$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ИГРА НА ЛЬГОТНЫХ УСЛОВИЯХ©

26.02.2013

Идея легализации в Беларуси операций на валютном рынке «Форекс» («ЭГ» № 13, 2012 г.) выглядит не столь уж безоблачно, считает специалист по ценным бумагам Евгений БЕЛОВ.

Как сторонник минимизации вмешательства государства в экономические отношения, разновидностью которых является международный рынок «Форекс», я не считаю необходимым введение специального госрегулирования в этой сфере. Но определенные правовые рамки тут необходимы.

У некоторой части людей всегда есть тяга к участию в азартных мероприятиях, сулящих легкий заработок. Попытки государства контролировать эту склонность, пополняя заодно бюджет, порождают лишь появление новых способов, не подвластных контролю и регулированию. Например, если в какой-то стране запрещены лотереи, азартный игрок может купить лотерейный билет в другом государстве. Однако вряд ли это может служить поводом для организации продажи на территории Беларуси иностранных лотерейных билетов, чтобы предотвратить вывоз валюты за границу. Еще сомнительнее, что это приведет к притоку инвестиций из-за рубежа. Клише «невозможное возможно» звучит заманчиво. Но прежде чем воплощать его в жизнь, стоит разобраться, что общего у «Форекса» и инвестиций.

Понятие «инвестиции» уместно применить, например, к сделкам с акциями. Ведь за этими ценными бумагами стоит бизнес. Он производит товары и услуги, зарабатывает на них прибыль, выплачивает акционерам дивиденды, и за счет этого его акции растут в цене. Бизнес — это нечто большее, чем просто товарные или тем более денежные активы, будь то цистерна нефти, слиток золота или пачка долларов. Это процесс, производящий активы, генерирующий дополнительную стоимость, «курица, несущая золотые яйца».

Бывает и так, что дело заканчивается убытками, а акционеры теряют средства. В отдельные периоды большинство бизнесов испытывает трудности. Но в целом, при длительных периодах времени и широкой диверсификации шансы получить прибыль от вложений в акции превышают вероятность убытка. Математическое ожидание инвестиций в долгосрочном периоде — всегда положительная величина.

ФИНАНСОВЫЙ рынок обеспечивает переток капитала от инвесторов к тем, кто нуждается в деньгах с помощью банковских депозитов и ценных бумаг — акций и облигаций. Валютный рынок подобные функции не реализует. На «Форексе», независимо от того, к какой юрисдикции относятся его участники, нет и не может быть инвесторов. Там есть исключительно спекулянты. Само по себе это слово, по моему мнению, не несет никакого негатива — любая торговля состоит в стремлении купить подешевле, выждать время и продать подороже. Спекуляции на валютном рынке имеют ту же основу: купить одну валюту по более низкому курсу к другой, продать по более высокому курсу, получить прибыль. Вопрос лишь в том, чтобы спрогнозировать тренды динамики валютных курсов, вовремя зафиксировать прибыль или продолжить игру — в прежнем направлении или в другом. Но выигрыш одних участников возможен лишь тогда, когда проиграет кто-то другой. Таким образом, все сводится к тому, что участники рынка отбирают деньги друг у друга, уплачивая комиссию посредникам и вознаграждения консультантам.

Совершая операции в рамках валютной пары EUR/USD, участники «Форекса» делают ставку на то, будет ли экономика США чувствовать себя лучше или хуже экономики Евросоюза. А это больше напоминает ставку на одну из двух лошадей на ипподроме (впрочем, иные уверены, что и состояние лошадей перед забегом тоже можно тщательно проанализировать).

Многолетняя статистика показывает — инфляция неумолимо снижает стоимость денег из года в год. Не существует мировой валюты, не подверженной инфляции. В придачу центробанки многих стран соревнуется в ослаблении своих национальных валют относительно других. При этом игра на «Форексе» превращается в попытки угадать, кто падает медленнее.

ВОЗМОЖНО, мои представления о рынке «Форекс» кто-либо отнесет к тем самым «разного рода негативным мифам и домыслам», которые предполагается преодолеть «как еще одно зло» путем создания «прозрачных инструментов защиты вкупе с повышением финансовой грамотности населения». Только как это сделать? Ведь в соответствии с условиями договоров, заключаемых большинством форекс-компаний, граждане не покупают собственно валюту, а пытаются угадать, куда двинутся котировки, чтобы положить в карман разницу между текущим курсом и тем, который может сложиться в будущем. Квалифицировать и регулировать такие операции непросто. Скажем, в России с 2007 г. согласно ст. 1062 ГК РФ сделки, предусматривающие обязанность уплачивать денежные суммы в зависимости от изменения цен на товары, ценные бумаги, курсы валют и т.д., подлежат судебной защите только при условии их заключения на бирже. Но «загнать» российский «Форекс» под крыло ФСФР не удалось. В свою очередь, в США «Форексом» занимаются Комиссия по Торговле Товарными Фьючерсами (CFTC) и ФБР, которые не позволяют превратить его в откровенный лохотрон.

Хочу верить, что инструменты, созданные Нацбанком, будут настолько эффективны и прозрачны, что исключат любую возможность чего-то похожего на знаменитую операцию Джорджа Сороса, который в 1992 г., продав взятые в кредит 10 млрд. фунтов за немецкие марки, обвалил курс английской валюты на 15% к марке и на 25% к доллару, а потом заработал около 2 млрд. USD, скупая девальвированные фунты. Именно на эти доходы Д.Сорос ведет свою обширную благотворительную деятельность. Правда, сегодня найдется немного частных инвесторов, способных обвалить свободно конвертируемую валюту. А вот с другими могут и попробовать.

Как-то трудно представить, что доходы от спекулятивных операций с иностранной валютой будут освобождаться от подоходного налога, тогда как те, кто работает у станков, на полях и в шахтах платят налог в полном объеме. Такое решение для широкого круга не обремененных лишними финансовыми знаниями граждан будет воспринято как прямое поощрение упражнений с графиками и спредами с гарантированным доходом. Но объяснят ли им, что для получения реального дохода нужно обладать некоторым стартовым капиталом — и рискнуть им. Ведь для полноценной настоящей игры на международном валютном рынке нужны не несколько сотен или тысяч, а миллионы долларов и кредитное плечо не более 1 к 4.

Тем временем наши власти до сих пор не нашли способа, как привлечь средства белорусских и иностранных граждан в реальный сектор экономики, в т.ч. в акции отечественных предприятий. Правда, спекуляции здесь тоже рискованны, но увеличение инвестиций в экономику несомненно.