$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ГЛАВНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТА: САМ ФАКТ ЕГО ПРОВЕДЕНИЯ©

19.06.2012

Итак, закончилась подписка на акции Минского завода игристых вин — первый в республике проект «народного» IPO. Пока инвесторы считают акции, а организаторы эмиссии — деньги, аналитики начинают оценивать итоги и уроки, которые предстоит извлечь: по выбору места и времени, набору и эффективности методов проведения IPO.

Елена БЕРЗИНЬ,доцент кафедры денежного обращения, кредита и фондового рынка БГЭУ:

— Прежде всего замечу, что самого термина «IPO» в белорусском законодательстве, в частности, в Законе Республики Беларусь от 12.03.1992 № 1512-XII «О ценных бумагах и фондовых биржах», Инструкции о некоторых вопросах выпуска и государственной регистрации ценных бумаг, утв. постановлением Минфина от 11.12.2009 № 146, и в других документах до сих пор нет. Так что правильнее будет говорить об открытой подписке или продаже акций, когда акции размещаются на внебиржевом рынке (через отделения банков) или на бирже, а купить их могут все желающие. Распространенное в зарубежной практике понятие IPO (initial public offering — первичное публичное предложение), по сути, соответствует нашему понятию «открытая продажа».

Конечно, можно считать, что МЗИВ провел именно IPO. Однако за рубежом процедура его проведения предполагает значительно более широкий перечень подготовительных, организационных процедур, а самое главное — более высокий уровень требований к компании-эмитенту по уровню «прозрачности» и информационной открытости. В числе этих требований — наличие отчетности по МСФО, подтвержденной международным независимым аудитом, соблюдение правил корпоративного управления, включая создание независимого совета директоров, определенной организационной структуры компании и др. Причем некоторые из этих требований и процедур являются обязательными с позиций международного и национального законодательства, а часть — «условно» обязательными. То есть формально их можно не выполнять, но, чтобы успешно разместить акции и привлечь как можно больше инвесторов, эмитент, андеррайтеры и остальные участники организации IPO должны следовать общепринятой практике.

Таким образом, полагаю, что использование термина IPO при проведении открытой продажи акций на БВФБ Минским заводом игристых вин (как и ранее Борисовским заводом медпрепаратов) не вполне корректно.

Итоги размещения акций показывают, что инвесторы проявили осторожность. На их настроение не повлияло и то, что акции продавались по фиксированной цене 171 450 Br, хотя, по заверениям руководства эмитента, стоимость чистых активов ОАО увеличилась с момента первоначальной оценки акций на 30%, что должно свидетельствовать о росте минимальной цены акций (балансовой стоимости). К тому же, несмотря на то что вся кампания позиционировалась как «народное» IPO, акции покупали юридические лица, что позволяет предположить применение административного ресурса для обеспечения итогов подписки.

На мой взгляд, есть две основные причины, не позволившие состояться более успешной продаже акций МЗИВ. Первая — недостаточно высокие стандарты раскрытия информации, существующие на отечественном фондовом рынке. Это само по себе порождает недоверие потенциальных инвесторов. Информация, распространяемая в СМИ, скупа и зачастую противоречива. Так, попадаются различные данные о прогнозируемом уровне доходности акций, а это — главный показатель для портфельного инвестора — физического лица. Если дивиденд на одну акцию к концу года составит 3 тыс. Br, то дивидендная доходность будет порядка 3,5%. Сегодня, конечно, трудно спрогнозировать вторую составляющую дохода — рост рыночной стоимости акций, но даже с его учетом общая доходность акций вряд ли превысит среднюю ставку по депозитам. Слабо представлена информация и о перспективах развития МЗИВ. Сообщается, что отечественные и иностранные инвесторы «проявляют заинтересованность», но при этом нет никаких конкретных данных о наличии инвестпроектов или заключенных крупных контрактах. Таким образом, инвестиционный риск для частного инвестора не вполне оправдан.

Еще один фактор — неверный, с нашей точки зрения, выбор площадки для продажи и, возможно, неправильный выбор самого объекта для дебютного IPO. Учитывая ограниченный круг инвесторов на отечественном рынке (физические лица у нас практически не вовлечены в процесс торговли из-за низкой ликвидности рынка корпоративных ценных бумаг, отсутствия систем интернет-трейдинга и институциональных инвесторов — фондов коллективных инвестиций), следовало выбрать для пилотного размещения одну из зарубежных бирж, которая специализируется на IPO. При этом одновременно можно было разместить небольшой пакет акций и на БВФБ. Такая практика существует в России и оправдывает себя. Эмитент, осуществляющий IPO на зарубежной бирже, обязан часть акций одновременно разместить внутри страны, что способствует поддержанию ликвидности национального рынка. В то же время при проведении IPO на зарубежных биржах необходимо более тщательно подходить к выбору эмитента. Это должно быть достаточно крупное предприятие с очевидными перспективами для инвесторов. При этом необязательно стремиться соответствовать требованиям официального биржевого рынка. К примеру, для внебиржевых площадок, существующих при биржах, где размещаются компании с малой капитализацией, практически отсутствуют критерии листинга как таковые, и доказанная перспективность эмитента является главным условием успешного IPO.

Несмотря на то что открытая продажа акций МЗИВ не оправдала в полной мере возложенных надежд, IPO как способ привлечения капитала нельзя сбрасывать со счетов. Достаточно обратиться к опыту соседей. В России IPO проводится с 1996 г., за это время на зарубежных и российских площадках разместилось более 100 эмитентов, которые сейчас котируются на ведущих мировых биржах и имеют рыночную капитализацию. Большинство из этих размещений признано удачными. И если «пионерами» IPO были крупные российские сырьевые и телекоммуникационные компании, то в дальнейшем за ними последовали крупные банки, девелоперские агропромышленные и ритейлерские компании. В некоторых из них, например в «Газпроме», государство продолжает владеть контрольным пакетом акций. Подобный опыт привлечения капитала имеют Украина, Казахстан, использовать его нужно и отечественным эмитентам, прежде всего тем, к которым проявляет интерес зарубежный инвестор.

Валерий ПОЛХОВСКИЙ, старший аналитик группы компаний FOREX CLUB:

— Обычно в мировой практике максимальный спрос на акции наблюдается в первые дни после выхода на IPO. Более того, как правило, уже в первый день по объему продаж и ценам можно судить, оказалось ли IPO успешным или нет. В случае с ОАО «Минский завод игристых вин» ситуация иная. В течение всего периода продажи акций активность физических и юридических лиц была достаточно низкой. Еще пару недель назад распродали чуть более 15%, но к завершению IPO объемы пошли резко вверх, что в итоге и помогло выйти на конечный итог. Столь необычная динамика продаж вызывает ощущение, что в IPO кто-то вмешался. На мой взгляд, это вполне могло быть государство — ведь именно оно наиболее заинтересовано в успешном проведении пилотного проекта IPO, по сути государственного предприятия.

Тем не менее не удалось распродать весь пакет акций, общая стоимость которого (около 5 млн. USD) является небольшой в рамках всей страны. И этом при том, что IPO сопровождалось достаточно профессиональной PR-кампанией и было на слуху у населения и в деловых кругах. Это заставляет усомниться в том, что у белорусов есть значительные свободные ресурсы для участия в приватизации серьезных объектов. С другой стороны, возможно, момент для проведения «народного» IPO был выбран не совсем удачно. Слишком свежи воспоминания об экономическом кризисе 2011 г., а потому нельзя сбрасывать со счетов определенное недоверие граждан и бизнеса к государственной экономической политике в целом и к отдельным проектам, в частности. Видимо, мешало и то, что в стране не развит вторичный рынок ценных бумаг и нет ярких примеров того, как можно заработать на покупке акций, как, например, смогли заработать граждане, приобретшие на заре приватизации акции «Газпрома» и некоторых других компаний. Правда, там акции таких предприятий когда-то можно было получить в обмен на приватизационные чеки в процессе раздела госсобственности. У нас же в случае с МЗИВ белорусам сейчас предлагают только купить акции, причем по цене максимально приближенной к рыночной.

Логика пилотного проекта IPO понятна. В условиях, когда предприятиям срочно нужны источники финансирования, их можно поискать у населения. Но боюсь, пока государство всерьез может рассчитывать только на дорогие ресурсы граждан в виде средств, привлеченных на банковские депозиты под достаточно высокий процент.

Евгений БЕЛОВ, специалист по ценным бумагам:

— По-видимому, у представителей государства, менеджмента МЗИВ и других организаторов IPO, тех, кто приобрел акции и воздержался от покупки, будут разные оценки итогов размещения — в зависимости от собственных интересов.

По-моему, прежде всего заметно, что распространенные в международной практике способы привлечения инвестиций используются у нас не по «назначению». В Беларуси IPO рассматривается, в первую очередь, как средство отвлечения с валютного рынка средств населения, воспитания его финансовой грамотности, выполнения программ правительства и т.п. За некими макроэкономическими государственными целями как-то теряется основной смысл: привлечение долгосрочных инвестиций в конкретный бизнес. Эффективность IPO — относительная стоимость получаемых предприятием ресурсов уходит на второй план. А ведь это и есть самое главное.

С другой стороны, чтобы судить об эффективности, нужно обладать всей полнотой информации о расходах эмитента на проведение IPO. Вряд ли такие данные будут предоставлены широкой общественности, благо законодательство к тому не обязывает. Однако это стоило бы сделать, поскольку IPO проводило по сути государственное предприятие, и косвенно его издержки осуществлялись за счет всех белорусских налогоплательщиков.

Конкретные методы проведения размещения акций МЗИВ тут не слишком важны, поскольку теория и современная практика рассматривают их в основном применительно к IPO частных предприятий, действующим в условиях конкурентного рынка. В данном случае ничего подобного нет. Поэтому определяющее значение при принятии инвестиционного решения здесь имеет вопрос доверия к макроэкономической политике государства.

В целом, на мой взгляд, никаких значимых уроков пока извлечь из этого IPO невозможно. Разве что его организаторы учтут на будущее кое-какие юридические и технические моменты, возникшие в процессе взаимодействия заинтересованных сторон при оформлении их отношений.

Если же рассматривать перспективы привлечения долгосрочных инвестиций в будущем, то тут торопиться с оценками тем более не стоит. Говорить об экономической эффективности завершившегося мероприятия как для эмитента, так и для новых акционеров можно будет только по прошествии времени — чем больше, тем точнее. Пока же остается набраться терпения. Инвесторам следует внимательно следить за работой предприятия, а ему самому — постараться использовать полученные средства с максимальной отдачей и выгодой для своих новых совладельцев.