$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Недвижимость

Государство на неиспользуемом имуществе

17.02.2017

Хотя правительство ежегодно рассматривает вопросы вовлечения в оборот неиспользуемого недвижимого имущества, его доля не меняется. Заметного прогресса в этой работе не отмечается, признали участники заседания Президиума Совета Министров, состоявшегося 14 февраля. При этом власти не могут определиться не только с судьбой таких активов, но и с оценкой эффективности их использования.

Сегодня в стране, по официальным данным, не используется 2,2 млн. м2 площадей, т.е. около 2% всего недвижимого государственного имущества, сообщил премьер-министр Ан­дрей Кобяков. За этими циф­рами скрываются недополученные доходы госпредприятий и бюджета, значительные расходы на содержание таких объектов, налоги на землю и недвижимость. Планы по вовлечению в хозяйственный оборот в 2016 г. выполнены всего на 65% – пристроить удалось только 1006 объектов. Это хуже, чем в 2015 г. В частности, в Витебской области план выполнен всего на 46,6%, в г. Минске – на 32%.

По мнению А. Кобякова, законодательно в данной сфере все урегулировано, полномочия у каждого есть. Действительно, указов от 29.03.2012 № 150 «О некоторых вопросах аренды и безвозмездного пользования имуществом» и от 4.07.2012 № 294 «О порядке распоряжения государственным имуществом», постановлений Совмина от 11.03.2010 № 342, от 24.02.2012 № 180, от 3.10.2012 № 905, от 12.07.2013 № 609, постановлений Госкомимущества от 31.07.2012 № 25 и от 24.08.2012 № 33 и ряда других нормативных актов вполне могло бы хватить, чтобы избавляться от непрофильных активов, регулярно формировать перечни неиспользуемого и неэффективно используемого госимущества, находить ему полезное применение или новых владельцев, в крайнем случае – за символическую 1 базовую величину. Но, как признал премьер-министр, «пользуемся мы ими очень осторожно, я бы даже сказал робко». А потому множество бюрократических барьеров, из­лишних ведомственных требований «ограничивают воз­можность инициативных, пред­приимчивых людей ис­пользовать пустующие объекты под от­крытие бизнеса и сдерживают процесс их вовлечения в коммерческий оборот», считает глава правительства.

Вероятно, в той же степени бизнесменов сдерживает опас­ность пересмотра сделок по приобретению государственных ак­ти­вов, высокие имущественные налоги и трудности с кредитованием. Правда, в текущем году власти намерены законодательно закрепить необратимость при­ватизации государственного имущества и сократить срок исковой давности по приватизационным сделкам до 3 лет. Но эти поправки еще надо принять. В свою очередь, можно предположить, что «ос­то­рожность» чиновников под­крепляется ст. 23.27 КоАП, согласно которой нарушение законодательства о залоге, сдаче в аренду или ином распоряжении госимуществом, не по­влекшее его выбытия из государственной собственности, гро­зит штрафом только до 30 базовых величин (БВ), на юридическое лицо – от 20 до 200 БВ, а в случае смены собственника – от 10 до 50 БВ и на юрлицо – от 200 до 1000 БВ.

Пока же премьер-министр не получает от регулятора в лице Госкомимущества ни ответа на вопросы о причинах отсутствия прогресса в работе с госактивами, ни предложений по кардинальной перестройке этой работы, либерализации условий во­влечения имущества в хозоборот. В частности, уже не один год Госкомимущество совместно с министерствами не может решить, как оценить эффективность использования имущества государственными пред­приятиями и хозяйственными обществами. Оказывается, до сих пор чиновники не изыскали способ объективно оценивать эффективность ис­пользования имущества и установили ее базовые критерии в зависимости от отрасли и сферы ее использования. Видимо, критериев, за­крепленных в определениях неэффективного использования и неиспользования Указом № 294, не хватает. Но тогда, наверное, помимо коэффициента ис­пользования (и его вариаций – интенсивного и экстенсивного), мо­ж­но воспользоваться и другими показателями, такими как коэффициенты загрузки оборудования и площадей, фондоотдача, фондоемкость, рентабельность активов и т.п. Некоторые частники довольно оперативно тестируют с помощью таких показателей свои активы, чтобы минимизировать издержки и налоги.

Интересно, что если для принятия решений об использовании активов критериев чиновникам не хватает, то для того чтобы увеличивать в 10 раз ставки налога на недвижимость и земельного налога по неиспользуемым (неэффективно используемым) капитальным строениям (зданиям, сооружениям), их час­тям, включаемым местными советами в соответствующие перечни, они есть. При этом со­гласно постановлению Совмина от 6.11.2013 № 957 неиспользуемой считается недвижимость, которой не пользовались или не сдавали в аренду сум­марно более 9 месяцев в течение 12 пред­шествующих календарных месяцев, а неэффективно используемой – если по ней коэффициент использования в течение 12 месяцев составляет менее 0,3.

Другая проблема – искажение отчетной информации и сокрытие наличия неиспользуемого имущества, за что Комитет госконтроля критикует Госкомимущество. При проверках выявляются случаи отсутствия долж­ного контроля со стороны Госкомимущества за организацией этой работы в областях и достоверностью представляемых данных, отмечалось на заседании правительства. Видимо, уследить за огромным мас­сивом таких активов чиновникам настолько не под силу, что их даже не пугает штраф в размере до 50 БВ, предусмотренный ч. 3 ст. 23.27 КоАП за непредставление, несвоевремен­ное представление или пред­ставление неполной либо недостоверной информации о госимуществе, подлежащем включению в перечни неиспользуемого и неэффективно ис­пользуемого. А если его даже не могут учесть должным образом, что говорить об эффективном использовании.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ