$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Гадание на курсах: пустые хлопоты в валютном доме©

26.01.2016

Падение курса белорусского рубля к доллару всего за три недели января на 16,1%, с 18 569 до 21 564 USD/Br, опровергло как официальные прогнозы правительства, так и заявления популярных гадалок. Власти ответили опубликованием комплекса мер по решению задач социально-экономического развития страны и обеспечению макроэкономической сбалансированности, вторые – очередным букетом сомнительных предсказаний.

 

Для январского ослабления рубля было достаточно объективных факторов. На внешних рынках цены на сырье падают и, похоже, будут падать и дальше. Мировая экономика замедляется из-за спада и структурных проблем в Китае и ряде других развивающихся стран. Убежищем в такой ситуации становится доллар. Его укрепление стало неизбежным после декабрьского повышения в США базовой процентной ставки. Столь же неотвратимой является девальвация валют сырьевых экономик, в т.ч. наших соседей и основных торговых партнеров. В целом, по данным Ashmore Group, в прошлом году валюты развивающихся стран подешевели к доллару на 17,6%, а за первые две недели января – еще на 3%. На прошлой неделе белорусский и российский рубль, мексиканский и колумбийский песо упали до исторических минимумов.

Принятые в прошлом году планы не предусматривают возврата к жестким мерам регулирования валютного рынка, вроде применявшихся в 2011-м или в начале 2015 г. Но такого сценария тоже исключать не приходится. По мнению зарубежных аналитиков, финансовые системы развивающихся рынков очень восприимчивы к краткосрочному притоку и оттоку капитала, а потому они вынуждены прибегать в кризис к мерам валютного контроля. Например, Азербайджан на прошлой неделе ввел 20%-ный сбор с валютных переводов за границу на сумму более 50 тыс. USD, закрыл более 200 обменных пунктов. Китай ввел в прошлом году дополнительный контроль за валютными операциями граждан. Саудовская Аравия, потратив в 2015 г. более чем 100 млрд. из 700 млрд. USD валютных резервов на поддержку национальной валюты, запретила банкам «спекуляции в пользу устойчивости официального курса». В Бразилии центробанк предлагает местным компаниям операции со свопами для хеджирования их валютных рисков. Белорусский Нацбанк пока прибегает лишь к мягким ограничениям на уровне рекомендаций банкам, стараясь обойтись без прямых запретов и интервенций.

ПРОШЛАЯ неделя показала, что регулятору скорее придется озаботиться удержанием рубля от слишком резкого падения, что затруднительно в условиях ограниченности валютных резервов. «Отскок» на торгах 22 и 25 января до 21 095 и 20 746 USD/Br является, к сожалению, свидетельством скорее волатильности национальной валюты, чем ее укрепления. Надо отметить, что падение рубля не остановило даже то, что прошлая неделя была «налоговой». Обычно к 22 января предприятия продают валюту, чтобы рассчитаться с бюджетом. Но на сей раз этот фактор сработал довольно своеобразно: курс вырос перед днем уплаты налогов и снизился после него.

Мы еще не раз будем наблюдать одну и ту же сцену: каждое повышение мировых цен на нефть позволяет подрасти российскому рублю, следом подтягивается белорусский, потом оба падают и отскакивают. Затем цикл повторяется. Так, вчера на бирже ICE стоимость нефти Brent сначала подскочила до 33,5 USD/барр., затем упала до 31,74 USD. Тут же на Московской бирже снижавшиеся в первые минуты торгов курсы доллара и евро вновь пошли вверх, полностью отыграв утренние потери, достигнув на максимуме 78,977 RUB/USD и 85,5 RUB/EUR и закрывшись на уровне 77,7965 RUB/USD и 84,1603 RUB/EUR, т.е. отыграв 2,77 и 3,066 RUB соответственно. Это лишний раз подтверждает, что никакой технический анализ не позволяет угадать перепады погоды, смены политических решений и спекулятивных настроений, эскалации и затухания локальных конфликтов и множество других факторов.

КАК бы усердно ни велась борьба за дедолларизацию, большинство белорусов видит в соотношении рубля к доллару простой и очевидный индикатор состояния отечественной экономики и личного благосостояния. И каждый очередной рывок курса расценивается как провозвестник грядущих проблем, в т.ч. роста цен. Минэкономики уже признало, что инфляция в текущем году, скорее всего, составит 14–17%, т.е. существенно выше запланированного. Можно добавить, что двигают инфляцию не столько цены на рынках и в магазинах, сколько тарифы «естественных монополий» и государственные расходы. Увеличение тарифов на тепловую энергию для нужд отопления и горячего водоснабжения на 33,3% постановлением Совмина от 20.01.2016 № 32 – лишь первый шаг в этом направлении. А вливание денег в виде господдержки ряда убыточных предприятий в IV квартале 2015 г., «аукаются» экономике с лагом в 2–4 месяца.

В ОТЛИЧИЕ от ЖКХ сегодня большинство производителей и продавцов не могут поднять цены (по крайней мере – пропорционально девальвации рубля): покупательная способность белорусов существенно снизилась. А потому рост розничных цен неизбежно повлечет падение объемов продаж. В свою очередь, наблюдавшаяся в прошлом году тенденция опережающего снижения средних цен экспортируемых товаров по сравнению с импортируемыми, по мнению большинства зарубежных специалистов, продолжится. Напомним, в январе–октябре 2015 г. средние цены экспорта снизились на 28,4% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г., импорта – на 16,7%, товарная масса экспорта увеличилась на 2,1%, импорта – снизилась на 11,6%. В результате неблагоприятных ценовых условий торговли (индекс ценовых условий торговли составил 86%) индекс покупательной способности белорусского экспорта снизился с 101,9% в январе–октябре 2014 г. до 87,8% по итогам 10 месяцев 2015 г. Реальный курс белорусского рубля, рассчитанный по индексу потребительских цен (ИПЦ), к доллару США (2015 г. к 2014 г.) опустился на 27%, по индексу цен производителей промышленной продукции (ИЦППП) (11 месяцев 2015 г. к январю–ноябрю 2014 г.) – на 21,7%, к евро – на 12,4 и 6,4% соответственно. Зато к российскому рублю реальный курс белорусского рубля укрепился на 1,3% и 10,5% по ИЦППП, а к украинской гривне – снизился на 9,2% по ИПЦ и укрепился на 3,4% по ИЦППП. В целом реальный эффективный курс белорусского рубля в указанные периоды упал за год на 3,7% по ИПЦ и укрепился на 5,3% по ИЦППП. Таким образом, упрощенно можно сказать, что Беларусь проиграла «валютную войну» в России с точки зрения конкурентоспособности отечественных товаров на рынке РФ, получив минимальные позиционные преимущества на Западе и в Украине. Удешевление нефти и некоторых других видов сырья позволяет экономить на затратах на энергетический и прочий промежуточный импорт, но одновременно падают цены на значительную часть нашего экспорта, в т.ч. нефтепродуктов. Одновременно снижается спрос на инвестиционный экспорт в России из-за спада в экономике, сокращения госрасходов и деловой активности. В результате обязательная продажа валюты на БВФБ сократилась в 2015 г. на 19,9% по сравнению с 2014-м.

При таких исходных данных несложно подсчитать, что с самого начала 2016 г. белорусскому рублю придется туго – если не случится чудесное пополнение золотовалютных резервов, скажем, за счет кредитов МВФ, ЕФСР. Но никаких оснований полагать, что эти организации поторопятся, пока нет. Так что девальвация белорусского рубля в I квартале – событие вполне ожидаемое и предопределенное экономическими событиями прошлого года. Вряд ли можно с достаточной степенью достоверности определить динамику соотношения рубля к доллару и евро на ближайшие месяцы. С большей уверенностью можно предположить, что нормы Указа от 27.02.2015 № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств» будут распространены на текущий год. А пока банки и компании закладывают в свои бюджеты весьма пессимистические сценарии, которые по мере возможности учитываются в договорах.

 

 

Автор публикации: Вадим Лебедев