$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЕДИНЫЙ ВАЛЮТНЫЙ ОГОРОД©

24.02.2012

Десять лет назад в ряде стран Европы национальные валюты были заменены евро. Теперь попавшие в долговой кризис страны ЕС бурно обсуждают, кого выгнать из еврозоны или кому уйти добровольно. Пока судьба евро решается в кабинетах евробюрократии и на афинских площадях, ученые анализируют, стоит ли городить огород валютной интеграции, если на нем вырастают столь горькие плоды. Вопрос этот отнюдь не праздный для Беларуси в период становления ЕЭП.

Предполагалось, что избавление от валютного риска и расходов по конвертации даст мощный толчок для экономического роста. Однако на деле создание зоны евро не принесло сколь-нибудь значимого эффекта. Так, эксперты компании ФБК, проанализировав динамику ряда макроэкономических показателей стран еврозоны, обнаружили, что у них в 1992–1998 гг. (т.е. до создания зоны евро) среднегодовые темпы прироста ВВП составили 1,8%, промышленного производства — 1,2% а в 1999–2010 гг. — 1,5% и 0,7%. Среднегодовые тепы прироста в 1999–2008 гг. (т.е. до начала мирового экономического кризиса) были, естественно, выше: ВВП — 2,1%, промпроизводства — 1,7%. Среднегодовой темп прироста экспорта в 1990–1998 гг. составил 6,5%, импорта — 5,9%, а в 1999–2008 гг. — 5,4% и 5,2%.

«Таким образом, никакой активизации экспорта-импорта в связи с созданием зоны евро не случилось. В целом напрашивается малоприятный вывод: расчет на то, что за счет ликвидации колебаний обменных курсов, утраты долларом США доминирующего положения в расчетных операциях и т.д. удастся значительно улучшить экономическую динамику стран еврозоны, не оправдался», — резюмирует директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. По его словам, этот вывод важно учитывать в поиске путей выхода из кризиса стран еврозоны. «Возможно, распад зоны евро и возвращение национальных валют и не является такой уж трагедией, как это пока представляется», — считает экономист.

Между тем именно Евросоюз использовался идеологами Таможенного союза и ЕЭП как образец для интеграции на постсоветском пространстве. Но не окажутся ли со временем участники ЕЭП или Евразийского союза в такой же ситуации, как сегодня еврозона, сотрясаемая долговым кризисом?

По мнению И.Николаева, такая опасность не исключена. Оценивая опубликованные недавно прогнозы роста ВВП Беларуси, России и Казахстана за счет объединения, экономист сообщил корреспонденту «ЭГ»: по его мнению, эти исследования не учитывают, что мировая экономика погружается во вторую волну кризиса. Поэтому столь оптимистичные оценки сегодня кажутся далекими от действительности.

Что касается планов объединения валютных систем, то российский рубль, безусловно, способен стать единой евразийской валютой, полагает И.Николаев, а уж резервной валютой стран ЕЭП — и подавно. Другое дело, насколько будет дееспособен рубль в таком качестве. Опыт еврозоны показывает, что когда объединяются достаточно разные страны, трудно обеспечить должную денежно-кредитную дисциплину без существенных ограничений прав национальных центробанков. С другой стороны, если даже удастся добиться таких уступок в пользу центра (можно сказать, в пользу Москвы), возникают другие риски: «Вы лишаете нас самостоятельности? — Тогда и вся ответственность на вас». И еще вопрос, какие риски опаснее.

«Существует вероятность введения в ЕЭП в обозримом будущем единой валюты, — считает И.Николаев. — Особенно если политика будет еще больше преобладать над экономикой. Если это произойдет в обозримом будущем, ничего хорошего тут не вижу».

Леонид ФРИДКИН