$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Экономия на миллионах и цена потери лица

22.06.2010

Конфликт между Беларусью и «Газпромом» из-за задолженности за поставленный в текущем году газ всю прошлую неделю был в центре внимания отечественных и российских СМИ. Обвинение в частичной неоплате поставок и ультиматум российского президента Дмитрия Медведева о погашении долга в пятидневный срок вызвали у Минска неоднозначную реакцию.

Переговоры, проходившие на прошлой неделе и с раннего утра в понедельник в Москве, закончились безрезультатно. 21 июня глава «Газпрома» Алексей Миллер объявил о начале с 10 часов по московскому времени ограничения поступления газа в Беларусь на 15% от объемов плановой суточной поставки с постепенным выходом на уровень ограничения до 85%. Решение об этом принималось на высшем уровне в Кремле: как сообщают информагентства, глава «Газпрома» Алексей Миллер доложил президенту РФ, что Беларусь признает долг за газ, но предлагает оплату произвести машинами, оборудованием и разными другими товарами. Д.Медведев подчеркнул, что в соответствии с российским законодательством платежи из других стран могут приниматься только в иностранной валюте. А потому «Газпром» ничем не может принимать оплату за долг, «ни пирогами, ни маслом, ни сыром, ни другими средствами платежей», — сказал президент РФ. А.Миллер отметил, что у российской компании есть технические возможности для того, чтобы перенаправить поставки в обход Беларуси, благо летом потребление газа снижается и газотранспортные мощности не загружены полностью.

На момент сдачи номера конфликт оставался нерешенным. При этом некоторые эксперты относятся к нему весьма благодушно. По их мнению, «извечный спор за газ между собою» как-нибудь завершится очередным компромиссом, как бывало уже не раз. Не может же извечная дружба двух братских народов рухнуть под натиском коммерческих проблем.

Действительно, вряд ли какая-либо из сторон отважится на полный разрыв всех прежних многочисленных договоренностей, расписавшись тем самым в бесперспективности дальнейшей интеграции. С другой стороны, много ли стоят эти соглашения, если каждый из участников понимает их настолько по-разному? Какова цена утраченного доверия не только между двумя странами, но и со стороны других государств и корпораций — наших торговых и финансовых партнеров? Что за такой непонятным образом возникающий долг, который при желании можно и не признавать, а требования об уплате считать обидными? Мысль о том, что если кредитор и так богат, то ему и платить-то не обязательно, чревата далеко идущими последствиями. Прежде всего для должника, который в прошлом году получил немалые кредиты от МВФ и других структур, а в ближайшем будущем надеется призанять еще больше, правда, в других местах. Но теперь среди потенциальных инвесторов, чего доброго, найдутся такие, кто легко представит себя на месте «Газпрома».

Ведь ссылки на трудные времена вряд ли помогут сегодня в переговорах. Россияне уверены, что у Беларуси есть средства для оплаты долга. Бурное строительство жилья и спортивных объектов, повышение зарплаты бюджетникам, раздача льгот и преференций отечественным предприятиям резко контрастируют с нынешней политикой Евросоюза по экономии бюджетных расходов. Подобные истории могут серьезно испортить нам и без того еще не слишком устойчивую кредитную репутацию.

В прежних газовых конфликтах, чреватых срывом поставок топлива в Европу, «Газпром» всегда винил страны-транзитеры, но имиджевые издержки нес сам: в Европе активно поднимался вопрос о надежности российского поставщика. Именно такие конфликты подтолкнули Россию на дорогостоящее строительство трубопроводов в обход Беларуси. Для кредитора — «Газпрома» опасна сама тенденция: ведь белорусский пример неплатежей и проволочек весьма соблазнителен для остальных покупателей газа. Если «Газпром» уступает сейчас Беларуси, то у Украины, Армении, Молдовы и остальных появляется шанс также требовать снижения цен у российской монополии, беря на вооружение наши методы и риторику. На постсоветском пространстве и в Евросоюзе найдется мало довольных политикой «большой трубы», проводимой Россией. А потому в очередной раз «потерять лицо» россияне не хотят.

Заметим, что союзников в этом конфликте у нас не будет: Украина уже объявила о готовности увеличить транзит российского газа в Европу из-за возможных проблем с его поставкой через Беларусь.

Впрочем, сегодня дело не в 192 млн. USD. Эта проблема имеет явный политический характер. Аналитики склонны считать газовый ультиматум Москвы инструментом, призванным вытолкнуть из тупика создание единой таможенной территории Таможенного союза (на российских условиях), решить вопрос участия Беларуси в Организации Договора о коллективной безопасности. Но в очередной газовой войне проиграют все, а потому в ближайшем будущем придется найти конструктивное решение конфликта. Топить-то надо...

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях