$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ФИСКАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ©

19.08.2014

Изменения, которые планируется внести в налоговое законодательство в следующем году, традиционно преследуют в основном две цели: упростить администрирование и увеличить поступление средств в бюджет. В гораздо меньшей степени здесь присутствует стимулирующая роль налогов, в т.ч. в вопросах энергетики и экологии. Но возможен и иной подход.

Налогово-бюджетная политика должна играть центральную роль в установлении таких цен на энергоносители, которые отражали бы вредные для здоровья и окружающей среды побочные эффекты, связанные с использованием энергии, говорится в новом докладе, опубликованном МВФ. По оценке фонда, цены на энергоносители во многих странах неадекватны, так как их уровень не отражает ущерб для окружающей среды, в частности, изменение климата, загрязнение воздуха, а также различные побочные эффекты использования автотранспортных средств, такие как дорожно-транспортные происшествия и заторы. Цены, в т.ч. на энергоресурсы, должны предоставлять потребителям точную оценку фактических издержек, связанных с этим продуктом. По мнению МВФ, ряд стран слишком опирается на налоги с общих доходов, заработной платы и потребления для достижения своих бюджетных целей и уделяет слишком мало внимания налогам за использование энергии.

В докладе подчеркивается, что реформа налогов на энергоресурсы необязательно должна быть направлена на получение новых доходов. Гораздо важнее переход от налогов, которые, как правило, наиболее неблагоприятны для эффективности и роста, таких как налоги на доходы, к тщательно спланированным налогам на энергоресурсы — то есть к более рациональным, а не более высоким. Согласно докладу установление правильных цен на энергоносители предполагает распространение налогов на моторное топливо, которые давно и успешно взимаются во многих странах, в т.ч. в Беларуси, на другие виды ископаемого топлива (уголь и природный газ) или их выбросы и приведение ставок этих налогов в соответствие с ущербом, наносимым окружающей среде.

«Реформы налогов на топливо могут принести существенную пользу для здоровья населения, окружающей среды и бюджета, — считает директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ Витор Гаспар. — По нашим оценкам, переход от существующих цен на топливо к эффективным ценам на мировом уровне позволил бы снизить на 63% смертность, связанную с загрязнением воздуха в результате сжигания ископаемого топлива, в основном за счет сокращения смертности от сжигания угля, уменьшить связанные с энергетикой выбросы углерода на 23% и получить доходы в размере, эквивалентном 2,6% ВВП».

ФИСКАЛЬНЫЕ инструменты, такие как экологические платежи за использование топлива, оказывают мощное стимулирующее воздействие на экономическое поведение. В МВФ считают, что эти инструменты являются наиболее эффективными при переходе на более чистые виды топлива, эксплуатации более энергосберегающего оборудования и транспорта для уменьшения вредных для здоровья и окружающей среды побочных эффектов, связанных с использованием энергии, — при условии, что они четко нацелены на соответствующую налоговую базу (например, выбросы, а не потребление электроэнергии). Кроме того, это обеспечивает охрану окружающей среды при самом низком уровне общих издержек для экономики — при условии, что доходы от экологических налогов используются продуктивно (например, для снижения бремени более общих налогов в налогово-бюджетной системе или финансирования социально значимых расходов). Также эти инструменты позволяют обеспечить правильное соотношение между экологическими выгодами и издержками — если ставки налогов приведены в соответствие с экологическим ущербом.

Отметим, что в Беларуси объем совокупных расходов на охрану окружающей среды вырос с 1744,2 млрд. Br в 2009 г. до 7134,2 млрд. в 2013-м. Но в сопоставимых ценах эти расходы лишь в 2011 г. выросли на 4,5% по сравнению с предыдущим годом. В 2012-м их объем не изменился, а в 2013 г. к 2012-му вырос всего на 1,4%. В то же время количество загрязняющих веществ, являющихся результатом выбросов от стационарных источников, после роста на 29,7% в 2010 г. снизилось в следующие два года на 2,1% и 1,5% соответственно, а в прошлом году возросло сразу на 6,7%. При этом количество уловленных и обезвреженных загрязняющих атмосферный воздух веществ от стационарных источников в прошлом году выросло на 7,3%. К сожалению, динамика объемов загрязняющих веществ практически не коррелирует с суммами взимаемого экологического налога.

Хотя в теории существуют прочные аргументы в пользу фискальных инструментов, применять эту теорию на практике ранее не было возможности, в том смысле, что имелось мало информации о размере ущерба от энергетики для окружающей среды по большинству стран. «В нашем исследовании мы предлагаем странам практические рекомендации относительно того, как количественно оценить вредные побочные эффекты использования энергии и показать, что это означает с точки зрения установления корректирующих налогов на уголь, природный газ, бензин и автомобильное дизельное топливо для более чем 150 стран», — сообщил главный эксперт по экологически эффективной налогово-бюджетной политике МВФ Иен Пэрри и ведущий автор доклада. Например, последствия для здоровья от загрязнения воздуха измеряются путем оценки того, сколько людей в разных странах подвергаются воздействию выбросов угольных электростанций, транспортных средств и т.д., и объединения таких оценок с данными экспертов в области здравоохранения о том, как подверженность загрязнению может увеличить риск различных сердечных и легочных заболеваний.

В докладе отмечается, что надлежащие сборы с продуктов ископаемого топлива эквивалентны уровню выбросов от сжигания топлива, умноженному на экологический ущерб в расчете на единицу выбросов. Дополнительные сборы потребовались бы в случае налогов на моторное топливо с учетом заторов на дорогах, дорожно-транспортных происшествий и повреждений дорог, по крайней мере временно, хотя в более долгосрочной перспективе страны могли бы частично перейти к налогообложению на основе пройденного расстояния (например, сборы в часы пик на дорогах с интенсивным движением).

По мнению МВФ, министерства финансов могут принимать активное участие в установлении правильных цен на энергоносители, учитывая их роль в управлении энергетическими налогами, возможно, в качестве составной части более широкой деятельности по изменению структуры налогового бремени. А с учетом потенциально значительных экологических и бюджетных выгод для проведения реформы не обязательно ждать глобального сотрудничества в области климатической политики. В докладе отмечается, что воздействие на уязвимые домашние хозяйства может быть уменьшено при помощи целенаправленных мер — например, для укрепления систем социальной защиты, которые являются более эффективным способом помочь этим группам, чем поддержание низких цен на энергоносители, учитывая, что значительная часть выгод от таких цен достается группам с более высокими доходами.

Хотя в измерении ущерба окружающей среде имеются некоторые неизбежные противоречия, представленные в докладе методология и сопровождающие ее электронные таблицы позволяют совместить различные точки зрения и служат полезной отправной точкой для диалога по вопросам политики.

Глава МВФ Кристин Лагард полагает, что применение фискальных инструментов для отражения ущерба окружающей среде в ценах на энергоресурсы не столь уж сложно. По существу — это вопрос основных принципов налогообложения и просто здравого смысла. Нужно лишь определиться с надлежащей налоговой базой и ставками исходя из нацеленности на источник ущерба окружающей среде. Это означает, например, обеспечение того, что сборы с различных видов топлива пропорциональны выбросам от этих видов топлива. Таким образом, следует установить правильные относительные цены на «грязные», промежуточные и «чистые» виды топлива. Это должно стимулировать принятие экологически благоприятных решений, вроде перевода электростанций на менее загрязняющие виды топлива, установку очистных сооружений, переход на более энергоэффективные транспортные средства и бытовые приборы.

Применение единого фискального инструмента, нацеленного на конкретный источник ущерба окружающей среде, является действенным и в то же время простым с административной точки зрения. Это лучше, чем разнородные нескоординированные меры, вроде навязывания применения определенных очистных сооружений, перехода на местные виды топлива, повышенных платежей за перерасход топливно-энергетических ресурсов, премий за их экономию и дифференцированных тарифов для населения.

Переходя к практике, МВФ намерен предложить властям разных стран рекомендации по оценке экологического ущерба и уровня налогов, необходимых для учета экологических издержек в ценах на уголь, природный газ, бензин и дизельное топливо. Возможно, эти рекомендации пригодились бы белорусским законодателям при определении ставок экологического налога и коэффициентов к ним на 2015-й и следующие годы.

Вадим ЛЕБЕДЕВ