Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5734
EUR:
2.9232
RUB:
3.3614
Золото:
151.96
Серебро:
2
Платина:
86.46
Палладий:
169.2
Назад
Мнения
25.05.2004
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Это мое и то мое же, или Почему любая сделка влечет уплату налогов в белорусский бюджет?

Благосостояние нашей страны, развитие экономики неразрывно связаны с привлечением инвестиций, в т.ч. портфельных, заключающихся в покупке ценных бумаг на вторичном фондовом рынке. Однако налоговое законодательство иногда делает такие сделки весьма невыгодными.

Благосостояние нашей страны, развитие экономики неразрывно связаны с привлечением инвестиций, в т.ч. портфельных, заключающихся в покупке ценных бумаг на вторичном фондовом рынке. Однако налоговое законодательство иногда делает такие сделки весьма невыгодными.

Рассмотрим, к примеру, действие пункта 8 Инструкции, утв. постановлением МНС от 2003-10-14г. N 92, в части юридически обоснованного определения источников доходов в РБ для иностранных юридических лиц, не осуществляющих деятельности в республике через постоянное представительство.

Для белорусской организации деятельность профучастника рынка ценных бумаг является исключительной. Для получения дохода он вынужден работать на вторичном фондовом рынке. Его партнерами являются белорусские и иностранные организации, а сделки совершаются как на территории нашей страны, так и за ее пределами. При этом возникает ряд вопросов, связанных с налогообложением инофирм, зарегистрированных в ближнем зарубежье.

Например, белорусский профучастник реализовал ценную бумагу иностранной организации. Договор купли-продажи и акт приема-передачи ценной бумаги подписаны в Минске, что подтверждает факт реализации на территории РБ. Полученный в результате данной сделки доход (разница между ценой реализации и приобретения) согласно законодательству облагается налогом на доходы по ставке 40%.

Одновременно та же инофирма реализовала той же белорусской организации ценную бумагу на своей территории в порядке, установленном законодательством этой страны. Факт совершения там сделки подтверждается договором и актом приема-передачи ценной бумаги, составленными за рубежом.

Наше налоговое законодательство считает, что в результате данной сделки доход иностранной организации (разницу между ценой реализации и приобретения ценной бумаги) получен из источников в РБ и требует от белорусской организации удержать из суммы, причитающейся нерезиденту, налог на доходы по ставке 40% (в случае отсутствия Соглашения об избежании двойного налогообложения).

У зарубежного контрагента возникает резонный вопрос: почему налог в обоих случаях поступает в белорусский бюджет? Почему доход нерезидента РБ от реализации резиденту РБ ценной бумаги за пределами республики считается доходом из источников в Беларуси, а доход белорусской организации от реализации нерезиденту ценной бумаги на территории нашей страны не рассматривается как доход из источников в иностранном государстве, как то предполагает налоговое законодательство последнего?

Основанием для подобных рассуждений, по мнению нерезидента, является п.8 Инструкции N 92, предполагающий, что доход от источников в Республике Беларусь в данном случае для иностранной организации возникает при обязательном соблюдении двух обстоятельств:

а) субъектом выплаты дохода для нее является юридическое лицо РБ;

б) объект данной сделки - ценные бумаги должны быть реализованы иностранной организацией на территории Республики Беларусь.

Данный пример лишь по одному из двух вышеперечисленных обстоятельств (субъектному) соответствует п. 8 Инструкции N 92, что не дает оснований налоговому агенту удержать налог на доходы у нерезидента.

Действующая практика налогообложения принимает во внимание исключительно обстоятельство субъектности выплаты дохода иностранному юридическому лицу, отрицая при этом обстоятельство объектности, дополняя его требованиями ст. 23 Налогового кодекса. Но в этом случае происходит смешение понятий "источник дохода" и "источник выплаты дохода", абсолютно не тождественных по своему финанасово-правовому смыслу. Более того, в соответствии со статьями 31, 34 НК РБ источником дохода правомернее считать экономическую выгоду от реализации товара, а не источник его выплаты. И даже наличие договоров нашей страны об избежании двойного налогообложения с более чем 48 странами не дает оснований для столь однобокого подхода к налогообложению доходов иностранных юрлиц, не осуществляющих деятельность на территории республики через постоянное представительство, из источников в РБ. Ведь если бы эти вопросы были четко отрегулированы, то не было бы необходимости прибегать к конкретному договору об избежании двойного налогообложения со страной местонахождения иностранного контрагента.

Таким образом, облагать налогом доход нерезидента от реализации ценной бумаги за пределами РБ не следовало. А налоговый агент (резидент РБ) не должен истребовать от своего контрагента документы в соответствии с п.п. 4.6.2. п.4.6. Инструкции N 92. Полагаю, что аналогично должен решаться вопрос с налогообложением доходов:

- от отчуждения недвижимого имущества, находящегося на территории Республики Беларусь;

- от сдачи в аренду (наем, лизинг), иного использования или предоставления права пользования имуществом, находящимся на территории Республики Беларусь;

- в виде вознаграждения за использование или предоставление права использования на территории РБ имущественных прав на произведения литературы, искусства, науки;

- доходов от проведения и организации концертно-зрелищных мероприятий.

Хочется надеяться, что законодатели и налоговые органы смогут найти выход для разрешения этой коллизии, который позволит не только урегулировать спорный вопрос в исчислении налогов, но и улучшить инвестиционный климат в нашей стране.