$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ФОРМУЛА ВНЕШНЕТОРГОВОЙ ЗАЩИТЫ©

12.04.2013
Страны, входящие в Таможенный союз и ЕЭП, пока не проводят на международной арене слаженную экономическую политику для поддержки экспортеров. Беспокоит специалистов несовершенство правовой базы ЕЭП и нестыковки между законодательными нормами Таможенного союза (ТС) и национальными законодательствами стран «тройки». Эти и другие проблемы обсуждались в Совете Республики в ходе семинара «Экономика Беларуси в рамках ЕЭП с учетом вступления Российской Федерации в ВТО».

Вступление России в ВТО однозначно показало, что Таможенный союз и ЕЭП готовы к работе по правилам этой организации, считает заместитель министра иностранных дел Александр Гурьянов. По его словам, многие видят основные риски в снижении таможенно-тарифной защиты единого рынка, но параллельно важно соизмерять этот факт с реальными конкурентными преимуществами белорусской продукции, включая долю рынка, цены, простоту логистики, промышленную кооперацию и т.д.

Тарифная защита единого рынка ТС в связи с обязательствами России перед ВТО снижается постепенно. Во многих случаях предусмотрены переходные периоды от 1 года до 7 лет. При этом средний уровень импортных пошлин снизится с 10,7% до 7,5–8%. Это ощутимо выше, чем в других странах, например, ЕС — около 5%, Украины — 4,6%. Кроме того, до создания ТС национальный таможенный тариф в Беларуси был значительно либеральнее. Интегрируясь, наша страна пошла на осознанное временное повышение уровня защиты отечественного производителя. Поэтому, считает А.Гурьянов, в целом защита единого рынка ТС и ЕЭП будет не слишком низкой и даст возможность регулировать товарные потоки. Реальные риски от снижения таможенно-тарифной защиты сегодня просматриваются в отношении лишь около 200 тарифных линий, т.е. всего 2% от действующей ТН ВЭД «тройки».

России удалось зафиксировать перед ВТО исключительное право на экспорт природного газа, а также отстоять механизм ценообразования на него. Это позволит сохранять внутренний и внешний диспаритет цен на газ, а Беларуси применять «интеграционную скидку» до выхода на равнодоходные цены.

РАЗВЕРНУТЫЙ доклад об оценке последствий для нашей экономики от вступления России в ВТО уже подготовлен, но он еще может корректироваться в соответствии с предложениями субъектов хозяйствования и договоренностями, принимаемыми в рамках «тройки». В то же время Евразийская экономическая комиссия планирует подготовить комплекс мер по преодолению негативных последствий от присоединения России к ВТО, причем не только в каждой отдельной стране, но и всех участников союза.

Сейчас в ТС и ЕЭП применяются 13 мер в отношении товаров из третьих стран. Одна из них — защита производителей комбайнов. Это чувствительный вопрос для белорусских и российских производителей, а также для наших совместных проектов в Казахстане. Для защиты своих субъектов хозяйствования в связи с необоснованным ростом поставок из третьих стран было принято решение о начале специального антидемпингового расследования, и с января 2013 г. введена временная заградительная пошлина в размере 24,5%. Такой механизм будет использоваться и впредь, если выявляется значительный прирост импорта, составляющего прямую конкуренцию продукции, производимой в ЕЭП. Надо лишь доказать, что идет демпинг либо субсидированный экспорт из третьих стран.

Еще одно направление преференциальных условий — госзакупки. Раньше здесь существовали определенные технические барьеры, но благодаря активной работе госорганов, в т.ч. Минэкономики, белорусские производители получили свободный доступ на рынок госзакупок в РФ, уже есть не только участники электронных торгов, но и победители.

А.Гурьянов также сообщил, что унифицированы режимы торговли со странами СНГ в рамках нового договора о зоне свободной торговли. Согласованы режимы свободной торговли с Сербией и Черногорией, идут переговоры с Вьетнамом. На этом примере ТС пытается отработать формулу соглашений с другими членами АСЕАН, чтобы в перспективе постараться выйти на режим свободной торговли с другими странами Юго-Восточной Азии. Идут переговоры со Швейцарией, Норвегией, Исландией, Новой Зеландией, проводится оценка целесообразности заключения аналогичных соглашений с Монголией, Индией, Чили, Израилем. Вся эта работа ведется с учетом правил и принципов ВТО. «При этом мы исходим не только из заинтересованности наших партнеров, но и максимально объективно оцениваем все негативные и положительные стороны возможных соглашений», — подчеркнул замминистра.

Правда, со столь оптимистическими оценками не согласился член Совета Республики, председатель Брестского облисполкома Константин Сумар. «О каком улучшении условий для своих сельхозпроизводителей может идти речь, если мы откроем зону свободной торговли с Новой Зеландией?» — поинтересовался он. Что же касается электронных торгов, то, по словам К.Сумара, здесь возникло немало проблем и сегодня они «ничего, кроме головной боли, нам пока что не дают».

ПОСКОЛЬКУ уровень тарифной защиты постепенно будет снижаться, отечественным производителям в условиях ТС и ВТО не стоит надеяться на то, что их интересы будут вечно ограждены высоким забором таможенных пошлин и других привилегий. Нужно готовиться к конкурентной борьбе.

Как подчеркнул заместитель министра экономики Антон Кудасов, в деле защиты своего рынка развитые страны давно не полагаются на таможенные пошлины, которые не способны защитить, например, от Китая, где издержки значительно ниже. Существует множество нетарифных мер — техническое регулирование, требования к качеству, необходимость членства в различного рода ассоциациях и т.д.

По его словам, весной 2014 г. «тройка» должна подписать новый всеобъемлющий договор о Евразийском экономическом союзе, и полезно, чтобы проект этого документа прошел предварительные слушания в парламенте «в режиме совещания».

Правовая база ЕЭП сформирована. Она включает 17 базовых соглашений, в развитие которых приняты десятки документов с «неочевидными взаимосвязями». Весь этот массив с точки зрения четкости, однозначности правовых норм очень слабый, признал А.Кудасов, и его можно трактовать по-разному. Уже 2 года работает суд ЕврАзЭС, который рассматривает ситуации не только между правительствами, но он открыт и для исковых заявлений предприятий — как в отношении правительств, так и Евразийской экономической комиссии. Но разобраться во всем трудно и суду.

Например, на начало этого года мы получали газ за 165 USD за тыс. м3. Украина – за 406 USD, в ближайшее время будет 423 USD, в середине года — возможно, 450 USD за тыс. м3. Таким образом, экономический эффект порядка 5,3 млрд. USD — для нас огромные деньги. Но в документах, в которых мы участвуем, это нигде не прописано. Концепция равнодоходности цен в соглашениях не раскрыта. Пока мы имеем цену, которая формируется так же, как и в России, с учетом транспортных расходов до белорусской границы. Однако А.Кудасов отметил, что Беларусь участвует в процессе формирования ЕЭП с 2006 г., и с тех пор вплоть до 2012 г. условия поставок газа в страну только ухудшались. Однако если бы мы не участвовали в этом процессе, то цена на газ была бы как для Украины. Белорусская сторона будет пытаться в новом документе уточнить и развить подобные нормы соглашений, прописать их более четко и навсегда.

Похожая ситуация и с поставками нефти. В 2012 г. «впервые за всю историю» добились положительного баланса во внешней торговле в размере 2,9 млрд. USD. С одной стороны, результат наполовину достигнут за счет экспорта растворителей и разбавителей. С другой — такая переработка, по словам А.Кудасова, разрешена соответствующими нормами Таможенного кодекса ТС. Однако Россия с этим не согласна и выставила нам ряд претензий, что во многом связано с нечеткостью норм законодательства.

Замминистра считает, что на международной арене страны ТС должны активнее поддерживать своих экспортеров, проводя единую политику. Однако когда нам грозят экономическими санкциями, особой солидарности не заметно. Видимо, наши партнеры опасаются сами оказаться под ударом.

Анна ФЕДОРОВА

Тем временем

Членство России в ВТО может сыграть для Беларуси негативную роль в процессе вступления в эту организацию. Дело в том, что первые же шаги нашего союзника в ВТО неприятно удивили ее давних участников, причем не в последнюю очередь из-за особенностей регулирования Таможенного союза. Так, США недавно направило России официальное уведомление с 29 вопросами, большинство которых касаются Соглашения о применении специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер по отношению к третьим странам, заключенного РФ, Беларусью и Казахстаном. США, например, просят уточнить, что считается «материальным ущербом отрасли» и как она определяется. По Соглашению под «отраслью» понимаются компании, на которые приходится не менее 25% производства конкретного товара в трех странах. Американцы требуют объяснить, как такое число может считаться «большинством», тем более что в правилах ВТО другой порог — более 50%. Кроме того, есть вопросы о процедурах расследований и введения защитных пошлин, которые, по мнению американских специалистов, не соответствуют нормам ВТО. В частности, в соглашении ЕЭП в отличие от правил ВТО не устанавливаются требования к доказательствам, подтверждающим ущерб отрасли. Вопросы имеются и у Евросоюза: в феврале в официальном уведомлении ЕС просил Россию обосновать запрет на ввоз охлажденного мяса. Оказалось, что уже после присоединения России к ВТО ни ЕС, ни США не до конца понимают, как взаимодействовать с Таможенным союзом.

Россияне по этому поводу не переживают, уверяя, что страны — члены ВТО постоянно обмениваются вопросами и разъяснениями, а то и вступают в споры. Однако Беларусь в ВТО пока не вступила, а потому объясняться о несоответствиях режима Таможенного союза нормам ВТО придется в другом формате. При этом устранить различия мы можем только в том случае, если на это согласятся наши партнеры по ТС, и прежде всего — Россия.

Между тем правила ВТО — это 47 000 страниц документов, в т.ч. 600 из них — базовое соглашение. Вряд ли многие отечественные бизнесмены изучили их настолько, чтобы четко представлять себе, что регулируется правилами ВТО, способна ли Беларусь выполнить эти требования и к чему это приведет нашу экономику.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях