$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ЭНЕРГЕТИКАМ ЦЕНЫ НЕ ПРИШЬЕШЬ©

17.04.2012

Часто причиной роста цен на товары и услуги у нас называют подорожание энергоносителей. Соответственно часть вины за инфляцию возлагают на энергетиков. Опровергнуть эти упреки взялась творческая группа специалистов РУП «БЕЛТЭИ». Они решили определить влияние цен на энергоносители на себестоимость выпускаемой продукции (оказание услуг), проанализировав статистические данные за последние 6 лет по основным отраслям отечественной экономики. Результат дает алиби энергетикам — главные причины общего роста цен кроются в других областях.

Для исследования использовались данные форм 4-ф (затраты) и 12-ТЭК государственной статотчетности по затратам на производство продукции (работ, услуг), на топливо, электро- и тепловую энергию, и по расходам энергоносителей в натуральном исчислении. На основании этих сведений в динамике были определены доля суммарных затрат на энергоносители в общих затратах на производство, доля затрат на каждый вид энергоносителя, доля и величина добавленной стоимости в общих затратах, энергоемкость добавленной стоимости в рублях за энергоносители на 1 рубль добавленной стоимости.

Оказалось, что цены на газ, являющийся основным видом топлива в нашей стране (его доля в топливном балансе энергосистемы — 97%), за последние 6 лет возросли в 4,24 раза (что от энергетиков не зависит), в то время как доля энергетической составляющей в себестоимости продукции в целом по республике увеличилась с 10,8% в 2005 г. до 13,2% в 2010-м, т.е. в 1,22 раза. Следовательно, за счет энергетической составляющей обоснованный рост цен за 6 лет мог составить 22%, а среднегодовой — всего 3,7%. В жизни такой прирост цен за год не слишком заметен.

Общеизвестно, что рост цен на газ оказывает максимальное влияние на себестоимость производства электрической и тепловой энергии, т.к. его составляющая в себестоимости находится на уровне 85–90%. В частности, в целом по объектам ГПО «Белэнерго» из-за роста цен на газ энергетическая составляющая себестоимости за последние 6 лет возросла на 54%. Однако из-за искусственного сдерживания тарифов на электро- и тепловую энергию доля затрат на электроэнергию в средней себестоимости продукции по республике за анализируемый период осталась на уровне 3,6%, а по тепловой энергии — 0,9%. Из-за несоответствия тарифов фактическим затратам белорусская электроэнергетика стала убыточной — такого не встретишь ни в одной стране. Тем не менее основные технико-экономические показатели работы белорусской энергосистемы находятся на вполне мировом уровне передовых государств. Все это существенно тормозит развитие энергетики, внедрение новых эффективных технологий, без которых нельзя снизить себестоимость и, соответственно, тарифы. Нынешний эффект от их сдерживания для других отраслей и социальной сферы в недалеком будущем обернется для них же значительно большим ущербом из-за старения оборудования в энергосистеме, снижения его эффективности и технической безопасности.

Между тем тарифы на электроэнергию для населения в 2012 г. составляют 27,3% от фактических затрат. Действительно ли это обеспечивает социальную защищенность? Обратимся к составляющим «семейной» экономики. Среднестатистическая семья из трех человек в месяц платит 40–80 тыс. Br за электроэнергию, которая используется для работы бытовой техники, освещения квартиры и т.д. При этом у каждого члена такой семьи имеется сотовый телефон с ежемесячной оплатой по 30–40 тыс. Br. То есть на мобильную связь у семьи уходит около 100 тыс. Br в месяц, на Интернет — еще 50–60 тыс. Сегодня у большинства семей имеется автомобиль, заправка топливом которого, по самым скромным оценкам, в месяц обходится более чем в 200 тыс. Br. Все это — неотъемлемые атрибуты современного быта. Но все же значимость электроэнергии — выше.

А поэтому, на наш взгляд, нельзя так обесценивать этот товар. Да и вряд ли дешевая электроэнергия обеспечивает социальную защиту населения. Ведь граждане все равно доплачивают за нее через стоимость других товаров, в цену которых включаются повышенные затраты на электроэнергию. Кроме того, дешевизна электричества в быту не стимулирует бережного отношения к ее расходованию ни дома, ни на работе. Поэтому в большинстве стран тарифы для населения значительно выше, чем для других категорий потребителей. Даже в СССР их уровень составлял в среднем около 4 копеек за 1 кВт·ч для населения и 2,5 копейки — для промышленности.

Это не значит, что тарифы на энергоносители только для населения надо поднять. Одновременно должны быть пропорционально пересмотрены цены на все виды товаров и услуг.

Кстати, в 2012 г. российский Газпром уменьшил цену на газ для Беларуси примерно на 100 USD за 1 тыс. м3, т.е. почти на 40%. Тем не менее в реальном секторе производимая продукция в связи с уменьшением энергетической составляющей почему-то не дешевеет. Поэтому заявления о том, что рост тарифов на энергоносители лишает конкурентоспособности отечественные товары, мягко говоря, не состоятельны. Впрочем, катастрофой не грозит и увеличение тарифов на 40% — себестоимость товаров по энергетическому фактору возросла бы не более чем на 4%.

Очевидно, что вопрос снижения себестоимости требует объективного подхода ко всем ее составляющим, в т.ч. непредвзятого учета затрат на энергоносители. Пора избавить энергетиков от необоснованных упреков в ценовых проблемах отечественной экономики. Они, как показывает наше исследование, кроются в высокой материалоемкости нашей экономики. Причем позитивных тенденций в данной сфере не происходит — за прошлую пятилетку материалоемкость по всем отраслям выросла с 63,1% до 67,9%, а у предприятий Минпрома — до 73,7% в 2010 г. Так что нужно признать, что главным инструментом сокращения себестоимости белорусской продукции должно стать снижение затрат на сырье и материалы.

Федор МОЛОЧКО, главный специалист отдела общей энергетики РУП «БЕЛТЭИ», кандидат технических наук