$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ГДЕ ЗАРЫТЫ НЕПЛАТЕЖИ©

30.06.2015

Рост долгов стал одной из главных проблем для белорусских предприятий. Если власти до сих пор выражали беспокойство лишь по поводу расчетов по экспорту, определяющих приток валютной выручки, то у субъектов хозяйствования накапливается все больше претензий друг к другу. При этом стандартные способы управления и взыскания долгов часто не дают ожидаемого результата — особенно если должник уверен, что социальная значимость защитит его от банкротства и судебных исполнителей.

Масштаб проблемы растет из месяца в месяц. На 1 мая т.г., по данным Белстата, кредиторская задолженность в целом по республике достигла 316,1 трлн. Br, дебиторская — 246,9 трлн. Br (на 21,7 и 18,5% больше, чем годом ранее), а их просроченная часть — 47,9 трлн. и 51,9 трлн. Br, увеличившись за год на 38,5 и 44,8% соответственно. Рост весьма впечатляющий, учитывая, что выручка за январь–апрель т.г. увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. лишь на 11,5%. При этом имели просроченную кредиторскую задолженность 5122 организации (64,5% общего числа), а просроченную дебиторскую — 5812 (73,5%).

Удельный вес просроченной кредиторской задолженности в общей сумме кредиторской задолженности за год вырос с 13,3 до 15,2%, а по дебиторской задолженности этот показатель увеличился с 17,2 до 21%. При этом коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами организаций республики снизился с 16,6 на конец I квартала 2014 г. до 12 на 1 апреля т.г., а коэффициент текущей ликвидности — со 120 до 113,6. В то же время доля организаций, не имеющих собственных оборотных средств, выросла с 27,5 до 28,7%, а имеющих обеспеченность собственными оборотными средствами ниже норматива — снизилась с 15,1 до 13,6%, причем в сельском хозяйстве их число уменьшилось за год с 18,3% до 14,8%, в промышленности — с 13,7 до 12,4%, в строительстве — с 18,1 до 17,5%, а в торговле — с 18,4 до 16,7%.

На фоне значительного роста просроченной кредиторской задолженности остатки денежных средств на счетах предприятий росли гораздо медленнее. Как следствие, текущая платежеспособность предприятий (отношение денежных средств к просроченной кредиторской задолженности) снизилась с 112,6% на начало года до 94,8% на 1 апреля, коэффициент закредитованности (отношение задолженности по кредитам банков к среднемесячной выручке) вырос с 268,9% до 301,3%, а коэффициент общей закредитованности (отношение суммарной кредиторской задолженности к среднемесячной выручке) — с 560% до 619,7% соответственно.

Таким образом, рост долгов и неплатежей нельзя объяснить исключительно отсутствием средств у предприятий. Отчасти причина кроется в нежелании своевременно исполнять свои обязательства. Как показывают опросы, более всего этим грешат организации, которые защищены от кредиторов бюджетным, стратегическим или социально значимым статусом. И если закон и суд не позволяют взыскать долги, в т.ч. через процедуру банкротства, то появляется поле для коррупции.

Например, Следственный комитет на своем сайте сообщил о ненадежности одного из вариантов развязки неплатежей. Директор сельхозпредприятия предложил столичной организации за отдельное вознаграждение решить вопрос о погашении долга за выполненные строительно-монтажные работы, не оплаченного с 2012 г. Интересно, что финансирование данных работ осуществлялось в рамках Государственной программы развития молочной отрасли на 2010–2015 гг. Во время получения взятки в размере 2500 USD находчивого агрария повязали сотрудники правоохранительных органов, к которым загодя обратился доведенный до предела строитель. Теперь директору сельхозпредприятия придется близко познакомиться с содержанием ч. 1 ст. 430 Уголовного кодекса (получение взятки) .

К сожалению, в пресс-релизе Следственного комитета не сообщается, состоится ли в обозримом будущем погашение долга, не подкрепленное откатом в СКВ. Между тем для многих руководителей именно этот вопрос представляется наиболее интересным, особенно когда речь идет об АПК. Ведь кредиторская задолженность сельхозорганизаций республики на 1 мая т.г. превысила 53 трлн. Br, что на 14,3% больше, чем на начало года, а ее просроченная часть, увеличившись за 4 месяца на 18%, составила почти 12,7 трлн. Br. Просроченная кредиторская задолженность АПК белорусским предприятиям составила на 1 мая около 12,7 трлн. Br — сумму, эквивалентную почти половине просроченных долгов российских компаний нашим экспортерам.

Долги АПК составляют 16,8% общего объема кредиторской задолженности по стране и 26,5% ее просроченной части, а в отношении задолженности по кредитам и займам — 11,4 и 28% соответственно — всего 103,9 трлн. Br. Между тем выручка организаций сельского хозяйства составляет немногим более 23 трлн. Br, или 4,5% показателя по республике. Таким образом, задолженность АПК на 1 мая т.г. в 4,6 раза превышает его выручку за 4 месяца (на 1 января т.г. эти долги превышали выручку за весь 2014 год). Только авансовые платежи молокозаводов сельхозорганизациям под будущие поставки молока на 1 мая составили более 4,5 трлн. Br. Отметим также, что 63,5% сельхозорганизаций по итогам 4 месяцев т.г. были убыточны (без учета господдержки), а сумма их чистого убытка превысила 1,4 трлн. Br. Большинство таких предприятий в Германии или Великобритании давно объявили бы банкротами, но это не наш метод.

В некоторых случаях государство приходит на помощь предприятиям, загнанным в долговую ловушку модернизационной компанией, и их кредиторам. Так, в соответствии с Указом от 24.06.2015 № 257 Минфину поручено принять на себя проблемные активы банков, кредитовавших инвестпроекты в деревообработке. Для этого министерству предстоит до 1 октября выпустить государственные долгосрочные облигации на сумму 1380,61 млрд. Br, 164,35 млн. RUB, 86,1 млн. USD и 565,68 млн. EUR. Долги 14 деревообрабатывающих предприятий (сегодня, по сути, — безнадежные) будут выкуплены Минфином путем заключения договоров уступки требования с банками через Банк развития, которому предстоит в дальнейшем управлять приобретенными активами. Таким образом, мечты властей о процветающей деревообрабатывающей отрасти в очередной раз оплатят налогоплательщики, в т.ч. те, которые страдают сегодня от неплатежей неуязвимых для банкротства организаций.

Вадим ЛЕБЕДЕВ
 

Тем временем

С начала 2015 г. уже 52 корпоративных эмитента объявили о дефолте, говорится в статье аналитического подразделения Standard & Poor’s. Это худший результат с кризисного 2009 года.

За весь 2014 год S&P насчитало в мире в общей сложности 60 случаев корпоративного дефолта.

«Из 52 эмитентов, которые не смогли выполнить денежные обязательств в этом году, 31 компания расположена в США, 12 — в развивающихся странах, 7 — в Европе и 2 — в остальных развитых странах», — заявила руководитель аналитического подразделения мировых рынков ценных бумаг с фиксированным доходом в S&P Дайан Вацца. Она пояснила, что 19 компаний объявили дефолт из-за пропуска выплат процентов или основной суммы долга, 11 эмитентов подали заявления о банкротстве, 13 — провели обмен долга в стрессовых условиях (distressed exchange, эквивалент дефолта). В 6 случаях дефолт был конфиденциальным, в 2 — сработало вмешательство регуляторов, еще в одном — суда.