Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.5752
EUR:
2.9187
RUB:
3.3594
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Год на размышление

2 августа вступила в силу новая редакция Закона «О хозяйственных обществах»*

2 августа вступила в силу новая редакция Закона "О хозяйственных обществах"*

Приятно, что законодатели учли многочисленные пожелания специалистов и субъектов хозяйствования. Во-первых, Закон вступил в силу через шесть месяцев после официального опубликования, а во-вторых, хозяйственные общества, зарегистрированные до этой даты, обязаны привести свои учредительные документы в соответствие с ним в течение года со дня его вступления в силу. Таким образом, есть время, чтобы изучить Закон и подготовить изменения в учредительные документы. Однако эта работа будет довольно сложной. Во всяком случае первые попытки подготовить образцы учредительных документов на основе Закона показывают, что "прогулка" будет далеко не легкой. Правда, согласно части 1 ст.3 Закона до приведения в соответствие с Законом учредительные документы хозяйственных обществ действуют в части, не противоречащей настоящему Закону.

Итак, почему была принята новая редакция Закона?

Старая редакция, принятая 9 декабря 1992 г., практически не менялась, в то время как серьезно изменилось другое законодательство. Кроме того, в ней имелось немало недостатков и не было ответов на многие вопросы, которые отдавались на регулирование учредительным документам. В то же время Закон не был приведен в соответствие с Гражданским кодексом, вступившим в силу в 1999 г., а потому применялся в части, не противоречащей кодексу. В придачу следовало учитывать и нормы Декрета от 16.03.1999 №11 "Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования".

Прежняя редакция Закона оставляла многие вопросы  на усмотрение локальных актов, что зачастую просто парализовало работу хозяйственных обществ. Так, недостаточно четко были прописаны нормы, относящиеся к деятельности органов хозобществ, права участников и возможности их защиты. Лишь в общем плане были обозначены процедуры реорганизации и ликвидации, выхода из обществ. Совершенно отсутствовали нормы, защищающие права миноритариев и т. д.

Закон также был абсолютно не унифицирован с соответствующим российским законодательством, что в значительной мере исправлено в новой редакции.

Особо отметим, что, несмотря на универсальный характер, Закон предусматривает, что "особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации хозяйственных обществ в банковской, страховой, биржевой и иных сферах деятельности, а также хозяйственных обществ с иностранными инвестициями определяются иными законодательными актами" (часть 2 ст.3). Это означает, что специальное законодательство будет иметь приоритет перед нормами Закона, если им установлены какие-то особенности по сравнению с Законом (например, ст. 87 Инвестиционного кодекса, определяющая порядок формирования уставных фондов коммерческих организаций с иностранными инвестициями). Но в остальном будет применяться Закон.

Естественно, Закон основан на нормах ГК, посвященных хозяйственным обществам, но кое-какие новшества потребовали внесения изменений и в сам ГК, что и было сделано (см. "ЭГ" № 11 за 7.02.2006).

ГЛАВА 1 Закона детально описывает статус хозяйственных обществ, их представительств и филиалов, дочерних и зависимых хозобществ, их унитарных предприятий. При этом нормы об унитарном предприятии являются в определенной мере новыми.

В новой редакции Закона процедурам реорганизации и ликвидации посвящено 18 статей. Четко сформулированы требования к договору о создании общества либо к протоколу собрания учредителей. (ст.11), статусу учредителей и участников (ст. 13), включая перечень их основных прав и обязанностей. Но этот перечень не является исчерпывающим и может быть расширен законодательством и учредительными документами. Каждой форме реорганизации (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) посвящена специальная статья, что, вероятно, послужит снятию ряда проблем. Довольно детально прописана процедура ликвидации, права и обязанности ликвидационной комиссии (ликвидатора). Если по ГК ликвидационной комиссии должны были переходить полномочия по управлению делами юрлица, а по Декрету № 11 — полномочия руководителя коммерческой организации, то ст.25 Закона устанавливает, что к комиссии переходят оба указанных полномочия.

В отношении уставных фондов и имущества хозобществ особых новшеств нет. Заметим только, что объем имущественных прав, вносимых в качестве вклада в уставный фонд, не может быть более 50% предусмотренного законодательством минимального размера уставного фонда для соответствующих формы и вида хозяйственного общества (ст.29).

Детально регламентирует Закон вопросы управления в обществах. Только в общей части органам хозобщества и управлению посвящено 23 статьи. Помимо расширения, например, исключительной компетенции общего собрания (в действующей редакции Закона — 3 вопроса, в новой — 12 общих плюс особенности для отдельных видов), отметим описание компетенции и порядка (процедур работы) органов обществ. Кроме общего собрания, предусмотрено образование совета директоров (наблюдательного совета), а также исполнительного органа (единоличного либо коллегиального).

Определена процедура проведения общих собраний, позволяющая обеспечить учет интересов не только большинства, но и миноритарных акционеров. Введено кумулятивное голосование, при котором число голосов, принадлежащих каждому участнику, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в наблюдательный совет (совет директоров). При этом все голоса можно отдать одному кандидату либо распределить между ними. Установлены четкие требования к процедуре созыва собраний, определению повестки, порядку проведения и голосования. Предусмотрены три возможных формы собрания: очная, заочная и смешанная. В обязательном порядке должна быть избрана счетная комиссия в акционерном обществе с числом голосующих акций более 100. При этом в состав счетной комиссии не могут входить члены органов общества. Это должно значительно повысить уровень законности в деятельности обществ и учет интересов всех групп участников.

В ЗАКОНЕ дано определение аффилированных лиц (ст.56), к которым относятся физические и юридические лица, способные прямо и (или) косвенно определять решения или оказывать влияние на их принятие хозобществом, а также юридические лица, на принятие решений которыми общество оказывает влияние. Общество должно определять перечень таких лиц и вести их учет. Кроме того, сами такие лица должны доводить информацию о своей аффилированности до сведения общего собрания либо совета директоров. Если в результате непредоставления такой информации обществу будут причинены убытки, то по требованию общего собрания аффилированное лицо обязано их возместить.

Урегулировано принятие решений по сделкам, в которых такие лица заинтересованы (ст.57), и по  крупным сделкам (ст.58). Это меры, призванные предотвратить конфликт интересов в обществах. По общему правилу, решение о сделке, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц, а также о крупной сделке должно приниматься общим собранием большинства участников, не заинтересованных в совершении сделки. Если сделка совершается с нарушением порядка, установленного ст. 57 и 58 Закона, она может быть признана судом недействительной. Отметим, что акционеры, голосовавшие против такого решения либо не принимавшие участие в таком собрании, имеют право требовать выкупа обществом принадлежащих им акций.

В 19 пунктах ст. 63 приведен перечень документов хозобщества. Поскольку эта норма императивная, то указанные здесь документы обязательно должны быть в обществе, однако перечень не является исчерпывающим. Могут быть также другие документы, обязательные в соответствии с законодательством и предусмотренные локальными актами общества. К сожалению, в Законе вообще имеется немало отсылочных норм, что, несомненно, повышает риск "усмотрения" со стороны органов, издающих подзаконные нормативные акты.

ДЛЯ акционерных обществ введены свои особенности. Так, в Законе наконец-то реализована имевшаяся ранее в других нормативных актах норма: в закрытом АО число акционеров не может быть более 50.

Устав АО должен быть помимо других сведений, указанных в Законе, дополнен сведениями, касающимися дивидендов и имущества, выдаваемых владельцам привилегированных акций, а также очередности выплаты дивидендов по каждому типу таких акций; определены случаи, когда владельцы привилегированных акций имеют право голоса. Статья 72 целиком посвящается дивидендам и порядку их выплаты. Детально регулируются вопросы увеличения и уменьшения уставного фонда, а также приобретения АО своих акций как по решению самого общества, так и по требованию акционеров. К сожалению, в Законе, в отличие от российского, отсутствуют понятия "консолидация" и "дробление акций", а также не определены права владельцев "дробных акций", что имеет сегодня реальное значение. Определен порядок распределения между акционерами имущества ликвидируемого АО, оставшегося после расчетов с кредиторами.

ДЛЯ обществ с ограниченной ответственностью можно отметить следующие особенности. Число их участников не должно превышать 50. Осталось два учредительных документа (в свое время предлагалось оставить один устав). Детально урегулированы процедуры перехода и приобретения долей участников. При этом порядок реализации участниками ООО преимущественного права приобретения доли (части доли) должен быть прописан в уставе. Четко определен порядок определения действительной стоимости доли. Так, в случае если отчуждение ее третьим лицам невозможно, а другие участники отказались от ее покупки, общество обязано выплатить стоимость доли либо выдать имуществом, а стоимость определяется на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дате обращения участника с таким требованием.

Хотя в ГК отсутствует возможность исключения участника из общества, в Законе оно предусмотрено, правда, по решению суда, хотя ранее — по решению других участников. Вероятно, это правильно, учитывая доверительный (фидуциарный) характер отношений в ООО и то, что здесь есть не только объединение капиталов, но и лиц, в отличие от АО.

В ст.103 подробно рассмотрен порядок оценки причитающихся выходящему (исключаемому) участнику стоимости части имущества (по балансу на момент выбытия) и прибыли — на момент расчета. В сущности, сохранился прежний порядок выплат — по окончании финансового года и после утверждения отчета за год, в срок до 12 месяцев со дня подачи заявления о выходе либо принятия решения об исключении, если иное не установлено учредительными документами. Эта норма работает скорее в пользу ООО, чем его участников, поскольку допускает возможность занижения причитающихся сумм с помощью различных ухищрений.

К СОЖАЛЕНИЮ, авторы Закона не учли замечания многих специалистов и "соединили" в одном Законе вопросы деятельности АО и ООО, что несколько затруднит применение этого нормативного акта. Например, нормы, регулирующие статус и процедуры органов обществ, находятся в различных главах и их приходится постоянно сопоставлять. Для сравнения: в РФ действуют два закона, причем закон об АО состоит из 93 статей, а об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью — из 59.

Особо остановимся на крайне "больной" теме — внесении изменений в учредительные документы. Сложнее всего определить, что в них придется менять и что следует включать. Дело в том, что по сравнению с прежним законом перечень элементов содержания значительно расширен, но нигде в Законе нет четко сформулированного исчерпывающего перечня. Так, если в Законе от 9.12.1992 г. в отношении учредительных документов АО было указано 13 обязательных позиций, ООО — 12, то новая редакция предусматривает для АО 20 позиций (ст.14 и 69), для ООО — 23 (ст.14 и 92). Но и в ст. 69 и ст.92 содержатся указания: "Устав акционерного общества должен содержать и иные сведения, если необходимость их включения в устав предусмотрена настоящим Законом" (ст.69). Однако и здесь имеется определенное противоречие, поскольку помимо норм ст.69 и 92, отсылающих только к Закону, есть еще часть 3 ст.14, согласно которой учредительные документы должны содержать "иные сведения, предусмотренные настоящим Законом и иным законодательством". Таким образом, для определения содержания устава, например АО, недостаточно норм ст. 14 и 69 Закона. Понадобится тщательный анализ других его статей и не только их, а, к примеру, и Декрета о регистрации, и "других актов законодательства". Так, согласно части одиннадцатой ст.70 Закона законодательными актами или уставом АО могут быть установлены ограничения суммарной номинальной стоимости или количества простых (обыкновенных) и (или) привилегированных акций, принадлежащих одному акционеру, либо доли принадлежащих ему таких акций в общем объеме уставного фонда акционерного общества. Поэтому если АО хочет установить такие ограничения, оно обязано отразить это в уставе. Согласно части второй ст. 73 уставом ЗАО может быть предусмотрен иной порядок осуществления акционерами общества преимущественного права приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. Следовательно, если, к примеру, акционеры ЗАО пожелают изменить установленный в ст.73 порядок, они должны обязательно включить это в устав. По нашим подсчетам, к указанным выше 20 позициям для устава АО необходимо дополнительно включать еще примерно столько же. При этом если часть из них, как это следует из упомянутых ссылок на ст.70 и 73, зависит от воли самих участников обществ, то другие имеют императивный характер. В связи с этим можно только посочувствовать и хозяйственным обществам, и чиновникам регистрирующих органов. Несомненно, со временем появятся образцы учредительных документов. Однако они всегда будут носить "примерный" характер, а каждому хозяйственному обществу придется еще "подгонять" их под свои особенности.

Разумеется, это далеко не все новшества, имеющиеся в Законе. Его изучение потребует немало времени и отдельных комментариев.

----------------------------
* См. "ЭГ" № 20 за 10.03.2006 г., Информбанк, с.9-40