$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Компании и рынки

ГРАДУС РАСЧЕТА©

01.09.2015

Монополия государства на производство алкоголя, казалось бы, гарантирует процветание этой отрасли. Тем не менее она не избежала финансовых и сбытовых проблем и потребовала вмешательства властей даже на высшем уровне, принятия решений, еще недавно казавшихся невозможными. О ситуации на алкогольном рынке корреспонденту «ЭГ» рассказал директор Слонимского винодельческого завода Михаил ОКУЛИК.

— Михаил Васильевич, считается, что производство алкоголя — сверхприбыльный бизнес. Так ли это?

— На самом деле, в последние 2 года ситуация в алкогольной отрасли поменялась по разным причинам, в т.ч. из-за диктата торговли, которая перестала платить вовремя, и недостаточного контроля и государственного регулирования. Производство алкоголя на большинстве предприятий стало невыгодным, а винодельческие заводы, наверное, все, без исключения, сделались убыточными. Уже есть факты банкротств, введения санации на крупных предприятиях, например на Гомельском винодельческом заводе.

— Чем же объясняется такое положение?

— На состоянии винодельческих заводов весьма негативно отразилось отсутствие государственного регулирования цен на плодово-ягодные вина. Например, на водку установлена минимальная цена — 40 тыс. Br за бутылку (без НДС), что позволяет заводам работать рентабельно — если не мешают другие факторы. А на плодово-ягодные вина минимальной цены нет. В условиях перепроизводства, больших остатков на складах торговля сбивает цены до уровня убыточного для заводов. Конкуренция в этом сегменте очень высокая — 27 производителей. В былые годы они выпускали в год 20 млн. дал плодово-ягодных вин, сегодня — только 13 млн., притом что мощности сохранены прежние.

Что касается крепкого алкоголя, то финансовый результат ухудшают различные узаконенные виды выплат премий и бонусов торговым сетям.

— Каким должен быть оптимальный уровень ставок акцизов на алкогольную продукцию с вашей точки зрения?

— Повышение акциза отрицательно повлияло на прибыльность: выросла цена — упали продажи. Кроме того, его рост привел к увеличению поставок контрафактной продукции с соседних рынков, в первую очередь из России. Уровень акцизов должен быть таким, чтобы отечественный алкоголь оставался конкурентоспособным в сравнении с аналогичной продукцией в сопредельных странах.

У нас в прошлом году акциз на плодово-ягодные вина поднялся почти на 100%, а в этом году — еще на 76%, на крепкий алкоголь — на 6% в прошлом году и на столько же — в этом. Думаю, мы перешагнули планку допустимого роста этого налога. По всей продукции, кроме игристых вин, отмечается падение реализации на 20–30%. Пора или заморозить ставки, или подумать об их снижении. Мы ориентировались на Россию, но там рост акцизов остановлен, а по некоторым видам продукции произошло или планируется снижение ставок. Нам надо это учитывать.

— Как изменились расчеты и размер задолженности торговли за реализованную продукцию с принятием Закона «О государственном регулировании торговли и общественного питания»?

— Формально закон отрегулировал сроки оплаты — до 45 дней. А что касается задолженности перед нами, то сейчас, после совещания у главы государства, которое состоялось 20 августа, все госорганы, включая прокуратуру, налоговые инспекции, КГК и КГБ, резко обратили внимание на расчеты за алкоголь. Думаю, что если этот вопрос будет поддерживаться на должном уровне, то мы сможем в полной мере применять к неплательщикам все законодательно предусмотренные инструменты воздействия, вплоть до приостановления и лишения лицензий, штрафы, конфискацию в доход государства просроченной задолженности. Если раньше к нашим взаимоотношениям с торговлей с прохладцей относились, то сейчас внимание заострено на оказании содействия в решении этих вопросов. Объявлено, что оплата должна поступать не более чем за 30 дней.

— Это помогло?

— Конечно, при содействии органов власти расчеты идут хорошо. В отдельные периоды у нас до 20–25% общей задолженности приходилось на просроченную. У других заводов была аналогичная ситуация. Думаю, задача, которую поставил глава государства, — до 1 сентября ликвидировать просроченные долги за алкоголь — будет выполнена. Рассчитаются все, кроме тех, кто находится в процедуре банкротства. В дальнейшем на 1-е число каждого месяца мы обязаны предоставлять информацию по злостным неплательщикам в налоговую инспекцию и прокуратуру. Они имеют полное право обращаться в лицензирующий орган. Думаю, в результате в ближайшие месяцы слабые игроки с розничного рынка исчезнут. Останутся те, кто имеет достаточно средств, чтобы торговать алкоголем и своевременно рассчитываться за него. Во всем мире получить лицензию на торговлю алкоголем — достаточно сложно. Надо иметь определенные обороты, выполнять ряд условий. У нас до сих пор такая лицензия выдавалась практически любому, даже тем, кто концы с концами не мог свести. Теперь такие факты будут исключены.

— Какие надежды вы связываете с выпуском такой новой продукции, как самогон? Будет ли расширено его производство?

— Мы надеемся, что эта новинка найдет свое место на рынке. Он рассчитан на людей зрелого возраста, ценителей традиций, изготавливается по старинным народным рецептам. Пока мы единственные в стране, кто имеет право разливать этот продукт в бутылку и поставлять в торговые точки.

Структуру алкогольного рынка это, конечно, не изменит. Дай Бог, чтобы мы получили 1,5% от общего объема потребления алкоголя в стране, но, конечно, о более высокой доле речь не идет. Есть часть потенциальных потребителей, которым этот продукт нравится, но купить его законно до сих пор было нельзя. Сегодня «Першачок» запросили магазины беспошлинной торговли, а к концу сентября надеемся представить его во всех торговых сетях. Сформировался интерес к этому продукту оптовиков из соседних стран. Мы надеемся, что в общем объеме производства его доля возрастет с нынешних 1,8% до 10% в следующем году, а пока он позволит увеличить выручку на 10–15%.

— Как сказываются на алкогольной отрасли ограничения на рекламу продукции и ужесточение правил розничной торговли?

— Такие ограничения должны быть. Мы приспособились рекламировать свою продукцию в местах продаж, проводить дегустации на выставках. Всегда можно найти законные способы, чтобы довести потребителю информацию о новой продукции.

— Трудно ли добиться минимальной наценки на алкогольную продукцию от торговых сетей?

— Такая сеть, как «Белкоопсоюз», начала устанавливать на отечественные плодово-ягодные вина надбавку 50–70%, и добиться у них ограничений практически невозможно. Мы два года им объясняем, что из-за такой высокой наценки происходит падение продаж. А они утверждают, что это их внутреннее дело, такие действия якобы один из способов улучшить финансовые результаты. Но я считаю, что такого уровня наценок быть не должно. Что касается крупных частных сетей, таких как «Алми», «Соседи» и другие, то там нормальная ситуация. Они проводят акции, снижая наценки, делают ее на уровне 30%, и каких-то спорных вопросов с ними не возникает. С другой стороны, на днях возник вопрос с «Евроторгом», который предлагает отгружать плодово-ягодные вина в убыток для завода и с установлением наценки 40%, что для нас неприемлемо. Балансировать интересы легче, когда партнеры в одинаковых «весовых» категориях. В противном случае на помощь должно приходить государственное регулирование.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА