$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ГЛОБАЛЬНЫЕ МЕЛОЧИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ТОРГОВЛИ©

05.04.2013

О том, как поделить рынок между торговыми организациями разного формата, уже 3 месяца спорят бизнесмены и специалисты на совещаниях, круглых столах и ток-шоу. Между тем есть и другие, не менее важные проблемы, с которыми столкнется отечественный бизнес со вступлением в силу закона «О государственном регулировании торговли и общественного питания в Республике Беларусь». Пожалуй, впервые публичное обсуждение этих вопросов состоялось 28 марта на VI Международной практической конференции «Технологии розничной торговли».

Пока «торговля воюет с торговлей», бурно дискутируя об обоснованности ограничений присутствия на рынке, новый закон сулит всем целый ряд не менее серьезных проблем, способных кардинально изменить ситуацию в этой сфере деятельности. Одна из них — привязка времени оплаты за товар к срокам его годности. Эти нормы потребуют указания в накладных дополнительных сведений, чтобы бухгалтерии могли отслеживать сроки платежей. Масштаб работы будет значительным: по словам исполнительного директора Ассоциации розничных сетей Татьяны Закжевской, у среднего магазина формата «у дома» площадью 300 м2 имеется порядка 500 договоров поставки, 8–13 тыс. артикулов при ассортименте, меняющемся на 15–30% ежемесячно. В масштабе страны речь идет о десятках миллионов накладных и сотнях миллионов записей в год. Нагрузки на бухгалтерии существенно вырастут. Готовы ли к этому предприятия?

При наличии автоматизированного учета перестроить систему оплат несложно, полагает сопредседатель Ассоциации Анна Заборонок. Правда, для этого нужно получать грамотно оформленные документы с указанием сроков годности товаров. Другой вариант — выписывать накладные с разбивкой по срокам годности, но это резко увеличит документооборот и трудоемкость учета как у магазинов, так и у поставщиков.

Часть из них такой поворот не пугает. Например, представитель ОАО «Савушкин продукт» Татьяна Зайковская уверена, что ее компания обеспечит наличие необходимых реквизитов и контроль графика платежей наиболее рациональным образом — высокая степень автоматизации учета позволяет. Однако такие возможности есть не у всех.

По данным Ассоциации, около 60% отечественной розницы и многие производители не имеют автоматизированного учета или же он недостаточно эффективен.

Отметим, что, по оценке руководителей фирм, занимающихся бухгалтерским софтом, разовое введение дополнительных функций в программы в зависимости от размера компании и числа рабочих мест обойдется в 200–1000 USD, а наиболее крупным — еще дороже. Добавим к этому увеличение числа накладных (они тоже денег стоят) и штатов бухгалтерий — вот лишь часть расходов, в которые обойдется стране принятие закона. Естественно, удельный вес таких издержек будет выше у мелких торговых предприятий, тогда как у крупных сетей на фоне общих оборотов они окажутся малозаметными.

Еще одна проблема — вывод на рынок новинок. Каждое предприятие стремится обновлять ассортимент. Но спрос сложно спрогнозировать, а потому продажа товаров с коротким сроком годности несет дополнительный риск, увеличивающийся из-за требований сокращения срока оплаты. К тому же законопроект не допускает возврата товара (договоры комиссии, поручения и т.п. здесь вообще планируется запретить), так что все риски ложатся на розницу. Следовательно, у нее не будет стимулов принимать и предлагать покупателям новинки.

ДРУГОЙ аспект регулирования сроков оплаты — финансовый. Не секрет, что сегодня многие предприятия розничной торговли не имеют собственных оборотных средств и выживают лишь за счет отсрочки платежей по поставкам товаров. Утратив этот источник, они окажутся на грани банкротства. Неизбежно обострится проблема неплатежей, начнутся юридические разборки, которые очень «украсят» отношения поставщиков и ритейла.

Хотя возможен и другой вариант: массовое неисполнение требований закона. Чтобы его предотвратить, потребуется усиление контроля, который трудно будет удержать в рамках ограничений, установленных Указом от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь». К тому же в распоряжении проверяющих пока имеется только штраф в размере от 2 до 10 базовых величин по п. 1 ст. 12.17 КоАП — за нарушение правил торговли. Не окажется ли, что в таких условиях наибольшие конкурентные преимущества получат те, кто сознательно станет нарушать установленные нормы, не утруждая себя ни автоматизацией учета, ни соблюдением сроков расчета?

Порой кажется, что наши законодатели излишне озабочены защитой интересов производителей, создавая им относительные преимущества во взаимоотношениях с торговыми сетями, — даже тех, у кого имеются проблемы со сбытом продукции, порой не лучшего качества. По мнению члена совета некоммерческого партнерства «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ» Татьяны Игнатовской, у успешных предприятий, как и у крупных розничных сетей, нет проблем ни с реализацией, ни с автоматизацией процессов. Под ударом окажется мелкий и средний бизнес, интересы которого законопроект вроде бы призван защищать.

Сразу добросовестно исполнять нормы закона будут 5% участников рынка — лидеры промышленности и «надлежаще автоматизированные сетевики», прогнозирует гендиректор ООО «Евроторг» Александр Зубков. Остальные подтянутся лет через пять. Зато у исполкомов появится дополнительный рычаг для проверок и давления на бизнес, хотя поставщики вряд ли будут жаловаться на магазины, поскольку сами не без греха.

ВПРОЧЕМ, поводы для конфликтов найдутся. Так, помимо установления сроков оплаты статьей 13 законопроекта, его статья 28 запрещает торговле вынуждать поставщиков продовольственных товаров заключать договоры на приобретение нереализованных товаров с истекшим сроком хранения. Но ничего не сказано о том, что с ними делать. Получается, что за них нужно заплатить. Тогда торговля постарается выбирать только такие ассортимент и количество, которые смогут гарантированно продать.

Уже теперь на заседаниях в некоторых ведомствах все чаще звучат претензии: почему торговля берет так мало отечественной продукции и рассчитывается так долго? Особенно остро ощутили это производители алкоголя. В связи с переходом на единый метод признания выручки в бухгалтерском и налоговом учете они должны уплачивать акцизы на следующий месяц после отгрузки. Но большинство магазинов в состоянии оплачивать только уже реализованный товар, а заводы готовы мириться скорее с ростом складских запасов, чем ускорять появление налоговых обязательств, на исполнение которых у них нет денег. Производители признают, что могут предоставлять отсрочку платежей для крупной розницы — 35 дней, средней — 25–30, мелкой — до 20 дней. Тут нет ничего личного — только трезвая оценка платежеспособности партнеров. А потому не надо удивляться, что торговля сокращает заявки, стремясь оставить в портфеле только стабильно оборачиваемый товар. Никакие указания свыше не помогут, если у предприятий не хватает оборотных средств. Если же цены (в частности, на водку) будут расти, выравниваясь с российскими, то сокращение потребления приведет к еще большему падению сбыта.

Чего доброго, если закон будет принят с таким изобилием запретов и ограничений, то самыми желанными поставщиками для белорусской торговли окажутся иностранные компании, которые и длительную отсрочку готовы дать, и за место на полке приплатят, и против договора комиссии ничего не имеют. А в рамках ЕЭП ограничить импорт законными методами становится все труднее.

Между тем отечественные ритейлеры к такому варианту развития событий не стремятся. Напротив, они готовы всячески помогать промышленности выбирать наиболее эффективную производственную программу, ориентироваться в ситуации на рынке, рационально организовывать сбыт. Чиновникам, у которых не нашлось времени поучаствовать в конференции, впору поучиться у частников государственному подходу: топ-менеджеры частных торговых сетей обеспокоены тем, что хуже всего придется как раз госпредприятиям. Им из-за избытка регулирования труднее всех перестраивать производство, гибко реагировать на конъюнктуру рынка и договариваться с контрагентами.

ПОМОЖЕТ ли решить эти проблемы другой креатив законопроекта — введение механизма товарных и закупочных интервенций, обеспечивать проведение которых должны будут Минторг и местные власти? Тут многое неясно. Работа над формулировками еще не завершена и не совсем понятно, каким образом и за счет каких источников местные власти будут закупать у производителей складские излишки и в рамках товарной интервенции «вливать» их в торговую сеть. Еще один вариант — оставить на усмотрение Совмина проведение интервенций и осуществлять их на договорной основе. Но не исключено, что чиновники получат право под предлогом насыщения рынка обязывать организации торговли закупать неликвидные товары. Для иных предприятий это стало бы воплощением самых сокровенных мечтаний: производить устарелые, некачественные товары с гарантией сбыта и оплаты. Но торговле, чтобы выжить, придется искать варианты оптимизации ассортимента, кому-то ограничивать отсрочки платежа, кому-то — полочное пространство, от сотрудничества с некоторыми вообще отказываться, невзирая на давление местных властей, министерств и концернов. Разумеется, в законе нельзя прямо указать, что товарные и закупочные интервенции проводятся для облегчения бремени хранения на складах готовой продукции. К тому же терпение торговых организаций тоже не безгранично. По мнению Т.Игнатовской, такие действия можно считать нарушением добросовестной конкуренции. Больше того, механизм интервенций в нынешнем виде выглядит попыткой обойти международные обязательства. Дело в том, что согласно статье 17 Соглашения «О единых принципах и правилах конкуренции» не допускается государственное ценовое регулирование, кроме экстренных ситуаций, сроком до 90 дней без согласования с Комиссией Таможенного союза либо в случае проведения в установленном законодательством порядке торгово-закупочных интервенций. В свою очередь, статья 29 законопроекта не допускает совершение госорганами каких-либо действий, в т.ч. принятие нормативных актов либо заключение соглашений с отдельными участниками рынка, которые влекут нарушение конкуренции в отношении других участников.

ЗНАМЕНИТЫЙ вопрос ограничения доли присутствия на рынке неразрывно связан с размером торговой площади, по которой будет определяться порог доминирования. Здесь тоже происходит подмена понятий. Сегодня СТБ 1393-2003 «Торговля. Термины и определения» признает торговой площадью площадь торговых помещений магазина, т.е. часть его, включающую торговый зал и при необходимости помещения для оказания услуг. На практике сюда добавляют закассовую зону, лестничные марши и пролеты, считая их территорией для прохода покупателей. Такой подход имеет далеко идущие последствия. Во-первых, существенно увеличивается индекс обеспеченности торговыми площадями, который благодаря такой методологии приближается к запланированному Концепцией реализации государственной политики в сфере внутренней торговли и общественного питания на 2011–2015 годы уровню в 600 м2 на тысячу человек. Во-вторых, постройка любого магазина современного уровня во многих малых городах автоматически повлечет превышение 20-процентного уровня доминирования. К тому же расширяется круг стационарных торговых объектов площадью более 400 м2, открытие которых требует согласования с властями. При этом никто не берется объяснить, что делать с уже реализуемыми проектами, которые придется менять или закрывать. По мнению Т.Закжевской, сегодня Беларусь находится на зрелой стадии развития рынка — появляется такой крупный формат, как торгово-развлекательные центры. Поэтому особенно важно получить четкие, обоснованные правила и алгоритмы их реализации. Будет ли органично развиваться рынок розничной торговли и получат ли отечественные потребители современный уровень обслуживания, к которому призывает упомянутая Концепция?

* * *

Конечно, к моменту поступления в парламент в законопроекте может кое-что измениться, а после принятия в первом чтении — еще больше. Но конференция показала, что обсуждать документ нужно именно теперь, чтобы голос профессионалов был услышан и принят к сведению. Ведь речь идет не только о приоритетах отдельных органов, ведомств, компаний и бизнес-групп, а о судьбе всего рынка, интересах всей торговли, промышленности и каждого потребителя в отдельности. Не говоря уже о ключевых макроэкономических показателях, прогноз которых может не сбыться не из-за глобальных катаклизмов, а по причине мелких бухгалтерских неурядиц.

Оксана КУЗНЕЦОВА
 
 

СПРАВКА «ЭГ»

По данным Белстата, в республике число объектов розничной торговой сети выросло с 34 237 в 2005 г. до 47 149 в 2011-м, в т.ч. магазинов — с 29 437 до 41 930. Их торговая площадь увеличилась за это время с 2856 тыс. м2 до 3940,5 тыс. Таким образом, на 1 тыс. человек населения на конец 2011 г. приходилось 4,9 магазинов и палаток, или 416,3 м2 торговой площади (на 41,4% больше, чем 6 лет назад).

Интересно, что число торговых объектов в сельских населенных пунктах снизилось за 6 лет с 11 446 до 10 717, в т.ч. магазинов — с 10 941 до 10 375, а их торговая площадь осталась прежней — 760,8 тыс. м2. В то же время число магазинов потребкооперации в республике сократилось с 11 456 в 2005 г. до 10 126 в 2011-м, а в сельских населенных пунктах — с 8677 до 7121.

В структуре розничного товарооборота торговли через все каналы реализации доля крупных организаций выросла с 37,9% в 2011 г. до 40,4% в 2012-м, малых — с 11,7 до 12%, микроорганизаций — с 9,4 до 11%, средних снизилась с 7,9 до 6,6%, а продаж на рынках и в торговых центрах — с 22,9 до 19,2%. Доля индивидуальных предпринимателей остается неизменной два года подряд — 1,4%.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях