$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ГОТОВ К ПАРТНЕРСТВУ И ДОВЕРИЮ©

25.01.2013

В прошлом году в плане законопроектной деятельности значилась подготовка концепции Закона «О государственно-частном партнерстве». Работа выполнена, документ подготовлен, представлен на обсуждение и согласование. Возможно, закон будет принят в текущем году — если законодателей не отвлекут более важные дела. Пока же одни специалисты уверяют, что данный нормативный акт сыграет важную роль в развитии отечественной экономики, а иные сомневаются в этом, причем аргументы обеих сторон выглядят для рядового бизнесмена не очень убедительно.

Для юристов даже неработающий закон может быть интересен с точки зрения теории права, создаваемых им коллизий и конструкций. Но для экономиста закон представляет собой совокупность определенных барьеров и издержек, имеющих экономические и социальные последствия. А потому экономиста, а в еще большей степени — предпринимателя, интересует, чтобы закон, который является формальным институтом, работал. Как же должно работать государственно-частное партнерство (ГЧП)?

Его суть как института заключается в целенаправленном вовлечении частного капитала в сферу ответственности государства — в масштабные проекты по развитию транспортной и коммунальной инфраструктуры, здравоохранения и образования. Стоимость таких проектов может исчисляться миллионами долларов, а сроки — годами и десятилетиями. Пока юристы спорят о правовых формах такого вовлечения, а отдельные эстеты — о том, какая формулировка правильнее: «государственно-частное» или «частно-государственное», из поля их зрения почти вывалился главный компонент термина — «партнерство». Ведь ГЧП — это прежде всего взаимодействие сторон, представляющее для них взаимный стратегический интерес и выгоды, развивающееся в более широких рамках, чем гражданское законодательство, реализуемое через разнообразные нормативно регулируемые формы и механизмы. Поэтому важно, чтобы на протяжении всего срока проекта партнеры доверяли друг другу и оправдывали это доверие.

КОНЦЕПЦИЯ законодательства о ГЧП направлена на урегулирование правоотношений с инвесторами при осуществлении ими видов деятельности по схемам «строительство – управление – передача» (Build – Operate – Transfe (ВОТ)) и «строительство – передача – управление» (ВТО), а также производным от них схемам. В первом случае частный партнер возводит объект, использует его, обслуживает в течение определенного времени, а затем передает его государству. Пока объект находится в собственности частника, он вправе зарабатывать на нем, чтобы возместить затраты. Во втором случае частный партнер сразу передает возведенный им объект государству, а потом получает право его использовать (например, арендовать) определенное время. Есть и другие варианты — поручить частнику реконструкцию, ремонт, реставрацию объектов госсобственности с последующей передачей ему в пользование, чтобы возместить расходы. По мнению некоторых чиновников, это может стать приемлемой альтернативой приватизации, к которой у нас, как известно, отношение особое.

ПОТРЕБНОСТЬ в участии частного капитала очевидна: инвестиций в инфраструктуру нужно много. В мире на эти цели тратится 3,8% мирового ВВП. Такие данные приводятся в докладе McKinsey Global Institute, проанализировавшей эти расходы в 84 странах, производящих более 90% мирового ВВП, за 18 лет. К 2030 г. на инфраструктуру в мире придется потратить минимум 57 трлн. USD при средних темпах роста глобальной экономики на 3,3% в год. Причем потребность в этих расходах вырастет с 2,6 трлн. USD в 2013 г. до 4,1–4,8 трлн. (в ценах 2010 г.) — в 2,5 раза больше глобальных военных расходов.

Часть этих сумм приходится на нашу страну. И без McKinsey ясно, что средств в белорусской казне не хватает, а потому частный капитал был бы весьма кстати. Но во всех схемах ГЧП, признанных мировой практикой, кроется серьезная опасность: любые инфраструктурные проекты требуют значительного финансирования, но далеко не все они выгодны. Какую-то долю затрат частного партнера придется финансировать из бюджета. Если он не выполнит свои обязательства, размер платежей из бюджета будет соответственно уменьшаться. Предполагается, что во всех случаях частник заинтересован в том, чтобы объект создавался и использовался наилучшим образом, а потому будет стараться применять технологически эффективные материалы, инновационные разработки, чтобы минимизировать свои расходы на стадии эксплуатации и техобслуживания объекта. Возможно, так и будет. Но не исключено, что найдутся такие «партнеры», которым больше понравится минимизация расходов на стадии как строительства, так и эксплуатации, чтобы объект «выдержал» до передачи государству. А оно потом пусть само разбирается — делать капремонт или сносить эти развалины.

Планирование инфраструктурных проектов в большинстве стран никак не связано с более широкими социальными и экономическими целями, предупреждает McKinsey в своем исследовании. Партнерство предполагает, что стороны разумно распределяют между собой риски и выгоды. Но на практике ресурсы порой распределяются исходя из узких политических интересов, а отбор проектов сопровождается коррупцией. В Беларуси эти проблемы усугубляются незащищенностью частной собственности: за примерами ее отъема «именем революции» далеко ходить не надо. Из-за отсутствия долгосрочного стратегического планирования и высоких рисков компании заинтересованы заработать как можно больше и быстрее, раздувая расходы и скрывая выручку. К тому же сметы составляются на основе нормативной, а не рыночной стоимости работ. Это опять-таки беда всеобщая и вечная. Так, ученый Бент Фливбьерг из школы бизнеса SAID Оксфордского университета в статье «Выживание слабейших: почему реализуются худшие инфраструктурные проекты и что с этим можно поделать» отмечает, что ситуация не улучшается как минимум последние 70 лет: 9 из 10 проектов выходят за рамки бюджета, при строительстве железных дорог смета завышена в среднем на 44,7%, мостов и тоннелей — на 33,8%, дорог — на 20,4%. Правда, Фливбьерг уверяет, что справиться с проблемой можно, но за последние 20 лет это никому не удалось.

В СЕНТЯБРЕ эксперты Европейской экономической комиссии ООН провели оценку национальной готовности ГЧП в Беларуси. В своем отчете они рекомендовали не торопиться с запуском инфраструктурных проектов, прежде чем будут рассмотрены вопросы и рекомендации, особенно касающиеся правовой структуры и соответствующих систем и процессов, появится профессиональное планирование. Иначе проекты могут потерпеть неудачу, разочарованные частники уведут свой капитал за рубеж. Комиссия сочла, что властям в процессе рассмотрения законодательства в области ГЧП «вначале нужно развивать навыки и знания в этой области, а также институциональный потенциал наряду с разработкой долгосрочного межотраслевого Национального инфраструктурного плана, предоставляя прозрачную систему оценки и одобрение проектов и госзакупок». Если это будет достигнуто и найдется политическая воля, Беларусь получит неплохие шансы для привлечения частного капитала, необходимого для реализации экономических и социальных целей.

Итак, чтобы оценить выгодность партнерства, важна правильная оценка эффективности различных форм и проектов, основанная на методической базе, применяемой в инвестиционном анализе и бизнес-планировании. Это больше соответствует букве и духу ГЧП, чем различные ограничения, сопровождаемые пристальным контролем за каждым шагом частника, всегда подозреваемого в стремлении получать чрезмерные доходы, и угроза конфискации имущества.

СЛОЖНОСТЬ в том, что период анализа нужно распространить на весь срок подготовки и реализации проектов, часто измеряемый десятилетиями, оценивая множество различных факторов. Специфически проявляет себя смена в процессе партнерства форм собственности на объекты, нормативные и иные условия взаимодействия, изменения требований к качеству объектов инфраструктуры, услуг населению, состоянию окружающей среды. Все это, естественно, ведет к определенному удорожанию строительства и неоднозначно оцениваемым финансовым и социальным результатам на разных этапах функционирования объектов. Поэтому обычные методы оценки эффективности за рубежом трансформировались в многовариантный обобщающий VfM-анализ ценности партнерства (Value for Money). Здесь используются качественные интегральные критерии социально-экономического характера, позволяющие оценить сущность ГЧП как института, выходящего за рамки традиционных стандартов и количественно оцениваемых критериев, во многом опирающегося на социальные принципы доверия. В то же время реализация целей партнерства происходит в рамках гражданско-правовых отношений и таких механизмов, как инвестпроекты в девелопмент, аутсорсинг, обратную аренду. Для оценки их эффективности в мире накоплен опыт инвестиционного, стратегического, сценарного и актуарного анализа, которыми стоит руководствоваться при оценке проектов ГЧП — чтобы не считать каждый рубль, полученный одним партнером, коварно похищенным у другого...

Леонид ФРИДКИН