$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Государственный интерес для зарубежного капитала

10.01.2017

В конце прошлого года на совещании по вопросам привлечения внешнего финансирования Президент Беларуси Александр Лукашенко потребовал, чтобы условия привлечения в страну внешних инвестиций соответствовали государственным интересам. Но эти интересы придется как-то увязывать с предпочтениями инвесторов, которые после мирового кризиса существенно изменились.

Если в 2011–2015 гг. в республике вместо запланированного роста инвестиций в основной капитал на 90–97% произошел спад на 11,7%, то в текущей пятилетке в 2020 г. по сравнению с 2015-м рост должен составить всего 12–­14,9%. Об этом говорится в Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 гг. Всего объем инвестиций в основной капитал за пятилетие прогнозируется в объеме 150 млрд. BYN, а их структура должна существенно измениться. Так, долю бюджетных средств планируется снизить с 13,1% в 2015 г. до 7,5% в 2020-м, а собственных средств организаций – увеличить с 39,8 до 42%. Предполагается, что стабилизация макроэкономической ситуации и улучшение финансового положения позволят организациям изы­скать эти ресурсы. Одновременно прогнозируется постепенное сокращение объемов льготного кредитования и рас­ширение коммерческого кредитования за счет снижения процентных ставок. При этом доля кредитов отечественных банков должна вырасти с 15,9% в 2016 г. до 18,3% в 2020-м, а доля внешних источников финансирования инвестиций в основной капитал – с 13,2% в 2011–2015 гг. до 20% в 2016–2020 гг.

При этом в Программе констатируется низкая отдача от инвестиций в основной капитал, в т.ч. в связи с их нерациональной технологической стру­ктурой. Большая часть ресурсов по-прежнему направляется на выполнение строительно-­монтажных работ. Кроме того, признается недостаточный объ­ем привлечения прямых ино­странных инвестиций из-за несовершенства законодательства, формирующего инвестиционный климат, и правоприменения. Одновременно воз­никла проблема закредитованности субъектов хозяйствования вследствие дефицита соб­ственных оборотных средств, низкого уровня привлечения инвестиций в акционерный капитал. Поэтому в Программе декларируется важнейшая роль ПИИ, которые в условиях дефицита внутренних источников должны стать главным фактором модернизации экономики на бездолговой основе. Авторы Программы надеются, что рост числа совместных компаний и производств, интеграция белорусских субъектов хозяйствования в производственно-­ин­вестиционные цепочки ведущих мировых компаний позволят повысить технологический уровень бизнеса и создать новые рабочие места. Нужно лишь улучшить условия ведения бизнеса, обеспечить гарантии прав частной собственности, активировать приватизацию малых и средних госпредприятий, снизить регулятивные риски.

Впрочем, на высшем уровне несколько иное видение решения вопроса привлечения внеш­них финансовых ресурсов в экономику и в первую очередь – в реальный сектор. «Вопрос не в том, где их найти и как, – заявил Президент на совещании. – Речь пойдет о конкретных кредитах, которые нам предлагают. Не только мы просим у кого-то (это нормальная практика), а нам предлагают сегодня наши партнеры. Прежде всего российские банки. Нам надо обсудить правила заимствования, стоимость этих кредитов, стоит или не стоит их брать, куда направить».

По мнению главы государства, «просто нужно шевелиться, денег в мире предостаточно. Конечно, никто разбрасываться ими не будет. Но наша страна имеет хорошую кредитную историю, мы никому никогда не были должны и не планируем иметь просроченные кредитные ресурсы или долги, поэтому надо этим воспользоваться и работать». При этом условия привлечения финансов «должны соответствовать ис­ключительно государственным интересам, иметь ясные пер­спективы и цель».

Трансграничный кошелек

К сожалению, тенденции на мировых финансовых рынках несколько отличаются от желаний белорусских властей. По данным Глобального института McKinsey, трансграничные потоки капитала резко сократились после мирового кризиса: с 20,7% мирового ВВП в 2009 г. до 2,6% в 2016-м, т.е. они вдвое ниже, чем в 1989 г., а их приток с 2007 по 2015 гг. упал в 3,4 раза. Существенно изменилась и их структура (см. диа­грамму на с. 2). За период с 2007 по 2015 год трансграничные покупки акций увеличились всего на 2%, покупки облигаций сократились на 8%, прямые иностранные инвестиции – на 4%, банковское кредитование вообще ушло в «минус», снизившись почти в 1,8 раза. По оценке института McKinsey, на сокращение бан­ковского кредитования меж­ду странами приходится 3/4 об­щего спада транс­граничного финансирования за последние 9 лет.

Отношение инвесторов к высокорисковому кредитованию существенно изменилось, произошла переоценка аргументов в пользу трансграничного финансирования, –  пишет Себастиан Маллаби в декабрьском выпуске журнала МВФ «Финансы и развитие». Оказалось, что некоторые из его теоретических преимуществ так и не вышли за рамки теории. Предполагалось, что финансовая глобализация позволяет вкладчикам в богатых странах получать высокие доходы от инвестиций в быстро развивающуюся экономику стран с формирующимся рынком. Это в теории выгодно первым и позволяет вторым получать из-за рубежа ресурсы для модернизации экономики. Но такая схема работает в основном лишь в учебниках, пишет С. Маллаби. Если преимущества финансовой глобализации на практике оказались туманными, то ее недостатки становятся все очевиднее.

Во-первых, в благоприятные периоды глобальный капитал устремляется в небольшие страны с открытой экономикой, что повышает риск чрезмерных инвестиций и возникновения спекулятивных «пузырей». Если в начале «нулевых» объем трансграничных потоков капитала составлял в среднем 9,9% мирового ВВП, то в последние 3 года он почти вдвое меньше этой нормы. Объем трансграничных потоков капитала, достигший максимальной от­метки в 21% мирового ВВП, стал отражением нездоровой смеси амбиций и доверчивости банков, прежде всего европейских. По сообщениям Банка международных расчетов, на протяжении всех 8 лет после банкротства Lehman Brothers банки из зоны евро ежегодно сокращали свои зарубежные требования почти на 1 трлн. USD, что намного превышает спад в других регионах.

С ухудшением ситуации наблюдается отток капитала, что усугубляет рецессию. Это побуждает страны со средним уровнем дохода экспериментировать, вводя различные меры контроля за операциями с капиталом.

Во-вторых, трансграничная бан­ковская деятельность подразумевает участие крупных и сложных кредитных организаций, с трудом поддающихся регулированию, создающее риски для общества. Заметим, что некоторые из этих факторов наблюдались и у нас: несмотря на продажу ряда белорусских банков российским структурам, особого роста кредитования, тем более в промышленности и АПК, не на­блюдалось. Впрочем, при скро­мном притоке капитала его оттока тоже не наблюдалось.

Спад глобального транс­граничного финансирования вряд ли позволяет надеяться, что именно Беларусь может рассчитывать на получение ресурсов в желаемом объеме на условиях, назначенных бе­лорусскими властями. Ес­ли денег в этой части мирового финансового рын­ка объективно становится меньше, то и конкуренция их получение обо­стряется.

Бонус для инвестора

Конечно, получать зарубежные кредиты мож­но и сейчас. Но надежного обеспечения у пред­приятий практически нет: в период рецессии рыночная стоимость активов всегда существенно снижается. Если же прибегнуть к гарантиям правительства, то потенциально будет увеличиваться «квазигосударственный» внеш­ний долг, расплачиваться за который придется налогоплательщикам.

Остаются недолговые ин­струменты. Чем же мы привлечем портфельных и стратегических инвесторов, которые так избаловались в последние годы? В Программе обещается обеспечить свободную куплю-продажу акций «за счет усовершенствования практики применения преимущественного права исполкомов на приобретение акций» в рамках Указа Президента от 16.11.2006 № 677, в т.ч. в части установления целевого характера приобретения ак­ций, оптимизации спи­сков об­ществ и срока действия преимущественного права с по­следующей его отменой. Кроме того, обещается развивать рынок корпоративных об­лигаций как эффективный инструмент долгосрочного финансирования субъектов хозяйствования, со­здать правовую основу для финансирования субъектов хозяйствования посредством осуществления операций секьюритизации. С учетом реальных по­требностей субъектов хозяйствования и конъ­юнктуры мирового рынка капитала предусматривается при­влечение иност­ранных инвестиций с использованием инструментов рынка ценных бумаг, включая публичное размещение акций на зарубежных торговых площадках.

К сожалению, подобные обещания звучат уже 5–10 лет. Даже если они наконец начнут воплощаться в жизнь, нам придется очень постараться, чтобы доказать потенциальным инвесторам, что новые правила вводятся всерьез и надолго, а также обладают какими-то преимуществами по сравнению с условиями, существующими в других странах, в т.ч. соседних.

 

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ