$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Если не война, то парад с маневрами©

21.08.2015

Девальвация становится неотъемлемой чертой Евразийского экономического союза. С учетом бурных событий последней недели с начала года белорусский рубль опустился к доллару США на 38%, российский — на 16,9%. Следом не выдержал еще один партнер по ЕАЭС: казахстанский тенге рухнул до рекордно низкого уровня по отношению к доллару США после решения властей страны перейти к плавающему курсу.

В четверг утром в ходе торгов на Казахстанской бирже был зафиксирован минимум 200 USD/KZT, максимум — 257, а средневзвешенный курс с начала торгов вырос на 57 тенге и составил 255,26 USD/KZT — против 188,38 днем ранее.

Как заявил премьер-министр страны Карим Масимов, обменный курс тенге будет определяться ситуацией в мировой экономике и на внутреннем валютном рынке. Он заявил, что Нацбанк не будет вмешиваться в формирование рыночного уровня обменного курса тенге, но оставляет за собой возможность участия на внутреннем валютном рынке путем проведения валютных интервенций в случае возникновения угрозы дестабилизации финансовой системы страны.

В середине июля нацбанк Казахстана повысил на 10 тенге верхнюю границу валютного коридора (170–198 USD/KZT), объяснив гибкость курсовой политики неблагоприятной для сырьевой экономики низкой ценой нефти. Но этот коридор рассчитывался исходя из цены 55–60 USD/барр. Некоторые экономисты сочли эти действия регулятора признаком плавной девальвации, хотя монетарные власти и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не раз убеждали, что не станут повторять прошлогодний эксперимент с обвалом тенге на 19% за один день вслед за ослаблением российского рубля.

Однако в среду Н.Назарбаев призвал готовиться к ценам на нефть на уровне 30–40 USD/барр. Он отметил, что в ближайшие годы доступ развивающихся стран к инвестициям и капиталу будет ограничен, а также признал, что рынок сбыта казахстанской продукции сжимается из-за слабого спроса со стороны России и Китая. Одновременно Н.Назарбаев заявил о необходимости установить мораторий на «различные инициативы до 2018 г.» и поручил снизить дефицит республиканского бюджета до 1%.

Девальвация тенге неизбежно отразится на внешней торговле между нашими странами, которая и так переживает не лучшие времена. В I полугодии т.г. экспорт товаров из РБ в Казахстан сократился на 32,4%, а импорт из этой страны — на 39,6%. При этом задолженность белорусских организаций компаниям Казахстана за 5 месяцев т.г. выросла в 3 раза и достигла 252,9 млрд. Br, а казахстанских должников нашим предприятиям составили 2775,5 млрд. Br (рост на 17,8%).

Напомним, согласно ст. 64 Договора о Евразийском экономическом союзе государства — члены собирались проводить согласованную валютную политику, в т.ч. не применять действия в валютной сфере, которые могут негативно повлиять на развитие интеграционных процессов, а в случае их вынужденного применения — минимизировать последствия таких действий. К сожалению, в реальности следовать этим декларациям оказалось затруднительным. Курсы российского рубля и казахстанского тенге прочно привязаны к мировым ценам на нефть и другие сырьевые товары. На них, в свою очередь, существенно сказались замедление экономики Китая и недавняя девальвация юаня. А потому «парад» девальваций валют государств ЕАЭС становится неизбежным и, по-видимому, долгосрочным трендом. Можно не считать это «валютной войной», но каждая из стран-союзниц будет пытаться маневрировать курсами, чтобы защитить своих экспортеров и не допустить слишком резкой инфляции.

Ранее монетарные власти Беларуси заявляли, что средняя стоимость корзины валют по отношению к белорусскому рублю вырастет к концу 2015 г. на 3–7%. При этом глава Нацбанка Павел Каллаур еще недавно уверял, что колебания национальной валюты будут в разумных пределах. Однако зависимость от цен на нефть, от ситуации в экономике стран — основных торговых партнеров и ряда других факторов оказалась сильнее планов и обещаний: на 20 августа стоимость корзины валют выросла на 14,6% по сравнению с 9 января. Отметим, что по данным Нацбанка импортируемая инфляция с учетом изменения цен на энергоресурсы в апреле–июне 2015 г. составила 25,7% (квартал к предыдущему кварталу в годовом выражении), снизившись на 71,6 п.п. по сравнению с январем–мартом. Такое снижение было обеспечено за счет уменьшения темпа обесценения номинального обменного курса белорусского рубля к российскому. Но при нынешней динамике корзины валют темпы инфляции могут ускориться. Правда, отчасти девальвационные ожидания и так закладывались субъектами хозяйствования в стоимость товаров и услуг, однако теперь по мере роста волатильности рубля риски, а следовательно, и цены, скорее всего, будут пересматриваться.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях