$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ФОРМУЛА НЕСТАБИЛЬНОСТИ:©

27.02.2015

забывать и не учиться

На очередном заседании Республиканского клуба директоров, организованного Белорусским союзом предпринимателей и нанимателей им. М. Кунявского, руководители предприятий обсудили состояние отечественной экономики и пытались найти пути решения накопленных проблем.

Анализ показателей последних лет свидетельствует, что прогнозы властей систематически не выполняются. Так, Программой социально-экономического развития на 2011–2015 гг. предусматривался рост ВВП на 62–68%, т.е. в среднем на 10,1–10,9% в год. Фактически же за 4 года рост составил лишь 9,5% или в среднем по 2,3% в год. Такой уровень совершенно недостаточен для развития экономики стран еmerging markets. Поэтому, чем дольше тянется спад, тем меньше шансов на устойчивое развитие.

На протяжении последних 5 лет власти объясняют неудовлетворительные итоги работы экономики в основном внешними факторами и, прежде всего, мировым кризисом. Между тем Беларусь не настолько интегрирована в мировую финансовую систему, чтобы проблемы западных бирж и банков влияли на нашу экономику. Поэтому почетный председатель БСНП Георгий Бадей вполне обоснованно призвал, наконец, присмотреться к внутренним факторам — доминированию неэффективных госпредприятий, бюрократическим методам распределения ресурсов, архаичной пенсионной системе, отсутствию приватизации и других структурных реформ. До определенного момента эти проблемы можно было игнорировать. «Спасательным кругом» долгое время были поставки энергоносителей из РФ, экспорт нефтепродуктов на запад, а инвестиционных и потребительских товаров — на восток. В 2009 и 2011 гг. эта формула более-менее срабатывала, подкрепляемая девальвацией национальной валюты, которая поддерживала на плаву экспорт и экономику в целом. Но в «валютных войнах» победителей не бывает. Дисбалансы, порожденные в 2011 г., не были исправлены, а потому перед российской «ответкой» наша экономика оказалась бессильной. Теперь участники клуба задаются риторическим вопросом: как согласовать валютную политику стран ЕАЭС? В ст. 64 и приложении № 15 Договора о Евразийском экономическом союзе есть только ни к чему не обязывающая декларация поэтапной гармонизации валютной политики — в том объеме, в каком это соответствует сложившимся макроэкономическим потребностям интеграционного сотрудничества.

Графики динамики цен на нефть и курса доллара вызывают у директоров иных отраслей откровенное раздражение: ведь мы же не одна из стран ОПЕК. Между тем внимание к нефти вполне оправдано: она вместе с нефтепродуктами составляет 1/4 отечественного экспорта товаров и услуг. Именно маржа между мировой ценой и стоимостью российских поставок составляет знаменитую «нефтегазовую дотацию», обеспечивающую «белорусское экономическое чудо». А потому снижение мировых цен на нефть оказалось столь болезненным ударом. Можно сказать, что нынешний кризис порожден сырьевым характером белорусской и российской экономик. Внешние причины здесь — лишь следствие той зависимости, которую мы так долго и старательно создавали. Ситуация была бы иной, если бы нефтегазовая рента была разумно использована. Но она ушла на господдержку «локомотивов», оказавшихся в реальности тормозами, имиджевых и социальных проектов, об окупаемости которых власти начинают задумываться лишь с приходом очередного кризиса.

ВЫСТУПАЯ в клубе, Георгий Гриц отметил нереальность некоторых задач, декларировавшихся в некоторых программах. Например, невозможно удвоить за 2 года ВВП по ППС, что вывело бы нашу страну на уровень Катара, Новой Зеландии и других весьма богатых стран. Состояние 3–4 технологических укладов не позволит обеспечить тот уровень добавленной стоимости, который нужен для такого роста. С другой стороны, создание ЕАЭС не в состоянии сегодня вывести экономики стран-участниц на качественно новый уровень. Отвечая на вопросы участников клуба, Г. Гриц подчеркнул, что скоропалительное углубление интеграции по инициативе Москвы не принесет особых выгод Беларуси. Скорее наоборот. Ведь наша экономика сегодня проигрывает партнерам по ЕАЭС по целому ряду факторов. Так, удельный вес налогов на продукты к ВВП и субсидий на продукты к ВВП у нас существенно выше, чем в РФ и Казахстане, а уровень налоговой нагрузки сопоставим с ЕС при несопоставимой структуре и принципах деятельности экономик. Доля чиновников и работников госпредприятий — 43,1% трудоспособного населения (ОЭСР) — одна из самых высоких в мире. При этом не приходится рассчитывать на скорое создание декларировавшихся единых рынков капиталов, товаров и т.п. Нетарифные ограничения сохранятся еще долго, причем их наличие усугубляется рядом противоречий. Так, Беларуси и Казахстан не поддержали российские санкции против западных стран, обязательства РФ по ВТО противоречат интересам остальных партнеров. В придачу Казахстану на переговорах по вступлению в ВТО предлагаются более выгодные условия, чем существуют в ЕАЭС, а глобальные соглашения имеют приоритет перед региональными.

«Что же может стать драйверами роста экономики стран ЕАЭС?» — спрашивают директора. Ответ выглядит не очень обнадеживающе: это импортозамещение, снижение уровня потребления населения, логистика и транспорт (здесь больше желания, чем возможностей), а также государственные инвестиции в инфраструктуру (если будут ресурсы). Иными словами, в основе регионального союза лежит противопоставление Западу и изрядная доля изоляционизма, причем не только в экономической сфере.

СЕГОДНЯ предприятия столкнулись с резким ростом долгов и отсутствием денег. Еще в середине прошлого года БСПН призывал правительство принять меры по развязке неплатежей, организации взаимозачетов, хотя бы по задолженности бюджетных организаций, активизировать коллекторскую деятельность. Однако в ответ было заявлено, что такие меры не актуальны. Сегодня их необходимость не видна разве что слепому, но то, что еще 3–4 месяца тому назад можно было сделать относительно безболезненно, теперь потребует куда больше усилий и потерь. Между тем у предприятий растет дефицит оборотных средств и сокращаются возможности их пополнения.

К примеру, обувные предприятия вынуждены отгружать в магазины продукцию на реализацию и месяцами ждать оплаты, отмечает генеральный директор ЗАО СП «Отико» Галина Белевич. Тем временем организации розницы в первую очередь рассчитываются с поставщиками продуктов питания, ликеро-водочных изделий. Получается, что легпром финансирует как розницу, так и пищевую промышленность, хотя сам остро нуждается в деньгах. Более того, банки не только не горят желанием кредитовать промышленные предприятия, но порой требуют досрочного погашения значительной части прежних заимствований. Для этого есть веская причина: после девальвации финансовые показатели многих заемщиков резко ухудшились, что, в свою очередь, портит структуру кредитных портфелей банков. Для них margin call — единственный выход, чтобы не увеличивать обязательные резервы и избежать дополнительных убытков. Но промышленники, уплатившие в последние годы огромные суммы банкам в виде процентов и комиссий, полагают, что вправе рассчитывать на более лояльное отношение.

Вопрос стоимости кредитов был одним из самых острых на клубе: директоров возмущает, что проценты по ним в два с лишним раза выше ставки рефинансирования. Причина, как объяснил начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Дмитрий Калечиц, кроется в высоких рисках банковской системы, дорогой ресурсной базе и ряде других причин. Но макроэкономические факторы, ложась тяжким грузом на микроуровень, только укрепляют мнение менеджеров о неэффективности действий властей.

ДЕЛОВОЕ сообщество шокирует пренебрежение, которое продемонстрировали чиновники к интересам бизнеса и коллективов предприятий, принимая решения, влекущие огромные потери, закрывая торговые объекты за незначительные нарушения, давая заведомо неисполнимые рекомендации (вроде знаменитых писем по ценообразованию) и игнорируя запросы субъектов хозяйствования.. Так, в разгар девальвации российского рубля власти ориентировали наших экспортеров на расчеты в этой валюте. Еще менее эффективными выглядят последовавшие позднее требования перейти на расчеты с компаниями из РФ в долларах — россияне просто отказываются обсуждать такие условия.

Ограничения, введенные в сфере ценообразования письмами Минторга и Минэкономики, лишают предприятия возможности компенсировать потери, вызванные девальвацией, говорят директора. Начальник управления экономики, финансов и цен Минторга Павел Филиппов попытался объяснить, что приоритетом здесь была защита потребительского рынка. Но участники клуба полагают, что такая «защита» уничтожает производителей и лишает заработков работников, которые сами являются потребителями. Множество претензий вызывает и методология рекомендаций, не позволяющая планировать цены с учетом рисков, курсовых разниц и части затрат. Требование о соблюдении 3-процентного уровня рентабельности продаж в целом по предприятию П.Филиппов сам же признал невыполнимым — потому что в министерстве не знают, как его подсчитать. В утешение он пообещал дальнейшую либерализацию правил ценообразования — пока мы не получим «экономически обоснованные цены». В каком состоянии к тому времени окажутся предприятия, представитель Минторга не уточнил. Общее мнение выразил Г.Бадей, усомнившийся в целесообразности передачи функции регулирования цен от Минэкономики Минторгу, который, отвечая, прежде всего, за потребительский рынок, руководствуется в своих решениях скорее ведомственными интересами, чем потребностями всей экономики. Сомнительно выглядит и правомерность рекомендаций, которые не слишком вписываются в рамки Закона «О ценообразовании».

По мнению главы Белорусской автомобильной ассоциации Сергея Михневича, регулирование цен отбросило отечественный бизнес-климат на годы назад. К сожалению, пока не видно, как мы будем наверстывать этот откат. Единственное напутствие, которое услышали участники клуба от чиновников: «работайте, работайте»…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях