$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО:

25.09.2015

большие надежды

Сможет ли институт государственно-частного партнерства заработать в полную силу в Беларуси? Ответ на этот вопрос во многом зависит от того, какие нормы будут заложены в закон «О государственно-частном партнерстве», проект которого рассматривался на расширенном заседании Постоянной комиссии Палаты представителей по экономической политике.

О необходимости принятия закона о государственно-частном партнерстве (ГЧП) в Беларуси говорят уже много лет. Неоднократно обсуждались и подготовленные в разное время по инициативе международных финансовых организаций различные его варианты. И лишь месяц назад Совмин наконец-то направил в Палату представителей согласованный с заинтересованными министерствами и ведомствами проект закона.

ПОЧЕМУ правительство наконец-то решилось на такой шаг? Один из разработчиков законопроекта первый заместитель министра экономики Александр Заборовский в своем докладе и ответах на вопросы депутатов акцентировал внимание на том, что ситуация на мировых рынках изменилась, объем прямых иностранных инвестиций в мире за 4 года сократился в два раза. Создание же института ГЧП поможет нашей стране привлечь необходимые средства и решить проблемы растущего инфраструктурного дефицита в условиях бюджетной экономии.

Согласно законопроекту под ГЧП понимается юридически оформленное на определенный срок взаимовыгодное сотрудничество государства с юридическими лицами, иностранными организациями, не являющимися юрлицами, и физическими лицами, в т.ч. с ИП. Таким образом, появится возможность привлекать на долгосрочной основе ресурсы частного сектора для строительства стратегически важных инфраструктурных объектов, их развития и управления.

Частный партнер, избранный на конкурсной основе, создает (реконструирует) и в течение оговоренного соглашением срока (как правило, 10–20–30 лет) обслуживает инфраструктурный объект, за что получает из бюджета фиксированные платежи. По истечении этого срока актив в порядке и на условиях, определенных соглашением о ГЧП, переходит в собственность государства (административно-территориальной единицы). Кстати, в отличие от нашего законопроекта в аналогичном законе РФ прописана возможность возникновения частной собственности как обязательный элемент соглашения ГЧП при создании новых объектов. Но в том случае, когда затраты государственной (муниципальной) стороны при реализации проекта выше, чем частника, по истечении срока, определенного соглашением, объект также передается в собственность государства.

По словам первого заместителя министра финансов Максима Ермоловича, закон установит обязанность республиканского и местных бюджетов финансировать проекты ГЧП, благодаря которым Минфин надеется перейти от сметного финансирования к нормативному в ключевых отраслях социальной сферы, т.к. частник за те средства, которые выделяются на одного человека из бюджета, сможет оказать более качественную и одновременно более дешевую услугу, чем госучреждение.

АКТИВНО участвовали в обсуждении законопроекта представители предпринимательских союзов.

В каких сферах сможет успешно работать частный бизнес в рамках ГЧП? Председатель конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов отметил несогласованность некоторых положений законопроекта: одна статья включает широкий спектр отраслей, доступных для участия отечественных предпринимателей, другая — ограничивает это участие чисто инфраструктурными проектами. Так, частный бизнес не сможет, например, оказывать государству услуги по сертификации продукции, «которую сегодня в стране делать некому, очереди на два месяца вперед». Не смогут отечественные предприниматели заняться производством инновационной продукции, несмотря на то что «по данным НАН Беларуси, у них имеется свыше тысячи таких разработок, созданных за счет бюджетного финансирования, но нет механизма, как их с частным сектором совместить». Участие бизнеса в ГЧП прописано «очень жестко», ничего не сказано о возможных для него формах финансирования. В качестве неудачного примера ГЧП В.Маргелов назвал создание и введение в действие системы BelToll, когда субъект малого предпринимательства «за проезд трехтонника от Могилева до Минска платит 560 тыс. Br».

Разработчики законопроекта заверили, что у белорусского бизнеса появятся широкие возможности для инвестирования путем заключения договоров о ГЧП в таких сферах, как коммунальное хозяйство, здравоохранение, социальное обслуживание, образование, культура, электросвязь, переработка нефти, агропромышленный сектор. Более того, этот институт сможет успешно работать даже в оборонном секторе и в правоохранительной системе. Но вот что касается примеров (пусть и гипотетических) будущего партнерства с участием отечественного бизнеса, которые рассматривались на заседании комиссии, то речь действительно шла в основном о строительстве и функционировании детских садов.

Обращалось внимание на то, что предпринимаются попытки поставить знак равенства между ГЧП и государственными закупками, распространить на такое партнерство нормы Закона от 13.07.2012 № 419-З «О государственных закупках товаров (работ, услуг)» (далее — Закон № 419-З). Кроме того, обязательства, которые согласно законопроекту государство принимает в рамках соглашения о ГЧП, предлагается рассматривать как господдержку со всеми вытекающими отсюда последствиями. Специалисты считают, что необходимо четко разграничить данные правоотношения (аналогичная работа уже ведется в России и Казахстане) для того, чтобы у контролирующих органов не возникало вопросов и поводов для штрафных санкций, иначе никаких перспектив у ГЧП в Беларуси не будет.

Действительно, Комитет госконтроля считает, что предоставление частному партнеру средств республиканского и (или) местных бюджетов в соответствии с условиями соглашения о ГЧП является госзакупкой и должно регулироваться Законом № 419-З.

Депутаты же уверены, что механизм ГЧП носит характер возмещения затрат со стороны государства частному партнеру по вводу в эксплуатацию и саму эксплуатацию инфраструктурного объекта, поэтому госзакупка товаров (работ, услуг) здесь отсутствует. Кроме того, планируется корректировка законодательства в части нераспространения норм Закона № 419-З на правоотношения по формам ГЧП — инвестиционный и концессионный договоры и соглашение.

Не согласны депутаты и с теми, кто пытается уравнять господдержку с институтом ГЧП. Ведь бюджет начинает возмещать финансовые ресурсы, затраченные частным партнером, только после завершения строительства и ввода инфраструктурного объекта в эксплуатацию (причем выплаты идут в течение 15–20 лет). То есть государство получает, во-первых, возможность оплаты инвестиционных издержек в рассрочку, во-вторых, сокращает затраты на содержание этого объекта в эксплуатационный период.

НЕСМОТРЯ на споры вокруг законопроекта, практически все высказались за его принятие после доработки. Председатель Постоянной комиссии по экономической политике Виктор Валюшицкий считает, что благодаря этому документу наша экономика получит хороший стимул для развития, обеспечения роста занятости, а также эффективного использования бюджетных средств. В парламенте хотели бы, чтобы закон о ГЧП был выгоден и государству, и бизнесу.

Своего коллегу поддержал член Совета Республики Сергей Новицкий: без этого закона наша экономика окажется неконкурентоспособной даже в рамках ЕАЭС. Он отметил, что Европейская экономическая комиссия ООН отметила быстрый прогресс Беларуси в области развития института ГЧП.

Думаю, что внесению законопроекта в парламент во многом содействовала и начавшаяся подготовка 7 пилотных проектов ГЧП на общую сумму, превышающую 1 млрд. USD. Действительно, крупного частного капитала у нас практически нет, и Совмин старается найти финансирование на стороне, заинтересовать этими проектами международные финансовые организации. По самому крупному из них — реконструкция автомобильной дороги М10 — ЕБРР и Международная финансовая корпорация (IFC) уже предложили свои услуги в качестве соведущих консультантов правительства по техническим, правовым, социальным и экологическим вопросам. Предоставляться такие долгосрочные ресурсы для реализации того или иного проекта будут на основании положений закона о ГЧП.

БУДЕТ ли закон работать? Участники встречи беспокоились, чтобы этот правовой акт не постигла участь закона о концессиях, который сегодня не действует. Представители бизнес-союзов также надеются, что в окончательном варианте будут более четко прописаны гарантии и механизм возврата инвестированных средств, иначе ГЧП может обернуться для предпринимателей потерей вложенных в дело денег.

И основания для такого беспокойства есть, так как ст. 27 законопроекта предусматривает возможность замены частного партнера не только по решению суда, но и в случаях, «когда это требуется в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод, нравственности, здоровья населения и охраны окружающей среды». При желании такой общей формулировкой можно оправдать чуть ли не любую инициативу по замене частного партнера. В то же время четкого ответа о размере компенсации, которую он получит в случае досрочного прекращения соглашения, нет.

В числе недостатков документа назывался его «рамочный» формат — Совмину делегируется принятие целого ряда подзаконных актов. В итоге есть опасения, что чиновники могут «подкорректировать» законопроект по своему усмотрению.

На встрече практически не затрагивалась тема коррупции, в связи с которой в соседней России некоторые проекты ГЧП уже привлекли повышенное внимание контрольно-надзорных органов.

Стоит задаться еще одним вопросом: существуют ли для реализации таких проектов в нашей стране необходимые условия? Пока сложно представить, что государство сможет увидеть в частнике равноправного партнера и тем более передать ему часть своих функций. Да и предприниматели зачастую с недоверием относятся к инициативам, исходящим от властей. К тому же развитие ГЧП зависит не только от профильного закона, даже самого совершенного, но и от правоприменительной практики, гарантий права собственности, стабильности правил игры в экономике, которые у нас часто и непредсказуемо меняются, в т.ч. «задним» числом.

Анна РАДЮК