$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Экономические парадоксы 2007 года

27.04.2007

Караван идет, но барханы песка остаются прежними. В экономике такое невозможно. Все меняется, и достаточно быстро. Как мы и предполагали, в этом году активность с внешних рынков переместилась на внутренние. На внешних же идут новые процессы со своими парадоксами. Эти рынки уже подают нам сигналы, в том числе сильные сигналы экономических отклонений. Главное — «не проспать» эти изменения.

Леонид ЗАИКО, экономический обозреватель «ЭГ»

Начнем с того, что наш экспорт пока застыл на среднем уровне прошлого года. В стоимостном выражении. Учитывая рост экспортных цен на 11%, мы могли сократить физические объемы товарных потоков. В целом ситуация была бы намного лучше, если бы в стране были «лишние» деньги, а российские олигархи — менее зависимы от Кремля.

Оговоримся, что с первых месяцев не следует делать слепок всего года. В его начале из-за повышения цен на энергоносители белорусская экономика испытывала условия внешнего шока. На разных сегментах внешнего и внутреннего рынков сейчас проявляются последствия этого удара, некоторые из них откровенно удивляют. Так, кто бы мог подумать, что с начала года наши переработчики продали в Латвию нефтепродуктов в 5 раз больше, чем в 2006 г.? Объем поступившей отсюда валютной выручки составил 30 млн. USD в месяц. Возможно, зажглась «балтийская» звезда экспорта, и мы возвращаемся к практике конца 90-х гг., когда Латвия была нашей второй экспортной площадкой? Транзит через Вентспилс и другие схемы продаж становятся выгодными для белорусских производителей.

То, что декорации нефтяной эпопеи сменятся — вопрос времени. Мы не случайно уходим сегодня добывать нефть в Венесуэлу, Иран и Азербайджан. Пободаться с олигархами нашего «ближнего» Востока можно. Ну а пока в результате уменьшения поставок нефти в Беларусь, наш экспорт в Нидерланды упал в 2 раза. Что будет дальше, зависит от того, хватит ли нам запаса прочности. Возможно, так оно и будет. Общий годовой объем продаж нефтепродуктов на этом направлении способен составить 1,8 млрд. USD. Еще один миллиард экспортных доходов может добавить сохранение положительной динамики продаж в Великобританию. Это — оптимистические прогнозы. Надо быть готовыми и к иным разворотам событий, и здесь главное — не паниковать.

Стоит задуматься о заключаемых перспективных контрактах за рубежом, поскольку в этом году мы получаем неожиданные результаты явно не в нашу пользу. Примером являются первые результаты торговли с главным западным партнером — Германией. Только за первый месяц этого года импорт из Германии вырос в 3 раза и составил 250 млн. USD. При таких тенденциях объемы ежегодных закупок могут составить 3 млрд. USD. Это — 10% ВВП страны. Мы не совсем грамотно выстроили наши интересы в германском направлении. Конечно, можно сказать, что сложившаяся ситуация не типична, поскольку была сделана крупная инвестиционная покупка — прокатный стан. Это так, но суть происходящего в том, что наш экспорт в Германию в этом году составляет всего 59% от уровня прошлого года.

Понятно, что раньше продавали нефти на 30 млн. USD, а сейчас пока не смогли продать ничего. Но, потеряв на этом направлении, следовало бы приостановить свои экономические «импортные аппетиты». Ведь мы стали вывозить из Германии в 36 раз больше «углеводородов циклических», в 6 раз — металлоконструкций из черных металлов, в 3,5 раза — холодильников и морозильников. В 16,8 раз больше потрачено валюты на закупку сельхозтехники. Подготовка к аграрной битве только в январе обошлась в 23,5 млн. USD. Стоимость одного закупленного прокатного стана — 81 млн. USD. У немецких партнеров купили свыше сотни тракторов, каждый из которых стоил 159 тысяч USD.

Слишком быстро увеличиваются также закупки импортных компьютеров и электроники. В целом тенденция прогрессивная, но для нас экономически сложная. Мы так и не решились производить свою продукцию, которая смогла бы заменить иностранные мобильники и компьютеры. Сказываются и просчеты золотых времен недавнего прошлого. Сегодня только в розничной торговле по состоянию на 1 марта находилось нереализованных товарных запасов на сумму 1 миллиард USD. Это много и отражает реальную ситуацию со структурным перепроизводством товаров. Получается, емкость собственного внутреннего рынка и тенденции общего спроса были оценены неверно. Мы не поняли происходящих изменений и продолжали держаться прежнего корпоративного курса.

То же произошло и с оценкой импорта. Его рост — почти 30%. Своих товаров недопокупаем на значительную сумму, зато иностранных приобретаем все больше. Обратим внимание, что прирост импорта наблюдается по стоимости и при серьезном снижении поставок нефти. А именно они и давали в прошлом значительные суммы на импортные расходы.

Сейчас стоит осознать, что заложенные диспропорции покупок и продаж быстро скажутся на валютном рынке и обменном курсе. Повторимся, экспорт страны остановился на уровне показателей прошлого года. Сдвинуть такой корабль с нынешней точки будет сложно. Но делать это просто необходимо.

К сожалению, напрашивается и еще одни вывод. Сегментация рынка меняется, но маркетинговые службы предприятий, директорат не улавливают новых тенденций и изменений. Это минус нашей экономики 2007 г. Но и здесь есть выходы. Речь идет о синтезе нашего опыта в маркетинговой деятельности. Особенно за пределами Беларуси. Второй ударной позицией могут стать белорусские брэнды, ребрэндинг и формирование активной стратегии работы на внешнем пространстве. Третья составляющая — развитие собственного Интернет-пространства и формирование активной информационной политики наших компаний. Это — задача, которая может стать общенациональной. Не обязательно делать все и сразу, главное работать целенаправленно и последовательно.