$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ГЛАВНОЕ-ЗАБРАТЬ©

12.06.2012

Проект указа, предусматривающего обложение отчислениями в инновационные фонды всех субъектов хозяйствования независимо от формы собственности и ведомственной подчиненности, направлен правительством на согласование Президенту страны. Таким образом, требование главы государства, высказанное на совещании 13 марта (см. «ЭГ» № 21 от 16.03.2012), обретает нормативную форму.

Если сегодня отчисления в инновационный фонд осуществляют только госпредприятия и компании с долей госсобственности, находящиеся в подчинении министерств, ведомств и исполкомов, то с 2013 г. плательщиками станут все юрлица без исключения. Отчисления в инновационные фонды будут рассчитываться от остающейся в распоряжении субъектов хозяйствования прибыли по ставке 10%.

Производить расчет теперь будет проще, но это поспособствует не столько повышению рейтинга республики в ежегодном исследовании Всемирного банка Doing Business, сколько увеличению поступлений в бюджет и соответствующему уменьшению оборотных средств предприятий. Зато государство еще разок поиграет в Робин Гуда. Причем, в отличие от шервудского героя, деньги будут отбирать не только у богатых, а у всех подряд, а отдавать — не бедным, а тем предприятиям, которые собираются реализовывать проекты, являющиеся, по мнению чиновников, инновационными.

Так ли уж необходимо собирать подобным образом средства для финансирования инновационного развития республики? По данным бюллетеня «Об инновационной деятельности в Республике Беларусь в 2011 году», затраты 443 организаций промышленности на инновации составили в прошлом году 8 808,8 млрд. Br. Из них 60,7% профинансированы за счет собственных средств, 3% — из республиканского и 0,1% — местного бюджетов (из них 1,3% и 0,03% соответственно — средства инновационных фондов), 0,2% — из бюджета Союзного государства, 0,4% — из внебюджетных фондов, 30,2% — кредиты и займы, 5,2% — средства иностранных инвесторов (в т.ч. заемные), 0,3% — прочие средства. У организаций связи и деятельности, связанной с вычислительной техникой, потративших на инновации 253,1 млрд. Br, структура источников их финансирования несколько иная: собственные средства составляют здесь 48,8%, иностранных инвесторов — 37,3%, кредиты и займы — 10,8%, средства республиканского бюджета — тоже 3%, из которых 1,8% — из инновационных фондов. В то же время объем отгруженной инновационной продукции (работ, услуг) и оказанных услуг инновационного характера 502 организаций промышленности, связи и деятельности, связанной с вычислительной техникой, составил 36 943,3 млрд.Br, однако из него новой для внутреннего рынка является 59,9% продукции, а для мирового рынка —только 1,1%.

Интересно, что среди факторов, препятствующих инновациям, на первом месте, согласно результатам опроса, приведенным в бюллетене, по мнению 833 промышленных организаций основное или решающее значение имеет недостаток собственных денежных средств, а 579 — значительное. А вот нехватку финансовой поддержки со стороны государства такими факторами сочли только 215 и 552 респондента соответственно. В то же время высокую стоимость нововведений главным препятствием для инноваций считают 468 опрошенных, а значительным — 724, высокий экономический риск — 281 и 622, несовершенство законодательства по вопросам регулирования и стимулирования инновационной деятельности — 72 и 251, неразвитость инновационной инфраструктуры (посреднические, информационные, юридические, банковские, прочие услуги) — 101 и 301 соответственно.

Таким образом, основные проблемы нашего технического прогресса не в государственном финансировании, а в нехватке собственных средств и рисках, немалую часть которых порождает само же государство. К примеру, с 1 января от налогообложения налогом на прибыль освобождается прибыль организаций, полученная от реализации товаров собственного производства, которые являются инновационными или высокотехнологичными в соответствии с перечнями, определенными Совмином (по вторым — по согласованию с Президентом). Однако на дворе июнь, а перечни до сих пор не появились. Так что воспользоваться льготами, установленными подп. 1.13-2 и 1.13-3 ст. 140 НК, невозможно. Видимо, забирать деньги у бизнеса для последующей дележки чиновники торопятся куда больше, чем оставлять их бизнесу для стимулирования тех самых инноваций, о которых они радеют на словах.

О делах же куда больше говорят итоги проверок Комитета госконтроля, из года в год выявляющего нецелевое и неэффективное распоряжение средствами инновационных фондов в министерствах и исполкомах. Существуют ли гарантии, что с новой порцией ресурсов, попавших в руки, те же самые чиновники обойдутся аккуратнее?

В отличие от ныне действующего порядка, проект указа позволяет частным предприятиям рассчитывать на получение средств из инновационных фондов без требования об увеличении или образовании доли государства в их уставном фонде. Однако обольщаться на сей счет не приходится: частникам будет весьма непросто конкурировать в коридорах власти с госпредприятиями за право признания своих проектов инновационными. А опасность претензий по поводу нецелевого использования выделенных средств и наложения за это суровых санкций делает подобные инвестиции не слишком привлекательными.

В заключение отмечу, что окончательную версию проекта указа в бизнес-союзах, по их словам, не видели. Наверно, по мнению нормотворцев, деловую общественность не стоит отвлекать от возведения бумажных платформ и академических рассуждений о реформах ради такой мелочи, как новый побор. Да и зачем тратить время на обсуждение, если негативная реакция бизнес-сообщества вполне предсказуема, а решение все равно уже принято.

В придачу, обосновывая указ, в правительстве утверждают, что «ставка налога на прибыль и налоговая нагрузка на организации всех форм собственности не изменится». Остается загадкой, как дополнительное изъятие 10% чистой прибыли не скажется на налоговом бремени. Может, секрет в том, что если такое изъятие не именовать налогом, то он таковым и не считается?

Более трехсот лет назад видный французский финансист Кольбер сформулировал базовый фискальный принцип: «Налогообложение — это искусство ощипывать гуся так, чтобы получить как можно больше пуха и пера и меньше писка». Впрочем, со времен Людовика XIV в этой сфере появилось немало инноваций. Одна из них — не обращать внимания на звуки, издаваемые несчастным пернатым в процессе ощипывания…

Леонид ФРИДКИН



Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях