$

2.4826 руб.

2.9240 руб.

Р (100)

3.4226 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Социум

Если эмигрируют ученые, значит, им что-то нужно

11.06.2004
Ощутима ли "утечка мозгов" для республики?

Стремление к поиску и желание первым в мире найти то, что не знают другие, как и сама работа в этой сфере, делают ученого счастливым. Но всегда ли такой порыв достойно оценивается, хватает ли зарплаты для полноты счастья? Ведь если уезжают ученые, значит, не все благополучно. Как, впрочем, если уезжают и талантливые художники, врачи, артисты, педагоги...

Уехали, чтобы вернуться или?..

В отношении научных кадров проблема "утечки мозгов", как и использования их по назначению на Родине, достаточно остра для Беларуси. По данным Центра мониторинга миграции научных и педагогических кадров Института социологии НАН Беларуси, общая численность эмигрантов-ученых и преподавателей вузов в 1996-2003гг. составила 555 человек (из них 29 докторов и 179 кандидатов наук). Для Беларуси это ощутимые потери. Ежегодная эмиграция сравнима с численностью исследователей высшей квалификации целой области. Скажем, Витебской, где сейчас в различных исследованиях и разработках участвуют 5 докторов и 43 кандидата наук.

В 2003г. из нашей страны эмигрировали или остались за границей после временного пребывания 64 научных работника и вузовских преподавателя. Причем в последние годы наблюдается рост эмиграции научной элиты и профессуры именно ведущих периферийных вузов и научных организаций. Всего, по данным мониторинга, в 2002г. из регионов эмигрировали 42 научных и научно-педагогических работника (69% от общего количества эмигрантов ученых и вузовских работников и 67% - докторов и кандидатов наук).

Наиболее ощутимо это бьет по кадровому потенциалу и науке Витебской области, она в этой печальной статистике лидирует. Из области в 2002г. выехали за границу на МПЖ 6 научных (2 доктора и 4 кандидата), 19 вузовских работников (из них 2 кандидата наук), 1 аспирант и 53 студента. Для сравнения: из Минска за тот же период уехали 13 научных, 3 вузовских работника, 3 аспиранта и 22 студента. Судите сами, насколько опасна интеллектуальная эмиграция для Витебщины, если учесть, что там работает всего 3,9% кадрового потенциала национальной науки и 10% вузовского профессорско-преподавательского состава.

Когда ученый востребован

Уже немало лет мы наблюдаем, как высокообразованные люди вереницей устремляются на Запад и на Восток в поисках заработков, самоутверждения, лучшей доли, и вот наконец заговорили об их репатриации. Но возможно ли это без решения другой проблемы - занятости населения, в т.ч. интеллектуалов?

Пока мы знаем лишь один пример из новейшей истории, когда государство смогло переломить тенденцию "утечки умов". Это Китай, смело заявивший о себе как о космической державе и определяющий перспективы в научных достижениях и технике. Он их намерен реализовать и с помощью высокообразованных специалистов - китайцев, работающих по всему миру, так называемых хуацяо. Их не просто пригласили назад, а создали условия для плодотворной работы, нашли нужные стимулы. Причем процесс репатриации интеллекта был подготовлен всем ходом реформ и поставлен на деловую основу, а не спровоцирован апелляцией к национальной гордости китайцев.

А надо ли вообще перекрывать "утечку мозгов"? Упрек к уезжающим только один: работают на науку и экономику чужой страны. Но ведь наука интернациональна. Да и можем ли мы сегодня дать возможность всем желающим самореализоваться в собственной стране, внутри нашей хозяйственной системы, хотя бы на уровне советских времен, когда кандидаты и доктора наук получали приличную зарплату и на деле обеспечивали приоритет науки? К сожалению, пока нет. Поэтому навсегда за рубеж устремляется несоизмеримо больше творческого и ученого люда (включая востребованных там наших инженеров, специалистов в области компьютерных технологий), чем с целью накопить знаний, опыта, денег и вернуться.

Если бы не это обстоятельство, из данного процесса вообще не стоило бы делать трагедии. По наблюдениям, например, старшего научного сотрудника Института молекулярной и атомной физики НАН Александра Демидовича, периодически работающего за рубежом (он один из тех, с кем обсуждалась проблема "утечки умов"), во всех научных лабораториях, где он бывал, численность местных ученых не превышает 30%. В остальном - это интернациональные коллективы, что воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Ведь мировая наука уже достаточно тесно интегрирована. Чтобы достичь каких-то результатов, во многих сферах порой требуется участие большого количества специалистов, привлечение огромных ресурсов. Иногда нужны даже усилия ученых разных стран. Поэтому в мире широко практикуются научные, академические обмены, выезд ученых, специалистов в другие страны, в мировые научные центры, в т.ч. обмены между вузами и системами образования, которые стали реальностью и для нашей страны (например, благодаря Германской службе академических обменов (ДААД), которая уже помогла многим нашим способным студентам попасть на учебу в Германию). Сколько из них осядет там и сколько вернется - неизвестно. Все упирается в то, где и как они будут востребованы.

Дайте умному денег и перспективу

Исходя из того что мотивация работы за рубежом имеет прежде всего экономический и профессиональный характер, а высокий уровень оплаты интеллектуального труда в Западной Европе и Америке для Беларуси - далекая перспектива, можно прогнозировать, что внешняя интеллектуальная эмиграция будет для нас перманентным процессом.

Уезжают, впрочем, не все таланты. Сегодня многие предпочитают (если повезет) грантовый проект на Родине работе за рубежом, где перед большинством чужаков маячит перспектива навечно застрять в числе рядовых пахарей науки на чужом поле. У тех, кому посчастливилось заняться научным творчеством в рамках грантовых проектов "дома", и работа интересная, и зарплата втрое больше средней зарплаты молодых ученых НАН. Наработки никуда не исчезают. Результаты исследований остаются в собственности академических институтов. Да и авторство сохраняется, т.к. эти результаты публикуются и доступны научной общественности. Обобщением всех наработок может быть диссертация. А это уже результат личного труда, рост научной квалификации и немаловажный стимул для молодых ученых на пути к имени.

Ну а что мы можем предложить молодым и талантливым ученым, так сказать, за свой счет?

По мнению многих представителей белорусской науки, нашей республике тоже вполне по силам создавать временные интернациональные коллективы, подобные образуемым за рубежом, на наиболее динамично развивающихся и перспективных направлениях исследований. Ведь и у нашей науки немало наработок, представляющих собой международную ценность. Кроме всего прочего, тогда и начинающие ученые смогут не за тридевять земель, а дома, с пользой для отечества проверить, представляет ли ту же ценность их профессионализм.

Способствовать реализации этой идеи, на что, к слову, не потребуется каких-то особенных финансовых затрат, будет предполагаемое создание оффшорной зоны высоких технологий в Беларуси - аналога американской Силиконовой долины, о чем говорил Президент в Послании парламенту и белорусскому народу. Выбор сферы наиболее плодотворного применения интеллекта не случаен. Аналитики прогнозируют всплеск, а затем и бурное расширение масштабов инновационной деятельности именно в области высоких технологий. Это объясняется тем, что скоро будет исчерпан ресурс развития информационных технологий на базе кремниевого процессора. Новый виток НТП связан с освоением технологий биологических или, как их еще называют, мембранных. Участие в этом сулит задействование больших сил ученых и возможность прорыва в инновациях, базирующихся на новейших достижениях. А если остаться безучастными к современным тенденциям, можно не только оставить без настоящего дела наших ученых и специалистов, но и оказаться вне столбовой дороги НТП. Вот почему директор Национального центра информатизации доктор технических наук М.Маханек как о реальном проекте говорит о создании белорусской "силиконовой долины" - от Кургана славы до аэропорта "Минск-2". Решая эту задачу, удастся сохранить наиболее плодотворную часть научного персонала, сократить отток из науки молодых талантливых специалистов, обеспечить стабилизацию научной сферы, реальную мотивированную активность ученых и создать привлекательные рабочие места.

Кстати, именно по такому пути пошли Объединенные Арабские Эмираты, создавшие в г.Дубаи научный оффшор. Исследователи в нем максимально облагодетельствованы налоговыми и другими льготами, а отрасли и сферы, обслуживающие этот оффшор, работают в обычном налоговом режиме, поэтому он ничуть не в обузу государству.

---------------------------------------------
В этом материале затронут всего лишь один из возможных аспектов снятия остроты проблемы. Вообще же, проблема "утечки мозгов", как и занятости интеллектуалов, - большая и разноплановая, корни ее уходят в различные сферы жизни общества, и решать ее надо комплексно. А для этого государство должно наконец определиться, сколько же и каких именно специалистов необходимо готовить нашим вузам и магистратурам для своей страны, для интернациональной научной деятельности, а не метаться из крайности в крайность, лихо закрывая учебные учреждения одного профиля и так же лихо открывая другие. Должно оно определиться и по отношению к тем, кто получает образование (случается, и за свой счет) за рубежом, т.к. именно эти специалисты чаще всего остаются после возвращения домой один на один с проблемой трудоустройства. Впрочем выпускники наших коммерческих вузов - нередко тоже. Нам надо также научиться "выращивать" своих гениев и светил мировой величины. Кроме всего прочего, не стоит забывать и о том, что проблема "утечки мозгов" интернациональна и в основе этой негативной на сегодняшний день для нас тенденции лежит разный уровень достатка в странах-экспортерах и импортерах интеллекта. А это еще один комплекс проблем, которые необходимо решать параллельно.

Автор публикации: Леонид НОВИКОВ


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное