$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОГРАФИЯ©

06.02.2015

Нестабильность нашей реальности показывает, что роль правительств в обеспечении безопасности людей, экономических условий развития стран, гарантированной занятости снижается. В вопросах заработка, накоплений, трудоустройства и в целом безопасности жизни гражданам все больше приходится полагаться на себя, собственные знания и опыт. Актуальные социальные индикаторы и демографические процессы охарактеризовал «ЭГ» заместитель регионального директора Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) по странам Восточной Европы и Центральной Азии Карен ДАДУРЯН.

— Карен, какие тенденции характеризуют демографическую ситуацию в Восточноевропейском регионе?

— Надо сказать, что в целом регион, к которому относится Беларусь, простирается от стран Восточной Европы и Балкан до Центральной Азии. Поэтому он отличается разнообразием демографических обстоятельств. При этом в Восточной Европе сложилась уникальная ситуация: низкая фертильность (в демографии ее характеризует суммарный коэффициент рождаемости) сопровождается высокой смертностью, особенно среди мужского населения, а также мощными миграционными потоками и старением. Комбинация этих четырех факторов характерна для многих стран региона, включая Россию, Беларусь и Украину.

— В Беларуси суммарный коэффициент рождаемости — 1,7 ребенка на одну женщину. Показатель постепенно увеличивается, но пока не обеспечивает стране простое воспроизводство населения. Можно ли его «подтолкнуть» вверх какими-либо мерами?

— Сегодня Беларусь характеризуется неплохим показателем рождаемости в своем регионе. Значение суммарного коэффициента рождаемости (СКР) в среднем по СНГ составило в 2012 г. 1,9, что несколько превышало среднее значение по Евросоюзу (1,6). При этом СКР значительно различается по странам СНГ — от 1,3 в Молдове до 3,2 в Кыргызстане. В Латинской и Северной Америке коэффициент равен 2 и 2,3 соответственно, в Австралии с Океанией и Азии — по 2,4. Регионом с самым высоким суммарным коэффициентом рождаемости остается Африка — 4,6.

Глобальный опыт показывает, что при формировании плана действий в области рождаемости страна должна избегать любых искусственных и запрещающих методов. Ограничение доступа к услугам повышает смертность и снижает репродуктивное здоровье населения. Очень важно разработать комплексную программу по социальному обеспечению, которая позволит людям не только планировать семьи, но и иметь планируемое количество детей. Пока же очень часто число детей, которые семьи могут себе позволить, ниже желаемого.

Ориентиром для нашего региона могут быть комплексные системы социальной политики Франции, Финляндии, скандинавских стран, которые прошли этап очень низкой фертильности и находятся почти на уровне воспроизводства.

Общая политика должна быть направлена на укрепление здоровья людей, удлинение продуктивного возраста. Также необходимы инвестиции в создание нормальных условий жизни для людей старшего возраста, что резко увеличивает их рабочую и социальную активность. Если мужчины в Беларуси не будут умирать в 60 лет, появятся дополнительные гарантии рабочего рынка и стабильности численности населения. То есть важно не только увеличение рождаемости, но и комплексный подход к демографической проблеме.

— С 1 января 2015 г. в нашей системе государственной помощи семьям с детьми появилась единовременная безналичная выплата — «семейный капитал» — в размере 10 тыс. USD, воспользоваться которой можно будет спустя 18 лет после рождения третьего ребенка. Что вы думаете насчет стимулирования рождаемости экономическими мерами?

— Материальное стимулирование рождаемости, в частности, выплаты по случаю рождения детей и пособия на детей младшего возраста, — только первый шаг к стабилизации рождаемости. Комплекс сложных, но решаемых вопросов включает также меры по созданию условий для воспитания детей, возвращения матери на рынок труда и т.д. К тому же экономические меры не меняют ситуацию быстро. На усмотрение правительства экономические стимулы могут быть введены, но значительный прогресс все-таки зависит от консистентной социальной политики.

— В связи с введением «материнского капитала» размер подоходного налога повышен с 12% до 13%. Можно понять возмущение работников такой мерой заботы о будущем многодетных семей. Основная претензия — «почему за наш счет?».

— Может быть, возмущение возникло потому, что в понимании людей социальная сфера является сферой приложения сил исключительно государства. Частный сектор экономики остается огромным неиспользованным ресурсом. Проще всего мобилизовать средства налогоплательщиков, но необходимо также постоянно работать над поиском новых источников финансирования социальных инициатив, стараться заинтересовать частные организации, чтобы привлечь их средства, стимулировать вложения в благотворительность. В нашем регионе этот ресурс не задействован.

В Америке на благотворительность идут огромные деньги частных лиц и структур. Такое партнерство простимулировано налоговым законодательством. Получается, что филантропия и благотворительность — не только добровольное движение души, но и выгодное дело. Именно с точки зрения выгоды для людей должно действовать государство, корректируя законодательство в сфере частно-государственного партнерства.

— Вы сторонник интеграции?

— Я уверен, что интеграционные процессы неизбежны. В сегодняшнем мире везде существуют тенденции интеграции и концентрации ресурсов.

— В рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) планируется создать единый рынок труда для граждан стран-участниц. Белорусы давно научились подрабатывать в России, но только в последнее время обвал рубля «гонит» их домой. Куда движутся сегодня потоки трудовых мигрантов?

— Это правда, миграционные потоки «развернулись» и направлены сейчас из России в приграничные и ближайшие страны, которые традиционно являлись донорами. Не исключено, что через какое-то время поток трудовых мигрантов из Беларуси может потянуться в Западную или Восточную Европу либо обратно в РФ. Но фактом остается то, что мобильность людей останется очень высокой.

Сегодня румыны, болгары, поляки стремятся работать на Западе. На их места претендуют россияне, белорусы и украинцы. К нам едут мигранты из Центральной Азии. Процесс не прекращается, потому что люди стремятся туда, где можно продать свои знания или способности дороже.

— Надо ли «помогать» мигрантам остаться дома и как это сделать?

— Если люди вернутся и не найдут работу в стране, они выберут один из двух вариантов поведения — эмигрируют в другую страну или же останутся на родине и создадут напряжение в обществе, усилив риски безработицы.

Вопрос «сохранения энергии» внутри страны — это вопрос приоритетов. Государство само решает: направить инвестиции в создание новых рабочих мест, стимулировать местное производство или закупить рабочую силу. Но я хочу отметить, что ни одно правительство в мире с этим вопросом в одиночку не справится. Важно вовлекать в его решение частный сектор, что иногда требует серьезных реформ.

Ситуацию на внутренних рынках труда стран ЕАЭС осложняет не только ухудшение экономической реальности, но и войны в Сирии, Ираке, Украине.

— Принимающие страны, в том числе и Беларусь, сталкиваются с проблемами легализации переселяющихся, обеспечения их статусом беженца, медицинской помощью, социальным обслуживанием, жильем и т.д. Можно ли рассчитывать в этих вопросах на поддержку ООН?

— Да, в такой ситуации ООН стремится в первую очередь продолжать работать с правительствами по принятым программам развития. Сначала принимающее государство проходит «острую фазу» обеспечения первичных нужд людей, потом наступает период предоставления статуса беженцам, их интеграции, доступа к рынкам, к возможностям заработать деньги, обеспечить детей школами и садами, что требует финансовых расходов. Пока степень развития конфликтов говорит о том, что принимающие страны должны искать долгосрочные решения по интеграции беженцев.

Государства, которые не могут найти ресурсы для обеспечения помощи беженцам, могут обратиться к ООН, которая предоставляет в основном гуманитарную краткосрочную помощь (еду, медицинские наборы, некоторые услуги). Но система гуманитарной помощи включает и вопросы протекции, легализации и др. Повторю, что ситуация в ближайшее время не изменится, поэтому надо прогнозировать действия и ресурсы на поддержание беженцев.

— Какие у вас прогнозы насчет занятости молодежи?

— Во многих странах СНГ экономическая активность молодежи (15–29 лет) превышает 50% (Россия, Украина, Казахстан и Кыргызстан). Уровень занятости молодежи в Беларуси — почти 55%. Безработица среди молодежи по странам СНГ в целом составляет 10% (общемировой показатель — 12,6%, в странах ЕС — 18,1%).

Молодые люди — очень важный ресурс для развития страны. Хотелось бы обратить внимание, что во время перехода от высокой фертильности к низкой, что сейчас происходит у нас, есть момент, когда в стране одновременно образуется большая группа молодежи и относительно маленький процент пожилого населения. Если в начале или во время «демографического перехода» инвестировать в потенциал молодежи (образование, труд, здоровье и т.д.), можно получить очень мощный эффект, наподобие «корейского экономического чуда». И несмотря на то что наш регион в принципе уже упустил нужный момент (нынешнее поколение — последнее поколение с высокой фертильностью), я полагаю, что если хорошо образованному молодому поколению предоставить сейчас возможности для развития, это будет иметь результат.

— Как у нас обстоят дела с социально-экономическими возможностями женщин?

— В последних международных рейтингах Беларусь часто лидирует среди стран СНГ по различным измерителям гендерного равенства. В принципе, пока ни одна страна в мире не добилась полного паритета прав мужчин и женщин. К тому же в нашем регионе сильно консервативное сопротивление, культурные и религиозные предустановки. Во многих странах заметен «обратный» процесс, все движется к консерватизму. Так что в Беларуси не самая плохая ситуация, но улучшать ее надо. Например, сокращать разрыв в уровне заработной платы, сейчас он около 25% в пользу мужчин.

— ООН активно защищает открытость и обоснованность статистических данных. У нас проблема с ними пока сохраняется. Возьмем, к примеру, измеритель безработицы. Практически все страны региона исчисляют ее по методологии МОТ. Мне известно, что в конце 2014 года Министерство труда и социальных вопросов Армении, в частности, перешло на реальный показатель безработицы. В итоге число безработных выросло с 75 тыс. до 250,6 тыс. человек (17,5%). Нас пока устраивают «дежурные» 0,5% и прогноз к концу года — 1,5%, а методика их исчисления — число официально зарегистрированных в государственной службе занятости. Не пора ли перейти к определению реальных цифр?

— Фактическая достоверность статистических данных очень важна. Можно делать вид, что в стране все хорошо, но реальность не изменишь. Реальные показатели позволяют выстроить стратегический фокус, инвестировать в выбранную цель и, соответственно, получить эффект. Страны, которые рискуют и выбирают достоверность, в конечном итоге выигрывают. Не признаешь проблему — не решишь ее. Но это требует политической воли. На самом деле единственный путь решения проблем — воспринимать реальность такой, какая она есть.

Беседовала Елена ПЕТРОШЕВИЧ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях