$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Интеграция

Газовый ринг: монополист не хочет снижать цены

12.04.2016

«Газпром» считает «нерациональным» снижение цены на газ для Беларуси, заявил заместитель председателя правления холдинга Валерий Голубев, сообщает в субботу, 9 апреля, РИА Новости. Аналогичную точку зрения высказал заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский. Таким образом, россияне не желают менять прежние договоренности, оказавшиеся в среднесрочной перспективе совсем не столь выгодными, как виделось 4 года назад.

Стоимость поставок газа в нашу страну закреплена в ст. 3 заключенного в ноябре 2011 г. межправительственного соглашения. Формула определяется сложением цены на газ для потребителей Ямало-Ненецкого автономного округа и удельных стоимостей его транспортировки от мест добычи до белорусско-российской границы, стоимости хранения газа в подземных хранилищах РФ, расходов «Газпрома» по его реализации. Полученная цена пересчитывается на фактическую теплотворную способность газа и ежегодно индексируется на уровень инфляции. Такой порядок фор­мирования цен должен применяться до достижения рыночных (равнодоходных) цен на газ в обеих странах. А поскольку обещанная равнодоходность все время откладывается, то формальных оснований для пересмотра порядка ценообразования нет.

Белорусские власти сами добивались заключения долгосрочного соглашения, которое обеспечивало бы республику необходимым количеством газа по стабильным ценам, которые тогда казались приемлемыми. Ради этого мы вступали в Таможенный союз, продали свою газотранспортную систему россиянам... и стали заложниками российской монополии. Не­сколько лет в страну поступал газ вдвое дешевле, чем в ЕС или Украину и Молдову. Но ситуация изменилась. Мировые цены на нефть, а следом и на газ, существенно снизились, появились новые технологии, что разрушило одно из главных конкурентных преимуществ белорусской экономики. Краткосрочные сдел­ки стали гораздо выгоднее долгосрочных контрактов, а спотовые цены и привязка к стоимости нефти – более при­влекательны, чем формулы, за­крепленные в белорусско-­рос­сийском соглашении. Это при­знают и россияне, но менять что-либо не считают нужным.

«Этот принцип был подписан, – заявил В.Голубев. – Почему мы должны сегодня продавать газ Беларуси дешевле, чем продаем его в России?». Он напомнил, что в свое время Минск сам выбрал существующую схему, и посоветовал белорусским коллегам быть последовательными.

Ниже курса не бить

Есть ли у нас способы настоять на пересмотре цен на газ? Последние попытки добиться этого не увенчались успехом. В конце февраля о надеждах на такую договоренность заявлял вице-премьер Владимир Семашко, хотя его январские переговоры с вице-премьером РФ Аркадием Дворковичем завершились безрезультатно.

В прошлом году Беларусь приобрела 18,8 млрд. м3 природного газа, что на 6,3% меньше, чем в 2014-м, причем средняя цена снизилась на 15,1% – до 144 USD за 1 тыс. м3. Как заявил 1 апреля премьер-министр Андрей Кобяков в интервью РИА Новости, справедливая цена должна составлять 80 USD за 1 тыс. м3 вместо текущих 142 USD. По его словам, если цена в начале 2014 г. составляла 165 USD при курсе 32–33 RUB/USD, то раз курс опустился до 60–70, то цена на газ должна снизиться на 42%. Кроме того, глава белорусского правительства назвал несправедливым, что расчеты за большую часть белорусской продукции, экспортируемой в РФ, производятся в российских рублях, а за импортируемые из РФ энергоносители – в долларах.

К сожалению, в ст. 3 соглашения прямо предусмотрено, что пересчет цены на газ в доллары США должен производиться по официальному курсу Центробанка РФ на 1 января каждого года и (или) дату изменения цены на газ для потребителей РФ.

Более того, уровень инфляции для индексации цен в соглашении определяется по числовому значению изменения потребительских цен (CPI-U), публикуемому Бюро статистики труда Департамента труда США. Некоторое укрепление российского рубля к доллару в текущем году пока мало улучшает ситуацию. Кстати, соглашение, как указано в его ст. 9, заключено на неопределенный срок.

Интересно, что в отчете ОАО «Газпром» за IV квартал 2015 г., опубликованном в феврале, ут­верждается, что пределы развития альтернативных механизмов ценообразования (в т.ч. биржевых) «существенно ограничены, а цена торговых площадок пока не может рассматриваться в качестве надежного ценового ориентира».

Подножка диверсификацией

Совершенно иначе складываются «газовые» отношения у наших соседей, столь же последовательно добивающихся диверсификации своих энергорынков и ограничения власти импортеров-монополистов. В результате в прошлом году импорт российского газа в страны ЕС по сравнению с 2014-м сократился, по данным Еврокомиссии, на 18%, тогда как доля Норвегии и Алжира увеличилась соответственно на 26% и 35%. Литва и Польша, построив терминалы сжиженного природного газа, начали закупать СПГ в США, где цены почти вдвое ниже, чем в Европе.

Еще интереснее обстоят дела у наших южных соседей. Сегодня власти РФ предлагают Украине покупать российский газ во II квартале т.г. менее чем за 180 USD. В соответствии с подписанным в конце прошлого года соглашением стоимость поставок была привязана к цене на нефть. При этом правительство РФ утвердило на IV квартал 2015 г. контрактную цену в 252 USD за 1 тыс. м3 и скидку в размере 24,6 USD. Таким образом, Украина могла покупать российский газ по 227,4 USD за 1 тыс. м3. На I квартал 2016 г. скидка была уменьшена до 17,77 USD, что вывело цену на уровень 212,23 USD за 1 тыс. м3. Однако в Киеве сочли ее завышенной. Более того, «Нафтогаз Украины» закупил у «Газпрома» всего 2,4 млрд. м3 газа в октябре–ноябре прош­лого года, а с 25 ноября вообще полностью прекратил закупки.

По данным украинских источников, поставки газа из РФ в Украину в 2014 г. снизились в 2,4 раза, до 6,1 млрд. м3. При этом из стран Евросоюза по реверсу поступило свыше 10 млрд. м3. Остальные потребности покрываются за счет собственной добычи. В результате доля использования российского газа во внутреннем украинском потреблении сократилась с 38% в 2014 г. до 18% (во многом благодаря теплой зиме и спаду в промышленности).

В I квартале 2016 г. Киев вообще отказался от сотрудничества с «Газпромом» и не намерен возобновлять его во II  квартале, уверяя, что российский газ дороже реверсного. Как сообщал глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, в марте газ закупался в Европе по 180 USD за 1 тыс. м3, а с учетом транспортировки – примерно в 200 USD.

Министр энергетики Украины Владимир Демчишин в интервью РИА Новости 2 апреля заявил, что считает справедливой ценой 160–170 USD за 1 тыс. м3. Более того, по некоторым оценкам, газ в ЕС может подешеветь к лету до 120–130 USD. Одновременно Киев увеличил почти в 1,5 раза с начала этого года тарифы на транзит российского газа через украинскую территорию. Ранее эти тарифы определялись исходя из цен на газ. Теперь они в Украине устанавливаются Национальной комиссией государственного регулирования в сфере энергетики и коммунальных услуг в соответствии с законом «О рынке природного газа». У Беларуси такой возможности нет: тарифы на транзит газа определяются по формуле, закрепленной ст. 4 соглашения 2011 года, и привязаны к цене на газ.

Борьба с монополистом продолжается и в Стокгольмском международном арбитраже. «Газпром» требует от Киева почти 32 млрд. USD за не выбранный по конт­ракту, заключенному в январе 2009 г., газ, ссылаясь на закрепленный там принцип take-or-pay (бери или плати). В свою очередь, украинцы выставили России иск на 22,7 млрд. USD за ущерб, нанесенный действиями газового монополиста. Вероятность выигрыша у обеих сторон весьма туманна. Но цена вопроса на самом деле не деньги, а угроза полной потери «Газпромом» украинского рынка, который в лучшие времена потреблял около 50 млрд. м3 российского газа в год – больше, чем купит Китай после строительства газопровода «Сила Сибири».

Связанные одной трубой

В отношениях с Минском подобных проблем у «Газпрома» нет. В упомянутом отчете ком­пании не указаны какие бы то ни было риски, связанные с нашей страной. В отличие от государств ЕС, Украины и Грузии Беларусь полностью зависит от одного монополиста, держащего в своих руках все вопросы поставок, транспортировки и распределения газа. Это ощущают на себе все потребители, которым голубое топливо обходится дороже не только, чем в России, но и во многих европейских странах, успешно диверсифицирующих свои энер­гетические рынки. Нам же остается надеяться на политическое решение экономических проблем.

Тем временем

В марте цена российского газа на границе Германии сни­зилась до 4,02 USD/MMBtu, или 129 USD за 1 тыс. м3. Такие данные привела 3 марта кон­салтинговая компания East European Gas Analysis в своем отчете «Маловероятно, что Газпром выиграет ценовую войну».

В отчетности «Газпрома» по МСФО принято, что 1 тыс. м3 составляет 32,056 млн. БТЕ (БТЕ – британская тепловая единица, равная 251,67 калорий или 1055 джоулей).

Таким образом, цена без учета таможенных пошлин составляет 2,81 USD/MMBtu, а за вычетом затрат на тран­спортиро­вку по «Северному потоку» (0,92 USD/MMBtu) получится 1,89 USD/MMBtu, или 61 USD/­тыс. м3. Это чуть ниже оптовой цены на газпромовский газ для промышленных потребителей Ленинградской области без НДС (по курсу 67,8 RUB/USD). По сути, цены экспорта в Германию являются равнодоходными с внутрироссийскими.

Источник: http://www.eegas.com/

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ