$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Глобализация

Фактор Brexit

28.06.2016

Результаты референдума, на котором большинство граждан Великобритании проголосовали за выход из Евросоюза, будут иметь серьезные политические и экономические последствия для всего мира. Оценить в полной мере влияние распада объединения, считавшегося ранее самым успешным образцом региональной интеграции, сегодня трудно. Пока несомненно лишь начало периода высокой неопределенности, который затянется надолго и приведет к росту рисков и волатильности на мировых рынках, т.е. тех проблем, на которые любят ссылаться власти Беларуси в оправдание провалов годовых и пятилетних планов.

Собственно, итоги референдума еще не влекут автоматического выбытия Великобритании из Евросоюза. Теоретически еще возможно все: отказ парламента утвердить его результаты, вето королевы или парламентов Шотландии и Ирландии, проведение повторного голосования (о котором уже собираются подписи). Резкую реакцию руководства ЕС с призывом к Лондону быстро оформить выбытие не стоит переоценивать. Если британцы дадут «задний ход», континент примет блудный остров обратно и, возможно, предложит лучшие условия. Но высока вероятность, что выход состоится.

Если это произойдет, то процесс займет около 5–7 лет. С одной стороны, это снижает экономические риски, а с другой – затянет период неопределенности и усилит спекулятивные факторы на мировом и европейском рынках.

Естественно, Brexit не повлечет полной изоляции Великобритании от континента. Но условия сотрудничества, безусловно, изменятся. Придется пересмотреть множество таможенных, тарифных, финансовых, налоговых, миграционных и прочих вопросов. При этом неясно, что останется от нынешних условий европейской экономической зоны, применяемых в рамках ЕС. Некоторые аналитики считают наиболее вероятным сохранение общего рынка труда и капитала, свободного движения товаров и признание большинства стандартов и директив ЕС. Такой вариант уже действует в отношениях Евросоюза и Норвегии. Но тут есть один изъян – подобное сотрудничество исключает возможность участия в разработке и принятии решений и выборах в органы ЕС, что вряд ли устроит англичан. Достаточно сложным будет и вариант заключения двусторонних соглашений, как со Швейцарией: на создание такой договорной базы уйдут годы, если не десятилетия. Все происходящее станет заразительным примером для остальных стран ЕС, а возможно, и ЕАЭС, хотя у нас вступление в союзы и выход из них на референдумах не решаются.

Плюсом для британского бизнеса может стать избавление от избыточного регулирования Еврокомиссии, возврат суверенных полномочий, расширение свободы торговли. Причем остается неясным, в какой мере это компенсирует опасность ограничения доступа на общий рынок ЕС, если не удастся договориться с Брюсселем о полном членстве в Европейской экономической зоне (ЕЭЗ). В этом случае может серьезно пострадать как британская промышленность, так и финансовый сектор.

Шоковая реакция на итоги референдума уже отразилась на курсах валют, котировках акций и ценах на сырье. В ближайшее время будет наблюдаться «отскок», а затем продолжительное «ралли», вызванное неопределенностью и противоречивыми заявлениями и действиями властей разных стран. Об этом заявило в своем обзоре рейтинговое агентство Moody’s. «Немедленная реакция рынков уже показала себя в резком обесценении фунта и падении мировых фондовых рынков, – пояснял аналитик Moody’s Коллин Эллис. – Усиленная неопределенность о ходе переговоров по поводу новых договоренностей между Великобританией и ЕС, вероятно, снизит приток инвестиций и уровень потребительского и делового доверия в Великобритании, что скажется на перспективах роста страны».

Пока такое положение будет сохраняться, компании во всем мире станут очень осторожно подходить ко многим решениям об инвестициях и начале новых проектов. Это отразится на темпах роста, движении капитала, ценах на сырьевых рынках и создании рабочих мест. Например, по оценкам специалистов Citigroup, из-за Brexit уже во II полугодии экономику Великобритании ждет спад на 1%, в ближайшие 3 года – на 3–4 п.п., а в еврозоне – на 1–1,5 п.п. Они также предсказывают падения курса фунта стерлингов на 15%, что может стать дополнительным стимулом для британской экономики. Однако в ответ экспортеры из еврозоны потребуют адекватных мер от ЕЦБ, так что можно ожидать несколько раундов валютных войн, в которых больше всего пострадают развивающиеся страны, чьи валюты имеют минимальный запас прочности.

Это отразится не только на британской и европейской экономиках, но и на третьих странах, для которых Лондон и отдельные британские юрисдикции служат удобными хабами для различных операций.

Не избежит проблем и Беларусь. Если еще в 2011–2012 гг. экспорт в Соединенное Королевство составлял всего 1–1,2% общего объема нашего экспорта, то затем он начал резко расти, и в 2014 г. его доля уже превысила 8%, а в 2015-м – 11%. Это было вызвано переориентацией большей части поставок нефтепродуктов из Нидердандов на Лондон, где находится офис БНК. Поэтому для Беларуси небезразлично, как сложатся отношения нашего третьего партнера по доле в экспорте и второго – по объему иностранных инвестиций (разумеется, с учетом задолженности за товары и услуги) с ЕС. Если удобства британского законодательства будут испорчены, возникнут лишние хлопоты и потери по самой чувствительной статье отечественного экспорта. На нем также отразится замедление экономики ЕС, что приведет к снижению спроса на белорусские нефтепродукты.

Не исключено, что Brexit отразится на роли Лондона как мирового финансового центра. Тут у нас тоже есть некоторые интересы. Правда, мечты об IPO, выпуске акций или депозитарных расписок на какой-нибудь из мировых бирж лелеются так давно и так далеки от реализации, что об этом пока можно не беспокоиться. К тому же теперь конкуренция между международными финансовыми центрами, скорее всего, обострится, и они могут пойти на смягчение условий допуска эмитентов, особенно из развивающихся стран. Это может облегчить реализацию планов белорусских властей по выпуску ценных бумаг наших предприятий на мировых биржах – если до реализации действительно дойдет.

 

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН