 USD/Br, то уже в январе–феврале он достиг 20 807,79 USD/Br. Соответственно, в валютном эквиваленте прибыль банков и реального сектора продолжит падение. А потому попытки «раскулачить» банки будут иметь столь же эффектные и сокрушительные последствия, что и коллективизация 30-х годов прошлого века.

Кардинальные изменения произошли за 5 лет в структуре доходов и расходов банков (см. диаграмму). Еще в 2010 г. ее можно было считать вполне сбалансированной: 2/3 всех доходов обеспечивали процентные доходы, за ними шли комиссионные и прочие, а следом с большим отставанием – списанные резервы. При этом доля резервов в расходах была довольно скромной. Банковский бизнес рос, проблемных долгов было немного, а создание резервов значительно превышало их списание. Зато почти 1/4 расходов составляли прочие операционные расходы.

В 2014 г. структура прибыли была уже иной. На первое место вышли резервы, заняв 2/3 общего объема и оттеснив процентные доходы, которым осталось только 1/4. Столь резкий рост доли резервов стал результатом кредитного «бума» 2012–2013 гг. Комиссионные доходы с 2013 г. стали существенно сокращаться, поскольку подавляющее большинство комиссионных вознаграждений было законодательно запрещено. Сократилась и доля процентных и прочих доходов, прочих и операционных расходов.

Зато резервы в расходах стали занимать почти 70% – колоссальная нагрузка на финансовый результат. Заметим, что если в 2010-м доля резервов в расходах почти втрое превышала их долю в доходах, то к 2014 г. их пропорции практически уравнялись. Здесь сказалось кредитное «торможение», начатое в 2014 г., да и определенные успехи в «игре в прибыль», которая гибко моделировалась созданием/списанием резервов. Заметно сократилась доля поступлений по безнадежным долгам, хотя их объем постоянно растет. (Смотрите диаграмму, Изменение структуры доходов/расходов банков, млрд. Br, по ссылке  https://neg.by/public_files/NEG_2_13d1.tif

Начатые в 2014 г. изменения в основном перекочевали и в 2015-й. Добавился только рост доли прочих банковских доходов из-за январской и августовской девальваций. Тогда банкам действительно удалось заработать на курсовых разницах. Но в январе, чтобы банки не оказались убыточными, Нацбанку пришлось оставить им комиссии от продажи валюты, которые первоначально предполагалось перечислить в бюджет.

За счет роста доли прочих доходов удельный вес резервов заметно снизился, а доля процентных доходов слегка возросла. Доля комиссионных доходов продолжила постепенное снижение, но немного восстановилась доля поступлений по долгам.

Картина соотношения отдельных видов прибыли (убытка) и совокупного итога оказалась более стабильной, чем соотношение составляющих видов доходов и расходов.

К началу 2015 г. соотношение процентной прибыли к итоговой снизилось с 2,5 раза до 2,1 раза, прочая банковская прибыль выросла с 24% до 32%, а убыток от создания резервов сократился с 94% до 59% совокупной прибыли. Наиболее негативно влияющая на совокупную прибыль позиция – прочие операционные доходы/расходы (неизменно имеющая отрицательное значение) на протяжение 4 лет вдвое превышала совокупную прибыль, сводя на нет положительный эффект процентной прибыли.

Исключение снова составил прошлый год. В нем процентная прибыль превысила итоговую в 2,8 раза и превзошла результат пятилетней давности. Это объясняется относительно высокими ставками по кредитам при одновременном сокращении совокупной прибыли. Похожая ситуация сложилась и с комиссионной прибылью, которая достигла превышения итоговой в 1,3 раза и на 20% пунктов превысила трендовое значение. Резко – в среднем почти в 5 раз –  разогналась прочая банковская прибыль (по упомянутым выше причинам). Она превысила итоговую почти в 1,4 раза. Но такое исключение вряд ли удастся повторить в ближайшем будущем.

Ухудшение финансового состояния реального сектора и нарастающая проблема неплатежей во взаиморасчетах привели в прошлом году к резкому росту убытков от создания резервов. Они оказались почти втрое больше, чем в 2014 г., и более чем вдвое превысили показатели 2010 г. Столь же активно рос убыток от прочей операционной деятельности, который на четверть превысил сложившуюся пропорцию (правда, здесь существенно сказалось общее сокращение совокупной прибыли). С другой стороны, вместе с ростом возврата безнадежных долгов и техническим падением прибыли возросла и доля прибыли по данному направлению до 24% совокупной. Это почти в 1,5 раза выше обычного уровня.

Итак, в 2011–2014 гг. наблюдалось улучшение финансовых результатов банков, активно наращивавших свои кредитные портфели благодаря высоким ставкам. Но эта тенденция закончилась в IV квартале 2014 г. Девальвация в России и геополитические события привели к сокращению экспорта белорусских предприятий на рынки СНГ, приток валютной выручки и капитала в республику начал сокращаться. Проблемы в экономике заставили власти ужесточать монетарную политику, что повлекло дефицит рублевой ликвидности в банковской системе. Сначала «пострадал» рублевый кредитный портфель банков, а затем, в 2015 г., – валютный.

Следом началось сокращение ключевых источников прибыли – процентных и комиссионных доходов. Одновременно банки были вынуждены увеличивать резервы, что обусловлено продолжающимся ростом плохих долгов, снижением кредитных рейтингов клиентов и переоценкой обеспечения по кредитам. Неудивительно, что стремительно ухудшающиеся финансовые результаты банков оказались в буквальном смысле «придавлены» резервами. Таким образом, было бы опрометчиво полагать, что прибыль реального сектора «перетекла» в банки. Их финансовые результаты тоже заметно ухудшились и продолжают ухудшаться с каждым месяцем. При этом возник своеобразный замкнутый круг: без увеличения кредитования и облегчения доступности к нему реальный сектор не может развиваться, но у банковской системы не хватает для этого ресурсов. С другой стороны, если реальному сектору не будут предоставлены меры стимулирования экспорта и инвестиционной активности, то запаса прочности банков надолго не хватит.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях