$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Господдержка с угрозой наказания

22.06.2007

На прошлой неделе Палата представителей приняла в двух чтениях поправки в Уголовный кодекс по вопросу усиления ответственности за преступления, связанные с коррупцией.

Как сообщил, выступая на пленарном заседании с докладом, председатель Постоянной комиссии по национальной безопасности Анатолий Белошевский, законопроект увеличивает нижние пределы возможных наказаний в виде лишения свободы. Кроме того, из санкций действующих статей УК, предусматривающих ответственность за коррупционные преступления, предлагается максимально исключить альтернативные лишению свободы виды наказаний: штраф, исправительные работы, ограничение свободы. В качестве основного наказания будет применяться лишение свободы, а в качестве дополнительного — конфискация имущества (за тяжкие и особо тяжкие преступления) либо штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Из первоначального законопроекта исключены четыре нормы — ответственность за получение выгоды неимущественного характера, за предоставление такой выгоды, извлечение выгоды из должностного положения и принятие незаконного вознаграждения госслужащими. Связано это с тем, что разработчики законопроекта не смогли дать определение понятию «выгода неимущественного характера». Как отметил один из депутатов, «эта категория требует дополнительного осмысления, поскольку ни одна из силовых структур не знает, что это такое».

Законопроект дорабатывался дол-

го, и его нормы особых споров на сессии не вызвали. Кроме одной, касающейся наказания за невыполнение прогнозных показателей руководителей тех организаций, которым оказывалась государственная поддержка.

Так, в соответствии с новой редакцией ст. 425 предполагается ввести ответственность за «умышленное вопреки интересам службы неисполнение должностным лицом действий, которые оно должно было и могло совершить в силу возложенных на него служебных обязанностей, сопряженное с попустительством преступлению либо повлекшее невыполнение показателей, достижение которых являлось условием оказания государственной поддержки».

Ряд депутатов высказали опасение, что эта норма может трактоваться проверяющими весьма широко и в итоге под нее «можно подставить 50% должностных лиц». Директор любого предприятия, которому государство оказало поддержку в виде финансов или льгот, может получить срок до трех лет, если обещанных результатов достичь не удалось.

Так, Виктор Кучинский считает, что ст. 425 сформулирована недостаточно четко. «К сожалению, в ней нет ответа на вопрос, как ее применять на практике, а применять ее будет вчерашний выпускник вуза, лейтенант, который после окончания учебного заведения стал следователем», — подчеркнул депутат. Не согласился В.Кучинский с заверениями докладчиков, что норма коснется лишь отдельных предприятий. Он напомнил, что «сегодня получает государственную поддержку в полном объеме сельское хозяйство, часть промышленности и отдельные юридические лица», т. е. эта норма коснется очень многих. Тем более что прогнозные показатели «спускаются» по вертикали. Почему же ответственность за их невыполнение ложится на руководителей организаций?

Ольга Абрамова отметила, что в законопроекте заложен репрессивный уклон, по сути, восстанавливаются статьи о вредительстве, которые в свое время действовали в СССР.

Должна быть равная ответственность сторон: если государство поверило бизнес-плану, в соответствии с которым оказало поддержку организации, то «оно также должно нести ту долю риска, которую представляет любой бизнес». Иначе хозяйственники перестанут продвигать новации.

По мнению Татьяны Сафроненко, «принимая законопроект в данной редакции, мы автоматически увеличиваем сроки лишения свободы без анализа проблем и сути правонарушений». Таким образом можно довести наказание до пожизненного заключения, а проблему коррупции так и не решить.

Следует стремиться к тому, считает депутат, чтобы даже за попытку позвонить следователю или судье с просьбой более мягко подойти к судебному разбирательству, чиновник обязательно оказывался в поле зрения следственных органов. В этом случае борьба с коррупцией будет более эффективной.

Депутатов интересовала ответственность за невыполнение показателей в системе здравоохранения, которое также получает господдержку через различные программы. Или, например, букет цветов или набор ручек — это коррупционное правонарушение или нет?

«Если набор ручек из чистого золота, то это точно будет незаконное вознаграждение», — ответил Валерий Мицкевич.

Валерий Лекторов поддержал принятие норм усиления уголовной ответственности за коррупцию и задал депутатам вопрос: «Почему, когда мы недавно принимали санкции за ловлю рыбы, то наказание в виде четырех лет тюрьмы не вызвало столько споров, как сейчас, голосовали единогласно. Сегодня, когда речь идет о борьбе с коррупцией — а мы ее видим в своих округах, — почему-то все задумались. Принятие этих поправок просто-напросто необходимо».

В свою очередь, председатель Постоянной комиссии по законодательству и судебно-правовым вопросам Александр Архипов напомнил, что принятие ст. 425 пресечет бездействие властей на местах. «Каждый из нас в своих избирательных округах видит, как часто не исполняются подписанные договоры и обязательства. Потом идут судебные решения, которые опять-таки не могут исполняться в силу тех или иных обстоятельств». Все это наносит огромный вред экономике страны, подчеркнул А.Архипов.

Анна ФЕДОРОВА