$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

«Этот перелет — вызов самому себе»

06.07.2007

Сегодня у наших соседей литовцев национальный праздник — День Государства. Исторически он «привязан» ко дню коронации князя Миндаугаса в 1253 г. С этого события, как считают современные литовские историки, их страна ведет отсчет своей государственности. 6 июля на площади у президентского дворца всегда проходит торжественная церемония поднятия государственного флага, в вильнюсском Кафедральном соборе — торжественная месса, а вечером официальный прием. За века, минувшие после Миндаугаса, на должность лидера литовской нации «короновалось» немало личностей. Однако можно смело утверждать, что в их ряду совершенно особняком стоит недавний и недолгий президент Роландас ПАКСАС. Президент, который вынужден был сложить свои полномочия в результате процедуры импичмента.

Этот человек, стоявший у руля государства и облеченный самой высокой властью, прошел все ступени расследования, ни на цент не злоупотребив своим должностным положением. И оказался первым и единственным президентом в Европе, которого лишили полномочий таким путем.После столь сокрушительного удара Роландас Паксас не сломался. В день своего 50-летия, 10 июня 2006 года, он с партнером, российским летчиком Владимиром Макагоновым сели в одномоторный самолет «Феникс» и полетели вокруг земного шара. Через 47 суток, проделав путь более чем в 55 тыс. км, они приземлились вблизи литовской деревни Кивишкес — туда, откуда стартовали.

Наш корреспондент Вадим ШЕРШОВ встретился с Р.Паксасом и побеседовал с ним.

- Перед полетом вы сказали: лечу не для рекорда или пиара. Это — вызов самому себе. Поставил цель и хочу ее достигнуть.

— И сегодня подпишусь под сказанным. Правда, я был уверен, что идея облететь земной шар у меня возникла после переворота в нашем государстве. Да, импичмент, заставивший меня покинуть президентуру, — это антиконституционный переворот, как бы они его не называли. Тогда, после ухода, я написал для себя некоторые пункты плана, один из которых — совершить кругосветный перелет. Но недавно перечитывал интервью, которое я дал еще будучи мэром Вильнюса в 1997 году. На вопрос есть ли у меня мечта, ответил: есть, на личном самолете облететь мир. Как видите, идея в подсознании осталась. Теперь я ее реализовал.

- Говорят, что огромное удовольствие — сделать то, что, по мнению окружающих, вы сделать не сможете. Своим полетом, а также выдержкой, стойкостью, уверенностью в своей правоте во время процедуры импичмента вы неприятно удивили оппонентов.

— Вся эта долгая процедура была ежедневно нацелена на то, чтобы показать, насколько я плохой. Оппоненты добивались моего добровольного ухода в отставку. И, конечно, им хотелось бы видеть, что глаза у меня бегают, руки дрожат. Не дождались. Хотя пройти это, пережить было нелегко.

А что касается полета, то, конечно, он был очень непростым. Но я и супруга Лайма изначально верили в успех, считая, что человек, переживший импичмент, способен пережить и все остальное.

- Вы облетели 36 стран, в 26 из них совершили 50 промежуточных посадок. Планировалось, что протяженность маршрута составит порядка 70 тысяч километров.

— Маршрут пришлось корректировать вынужденно. Погода над Тихим океаном была ужасная, к тому же на этом отрезке дважды лопались тормозные камеры: в Японии — левого колеса, на Филиппинах — правого. И в Маниле решили не идти до Австралии, а через Малайзию повернуть в сторону нашего края. Так путь домой стал короче.

- Говорят, что над водой лететь сложно, а вы пересекли три океана, много морей!

— Отвечаю: если что случится над водой у тебя есть шанс сесть. Есть плот, спасательный костюм, маяк, передающий сигнал бедствия, какие-то консервы. Конечно, при урагане все усложняется. А сесть в пустыне, когда у тебя бутылка минеральной воды и вокруг ни одной живой души? А в тундре? А в джунглях? В горах совсем не сядешь.

Мы летели над водами Тихого океана, прошли там две фронтальные бури. Самолет наш не способен их обойти сверху, а со стороны — не хватало топлива. Значит, надо идти прямо, идти так, чтобы «Феникс» не сломало. Но, по крайней мере, мы из метеоданных знали о предстоящем ненастье, готовились к нему. Правда, приятнее от этого тряска по триста метров вверх-вниз не стала. Но когда выходишь из такой бури и видишь чистый океан, спокойную воду — так хорошо.

- Вам пришлось преодолевать не только разгул стихии…

— Да, кроме сложностей климатических или технических немало было и бюрократических, административных, финансовых. Китай не дал разрешения на пролет. Сначала сказали, что заранее это сделать нельзя, а потом получили отказ без всяких объяснений. Япония неожиданно потребовала большую сумму — 8 тыс. USD. Пришлось собирать деньги. В США разрешение получили без всяких проблем, но… Нам обозначили определенное время для пролета границы с указанием аэродрома, на котором лучше всего сделать посадку для прохода таможенных процедур. От диспетчеров требовалось только подсказать, что аэродром — не работающий, поэтому садитесь на свое усмотрение. Этого мы не услышали и кружили полчаса над полем. Как только сели, таможенники, заждавшиеся нас, захотели показать свои права. И лишь узнав, что я — бывший президент страны, изменили свое отношение.

- Как встречали вас на Дальнем Востоке?

— По-всякому. Очень хорошие, теплые встречи были в Хабаровске, Южно-Сахалинске, пришли представители власти, губернаторы, много журналистов.

- Любопытно сопоставить ответы экипажа о своем самочувствии. Вы сказали, что все хорошо, исчезли все тревоги, мысли о политике. Ответ вашего партнера был иной: мы выжаты как лимон…

— Это просто стиль ответа. Я, даже зная, что, сделав еще один шаг, умру, никакому журналисту не скажу: чувствую себя плохо. Никогда никто не услышит от меня подобного. Почему другой это говорит? Может, потому, что не был в политике. Он — летчик и профессионально обозначил свое самочувствие. Я же понимаю, помню, что еще нахожусь в политике и дать оппонентам повод поговорить о моем самочувствии, проявить слабинку — ни за что.

- После перелета вы назвали три момента, которые для вас обозначились яснее, стали важнее: землю надо беречь; стран красивых много, но Литва лучше всех; каждый день жизни — это подарок, который мы должны ценить.

— Сказано было эмоционально, но искренне, и добавить к этому ничего не хочу.

СПРАВКА.

Роландас Паксас родился 10 июня 1956 г. в литовском городке Тяльшай. В 1979 г. окончил Вильнюсский инженерно-строительный институт по специальности «промышленное и гражданское строительство», в 1984-м — Ленинградскую академию гражданской авиации, получив диплом пилота. Входил в сборную СССР по акробатическому пилотажу. Политическую деятельность начал в 1997 г. Дважды был премьером Литвы, мэром Вильнюса. В январе 2003 г. победил на президентских выборах. После импичмента Верховный суд страны снял с него все инкриминировавшиеся обвинения. В настоящее время лидер Либерально-демократической партии Литвы.