$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ГОРИЗОНТЫ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ©

04.11.2014

Первый заместитель премьер-министра Владимир Семашко выступил на совместном заседании обеих палат Национального собрания с достаточно оптимистичным отчетом о работе промышленности, но вопросы депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики заставили членов правительства более детально остановиться на некоторых проблемах отечественной экономики.

Белорусская промышленность, несмотря на ряд неблагоприятных внешних и внутренних негативных факторов, обеспечивает рост производства и реализует ряд многообещающих модернизационных проектов, заверил парламентариев В.Семашко. По его словам, в 2015 г. промышленность должна обеспечить рост на уровне не менее 1,6%. Помочь в решении этой задачи должны модернизированные отрасли, специализирующиеся на отечественном сырье.

В числе крупнейших инвестпроектов, от которых вскоре ожидается отдача, названы мелкосортный проволочный стан БМЗ стоимостью 450 млн. EUR, проект по организации производства чугунного литья на Минском моторном заводе — 120 млн., белорусско-китайский автомобильный проект «БелДжи» с инвестициями 330 млн. USD только на первом этапе. В 2015 г. будут введены завод беленой целлюлозы на Светлогорском ЦКК (900 млн. USD) и завод по производству картона на базе филиала Добрушской фабрики «Герой труда» (400 млн.). В очередной раз первый вице-премьер сообщил о возможных решениях до конца года по некоторым из интеграционных проектов, в т.ч. о создании автохолдинга на базе МАЗа и КамАЗа, слиянии ОАО «Интеграл» и «Российская электроника», МЗКТ и ГК «Ростехнологии», ОАО «Пеленг» и Федерального космического агентства «Роскосмос», ОАО «Гродно Азот» и компании «ЕвроХим» или кого-то иного. Впрочем, реализация этих проектов неизменно упирается в расхождения взглядов сторон на рыночную стоимость активов и сбытовую политику после слияния. А потому судьба интеграционных проектов по-прежнему туманна.

Много внимания было уделено модернизации деревообработки с объемом вложений более 2,6 млрд. USD. Так, депутата Валентину Леоненко заинтересовало, насколько в правительстве глубоко и всесторонне рассматривали возможные последствия столь масштабного проекта, в т.ч. влияние внутренней конкуренции, обеспеченность сырьем и проблемы со сбытом. В.Семашко заверил, что «Ивацевичидрев», «Речицадрев», «Мозырьдрев», «Борисовдрев» модернизированы уже на 95%.

Предприятия работают, растут объемы производства и зарплата, а все проекты начинаются с бизнес-планов, каждый из которых прошел комплексную государственную экспертизу. При этом вице-премьер пожаловался на избыток критики, от которой «иногда руки опускаются», причем обиднее всего, что «критикуют и подобные вопросы задают и те, кто эти же бизнес-планы подписывал».

К ЧИСЛУ факторов, тормозящих развитие промышленности, В.Семашко отнес рецессию на внешних рынках, вступление России в ВТО, что отрицательно повлияло на экспортные поставки белорусской продукции на российский рынок, кризис в Украине, а также завышенный курс белорусского рубля к валютной корзине. По его мнению, темпы девальвации белорусского рубля должны быть выше, чем в соседних странах. Вице-премьер полагает, что плавное ослабление национальной валюты позволит улучшить экспорт. Иных последствий В.Семашко не предвидит, тем более что «любая валюта девальвируется, даже самая крепкая». Заметим, что последствия ослабления свободно-конвертируемых валют, таких как доллар, евро или иена, несопоставимы с тем, что принесет девальвация отечественной экономике в ее нынешнем состоянии. Если Евросоюз и США могут себе позволить долгосрочный матч «количественного смягчения», наращивая эмиссию и снижая процентные ставки чуть ли не до нуля, то даже раунд мягкой монетарной политики грозит нашей стране возвратом к гиперинфляции, при которой любые инвестиционные проекты утрачивают смысл.

Но у наших чиновников свой взгляд на законы экономики. Они по-прежнему пеняют банкам на высокую стоимость заемных ресурсов, при которой «невозможно развиваться», и одобряют политику компенсации предприятиям ставок по кредитам. Так, Минпром вновь призывает правительство предоставить льготные кредиты крупным предприятиям, «которые работают рентабельно, однако получают в текущем году значительные убытки», как выразился министр промышленности Дмитрий Катеринич. При этом одну из основных проблем он видит в том, что предприятия, выпускающие инвестиционные товары, как правило, предоставляют покупателям отсрочку платежа, что приводит к высокой дебиторской задолженности. К тому же от 60% до 80% экспорта приходится на Россию, чей рубль в текущем году постоянно девальвируется. В результате дебиторская задолженность обесценивается, обязательства по валютным кредитам растут и белорусские поставщики несут убытки из-за курсовых разниц. Попытки перевести расчеты в доллары оказались неудачными. Отметим, что после повышения Центробанком РФ ключевой ставки сразу на 1,5% до 9,5% и по мере дальнейшей девальвации российского рубля стоимость кредитов и убытки от курсовых разниц будут лишь расти.

ДО КОНЦА 2014 г. правительство намерено подготовить концепцию закона «О промышленной политике». Здесь, по словам В.Семашко, будет использован опыт РФ, где такой законопроект уже разработан и вскоре может быть принят, но в нашем документе планируется учесть местную специфику. Впрочем, евразийская интеграция должна помочь — если будет выработана единая промышленная политика. Правда, в разделе XXIV Договора о евразийском экономическом союзе речь идет лишь об общих принципах формирования национальных политик в этой сфере, а единые подходы предполагаются лишь в отношении предоставления субсидий в отрасли. Однако наших чиновников больше интересует возможность применения мер по защите рынка ЕАЭС от конкурентов из внешних стран и по возможности свободный доступ на рынки партнеров своей продукции.

Если белорусский закон будет аналогом российского, то в нем предстоит распределить полномочия центральных и региональных органов власти в реализации промышленной политики, определить правовой статус промышленного кластера и индустриального парка, предусмотреть порядок формирования требований к ним и условий их поддержки. В российском проекте перечислены виды льгот, которые государство может предоставлять субъектам промышленной политики (в т.ч. субсидии, гранты, передача земли), и мер господдержки. Одновременно предполагаются изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы РФ. Такой подход вряд ли может быть скопирован, учитывая, что ряд вопросов, в т.ч. по распоряжению государственным имуществом и господдержке, у нас регулируются указами Президента. К тому же в российском законопроекте не рассматриваются вопросы прогнозирования промышленной деятельности, развития инфраструктуры, полномочий местного самоуправления в промышленной сфере, баланса трудовых ресурсов, взаимодействия с наукой и малым бизнесом. Так что «рамочный» характер документа здесь не подойдет.

ПОКА же власти не могут определиться с выбором одного из 4 вариантов реформирования Минпрома. Напомним, что в Программе развития промышленного комплекса Республики Беларусь на период до 2020 года, утв. постановлением Совмина от 5.07.2012 № 622, и Планом совместных действий Совмина и Нацбанка по структурному реформированию и повышению конкурентоспособности экономики Беларуси предусмотрено преобразование этого органа в Министерство промышленной политики с наделением его функциями по разработке и проведению национальной промышленной политики и по работе по ее координации в рамках ЕЭП. Зарубежный опыт показывает, что в развитых странах ведомства, которые отвечают за промышленную политику, ни в коем случае не занимаются управлением государственными пакетами акций. Впрочем, мало где можно встретить и такую концентрацию госсобственности в экономике и, в частности, в промышленности, как у нас. Министр признался: «Когда отвечаешь за эти предприятия республиканской собственности, вплоть до зарплаты, сложно быть объективным, создавать равные условия для малого и среднего частного бизнеса. Исходя из этого мы предложили четыре варианта реформирования нашего министерства».

Один из вариантов предусматривает укрупнение Минпрома и наделение его некоторыми функциями МИД, Госстандарта, Минэкономики. В соответствии со вторым вариантом Минпром расформируется, а на его базе создадутся два концерна, которые получат полномочия по управлению государственным пакетом акций, а промышленной политикой будет заниматься Министерство экономики и развития. Все четыре варианта сейчас обсуждаются в концернах и министерствах. После того как будет получено заключение, этот вопрос рассмотрит правительство. В заключение отметим, что эффективность принятых решений во многом будет зависеть от того, произойдут ли изменения в экономике в целом, в частности, в сфере приватизации. В противном случае преобразования в управлении собственностью будут носить лишь косметический характер.

Анна ФЕДОРОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях