$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ИДЕТ ОХОТА НА ОФФШОР©

19.02.2013

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) предлагает заменить действующую систему соглашений об избежании двойного налогообложения универсальным документом — налоговой конвенцией, которая бы регламентировала уплату налогов международными компаниями, выбирающими наиболее благоприятные юрисдикции в качестве центров прибыли. Это должно помочь правительствам увеличить собираемость налогов, а национальному малому и среднему бизнесу — улучшить свою конкурентоспособность.

Пока бизнес-союзы добиваются снижения налоговых ставок, а составители рейтингов сопоставляют средние уровни фискального бремени, отдельные компании сами о себе заботятся. И вполне успешно — эффективная ставка налогообложения международных корпораций значительно ниже официальных ставок тех стран, где они фактически ведут свою деятельность. Так, в среднем по странам ОЭСР ставка налога на прибыль снизилась за последнее десятилетие с 32,6% до 25,4%, однако ТНК, пользуясь налоговыми преимуществами отдельных юрисдикций, фактически теряют не более 5% доходов. Зато ставка для местных компаний, особенно малого и среднего бизнеса, остается высокой, вплоть до 30%, отмечается в докладе ОЭСР. Добавим, что в Беларуси эта тенденция отчасти смягчается благодаря широкому распространению упрощенной системы налогообложения. Однако для тех, кто не подпадает под ее критерии, вопрос снижения налоговой нагрузки остается актуальным. И если ставки не снижаются, а льготы отменяются, то остается искать пути минимизации, в т.ч. с помощью оффшоров.

ПОСЛЕДСТВИЯ сказываются не только на пополнении бюджета, но и на потоках прямых инвестиций. По подсчетам МВФ, на которые ссылаются авторы доклада, три крупнейших оффшора в 2010 г. получили 5,11% ПИИ, в то время как Германия и Япония — 4,77% и 3,76% соответственно. Британские Виргинские острова стали вторым после Гонконга инвестором в китайскую экономику, в Нидерландах, не входящих ни в один черный список, через фирмы «особого назначения» (special purpose entity, SPE) проходит порядка 2/3 ПИИ — 2,6 трлн. USD, в Люксембурге — 90% (1,9 трлн.). По оценке организации Tax Justice Network («За налоговую справедливость»), вывод капитала из России после распада СССР превысил 800 млрд. USD, а по данным организации Глобального финансового единства (Global Financial Integrity) — отток средств из КНР только в 2011 г. составил более 600 млрд.

Не избежала этих тенденций и Беларусь. К примеру, по итогам 2011 г. Кипр занимал 2-е место после России по количеству предприятий с зарубежным капиталом в нашей стране (447), сумме вкладов в их уставные фонды (205,6 млн. USD) и накопленным инвестициям (1052,2 млн. USD, или 16,4% общей суммы). При этом по России сумма накопленных зарубежных инвестиций лишь в 2 раза больше, чем у Кипра, а у Виргинских островов — на треть выше, чем у Польши (109,5 млн. USD против 71,4 млн.). Впрочем, дело не в каких-то конкретных оффшорах. Деньги можно вывести в «нормальные» страны, в чьих банках оффшорные и обычные компании открывают счета.

ГЛАВНЫМ препятствием в ОЭСР считают устаревшую международную налоговую архитектуру, при которой соглашения об избежании двойного налогообложения зачастую позволяют компаниям уходить от уплаты налогов. ОЭСР предлагает заменить более 3 тыс. действующих двусторонних договоров единой мировой конвенцией, в которой основной акцент сделан на трансфертном ценообразовании, т.е. изменении стоимости товаров и услуг при движении между подразделениями корпорации. Пересмотру могут подвергнуться и условия резидентства компании в той или иной стране в увязке с объемом и характером ее деятельности в выбранной юрисдикции. В ОЭСР планируют в течение года подсчитать убыток от налоговой оптимизации, разработать план действий по борьбе с сокращением налоговой базы со сроком внедрения в течение 2 лет, оставив выбор конкретных ставок налогов на усмотрение государств. С этим согласны не все: Германия и Великобритания предлагают гармонизировать налоговые режимы и ставки, введя единый стандарт корпоративного налога на прибыль.

Пока же вывод денег в «налоговые гавани» остается для развитых стран настоящим бедствием. Например, в США из 100 крупнейших корпораций свои оффшорные структуры есть у 83, в Великобритании — у 97. В оптимизации налогообложения с помощью оффшоров обвиняются Apple, Facebook, Google, Amazon, сеть кофеен Starbucks, ряд французских и германских компаний. Противостоять этим явлениям власти пытаются с помощью обмена налоговой информацией. ОЭСР заставила почти все популярные налоговые убежища подписать соглашения об информационной прозрачности, позволяющие фискальным органам в любое время запросить у компетентной службы оффшорной юрисдикции данные об акционерах интересующих их компаний и состоянии их счетов. За последние годы было заключено более 700 таких соглашений — не устояли ни Швейцария, ни Лихтенштейн, последними сдаются Каймановы острова. Одновременно в ряде европейских государств была проведена налоговая амнистия. Наилучшие результаты это дало в странах, где ужесточение контроля над выводом средств сочеталась с улучшением инвестиционного климата. Так, например, за 2010 г. Германия, добавив к карательным мерам расширение налоговых льгот, вернула в бюджет 4 млрд. EUR, тогда как Франция, увеличив налоги, собрала всего 1 млрд. Соединенные Штаты в целях борьбы с оффшорами приняли в 2010 г. закон «Об обязательном раскрытии информации об иностранных счетах» (FATCA), согласно которому с 2015 г. будут автоматически облагаться налогами все платежи, проходящие через американские компании и банки в страны, которые не заключили с США соглашение об обмене налоговой информацией. Отчасти это похоже на оффшорный сбор, существующий в Беларуси, но гораздо масштабнее. Заметим, что у Беларуси такого соглашения с США нет, что в недалеком будущем может стать серьезной проблемой для наших банков и экспортеров.

ОДИН из ключевых моментов борьбы с оффшорами — введение в налоговом законодательстве понятия «конечного бенефициара» — физического или юридического лица, которое держит свои доходы за границей, чтобы не платить с них налоги на родине. В ряде стран (в т.ч. в РФ) предусматривается более жесткое налогообложение компаний, конечные бенефициары собственников которых неизвестны. Кроме того, заключаются международные соглашения, обязывающие налоговые службы и банки сотрудничать в обмене информацией о таких лицах. В большинстве соглашений, участником которых является Беларусь, содержится статья, предусматривающая обмен информацией, касающейся налогов. Однако обычно тут речь идет только о суммах сделок и руководстве компаний, а не об их владельцах.

У нас определение бенефициарных владельцев имеется лишь в Законе от 19.07.2000 № 426-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности», где таковым признается физическое лицо (при невозможности его установления — организация), которое является собственником имущества организации или владеет долями (акциями) в ее уставном фонде в размере, равном либо превышающем 10%, в т.ч. через других физических лиц и (или) другие организации, и имеет возможность влиять на принимаемые ею решения. При этом ст. 5 данного Закона обязывает лиц, осуществляющих финансовые операции, принимать меры по установлению бенефициарных владельцев участников этих операций при заключении с ними договоров, а банки — истребовать у клиентов соответствующую информацию. Однако выявление бенефициаров в Беларуси практически не имеет налоговых последствий. А потому нормы Налогового кодекса, регламентирующие вопросы трансфертного ценообразования (ст. 301 НК) и «тонкой капитализации» (ст. 1311 НК), вряд ли серьезно помогут противостоять выводу капитала и сокрытию налогов с помощью ценовых манипуляций и нерыночных заимствований. Тем не менее требования о раскрытии информации уже сейчас встречают сопротивление бизнесменов, видящих тут ущемление своих прав и посягательство на коммерческую тайну. Интересно, что в качестве аргумента ссылаются на мировой опыт, хотя он как раз говорит о необходимости транспарентности — если, конечно, наша страна не хочет оказаться под давлением ОЭСР, ФАТФ и других структур, борющихся с оффшорами и отмыванием денег.

Леонид ФРИДКИН