$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЕДИНСТВО КУРСОВ.ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ

18.10.2011

После 16-процентного снижения курса рубля на допсессии с 5 по 13 октября заявление властей о том, что уже 20 октября будет покончено с множественностью курсов, стало главной сенсацией прошедшей недели. Что ждет теперь валютный рынок и белорусскую экономику в целом?

Как заявил в субботу вице-премьер Сергей Румас, «правительство совместно с Нацбанком приняло решение о том, что с 20 октября торги на бирже будут осуществляться в рамках одной сессии. На единой торговой сессии так же, как сейчас на дополнительной, будет гибкое курсообразование — в зависимости от спроса и предложения. Та волатильность, которая есть сегодня на допсессии, говорит о том, что правительство и Нацбанк дают курсу нащупать то равновесное значение, при котором спрос и предложение будут равны, чтобы экспортерам было интересно продавать валюту, а импортерам покупать. Так же и для населения: чтобы валютные кассы банков и обменные пункты работали на обороте. То есть ни в коей мере сегодня государство не будет административно вмешиваться в курсообразование, устанавливая курс на каком-то уровне административно».

По его словам, предварительные заявки, которые поданы на понедельник, говорят о возможности укрепления курса белорусского рубля. Заметим, что поводом для этого может быть традиционный рост потребности предприятий в рублях для выплаты зарплат и уплаты квартальных налогов. Но достаточно ли этого, чтобы отыграть падение предыдущих дней и укрепить национальную валюту? Еще в начале октября глава Нацбанка Надежда Ермакова заявляла, что для выхода на единый равновесный курс нужно 1–1,5 месяца. По ее словам, в октябре Нацбанку придется проводить валютные интервенции, чтобы не допустить резкого роста курса доллара. Следует понимать, что власти управились быстрее, чем планировали, или изменилось понимание точки равновесия?

По официальному курсу рубль девальвировался с начала года на 65%, по курсу допсессии — почти втрое. Если ранее одни эксперты полагали, что «равновесный курс» в результате сближения установится где-то посередине, то на прошлой неделе звучали более пессимистические прогнозы. Поскольку все разговоры о зарубежных кредитах, кроме первого транша из Антикризисного фонда ЕврАзЭС, до сих пор не стали явью, для негативных ожиданий были веские основания. К тому же на пресс-конференции для российских региональных СМИ 7 октября Президент Александр Лукашенко подчеркнул: «Хорошо, что держим высокий курс валюты. Пусть покупают не по 5 тысяч рублей за доллар, а по 8–9 тысяч». Так оно и произошло.

Объединение курсов, если оно произойдет на уровне допсессии, по сути означает еще один виток девальвации. Оно повлечет серьезное изменение финансового положения предприятий — ведь именно по официальному курсу учитываются в их балансе активы и обязательства. Населению же Нацбанк «прописывает» дедолларизацию. «Валютные кредиты становится сложно обслуживать населению, — заявил, выступая на телевидении, заместитель председателя Нацбанка Тарас Надольный. — Поэтому я бы рекомендовал населению более внимательно присмотреться к той идее, что валютные кредиты надо по возможности переводить в белорусские, что снизит нагрузку по их обслуживанию в условиях роста курса». Он также посоветовал гражданам конвертировать валютные вклады в рублевые, отметив, что ключевым моментом для гражданина является курс конвертации, который должен ориентироваться на курс допсессии. При этом финансист не стал уточнять, может ли доходность рублевых вкладов компенсировать потери от инфляции, достигшей на 11 октября 77,9%. Правда, власти уверяют, что в следующем году годовая инфляция прогнозируется на уровне 19%. Но какова цена иных прогнозов, мы видим уже сегодня. Ведь если сегодня валюта для закупки энерогоносителей и лекарств приобретается на основной сессии, то уже в конце октября их цена будет формироваться исходя из единого курса. И тогда очередного подорожания не миновать.

Девальвация рубля, став мощным толчком для роста белорусского экспорта, вызвала весьма негативный резонанс за рубежом. Так, в России бизнесмены уже начинают интересоваться, подпадает ли белорусский валютный демпинг под понятие дискриминационных условий, установленное Соглашением о единых принципах и правилах конкуренции от 9.12.2010 г., подписанным в рамках Таможенного союза. А если нет, то какие меры можно принять, чтобы остановить экспансию дешевых белорусских товаров? Ассортимент у Москвы достаточно велик: от принятия в рамках ТС техрегламентов, которые никто, кроме россиян не в состоянии выполнить, до привычного наезда Россаннадзора. При этом в самой России только ленивый еще не обсуждал вопрос девальвации российского рубля в 2012 г. Разумеется, в странах ТС падение обменных курсов национальных денежных единиц вызвано не целенаправленной «игрой на понижение» в целях повышения своей конкурентоспособности, а иными причинами. Но в любом случае эти перспективы весьма тревожат Украину, где гривна, по мнению специалистов, чрезмерно укрепилась на фоне роста отрицательного сальдо внешней торговли 5 509,6 млн. USD на 1.07.2011 г., что в 2,3 раза больше, чем годом ранее) и сокращения золотовалютных резервов. А потому по оценке МВФ нужно ожидать ослабления гривны с нынешних 8,01 USD до 8,41 в 2012 г. и 9,18 — в 2013-м. В придачу, Киев всерьез обсуждает возможность введения защитных пошлин на поставки из ТС для защиты своих производителей.

Пример нашим южным соседям подал сенат США, одобривший законопроект, разрешающий правительству США облагать пошлинами товары из стран, которые субсидируют свой экспорт с помощью сдерживания курса национальной валюты. Основной мишенью этих мер является Китай, чей экспорт во многом обязан своим успехам заниженному курсу юаня (и чей опыт так нравится нашим властям). Пекин уже выразил недовольство подобными шагами, обвинив американцев в провоцировании торговой войны. Но, по-видимому, Вашингтон готов пойти на все, чтобы сократить дефицит внешней торговли и защитить свой рынок от китайской экспансии. Правда, юань и так растет относительно доллара, но недостаточно быстро: всего на 30,4% с июля 2005 г. При этом в КНР существует множественность валютных курсов, что власти считают вполне приемлемым для решения своих экономических задач.

Пример американо-китайской валютной войны может оказаться заразительным и для других стран. Масла в огонь подливает ситуация в Евросоюзе, где долговые проблемы Греции, Италии и Испании подрывают стабильность единой европейской валюты. Разумеется, лидеры ЕС уверяют, что примут необходимые меры и вот-вот согласуют план выхода из долгового кризиса, угрожающего мировой экономике. 15 октября на встрече министров финансов и глав центробанков G20 прозвучали весьма жесткие требования к ЕС поскорее принять надлежащие меры, пока европейский кризис сказывается на экономиках развивающихся и всех остальных стран. Китай, Россия и Бразилия даже предложили помочь Евросоюзу материально, увеличив для этого свои вклады в МВФ. Но это предложение было отклонено.

Таким образом, в ближайшем будущем замедление мирового экономического роста и угроза повторения глобальной рецессии станут источником дополнительных вызовов для Беларуси. Обесценение национальной валюты создает конкурентные преимущества для наших экспортеров, но их примеру следуют и другие. К тому же в рамках ЕЭП Россия, Беларусь и Казахстан должны постепенно перейти от фиксированного к плавающему курсообразованию, ограничивающему возможности монетарных властей по управлению валютным курсом. Так что Беларусь вынуждена поторапливаться с выходом на единый курс, чтобы не слишком выделяться на фоне союзников. Эти противоречия сыграют ключевую роль в отечественной экономике в ближайшее время и непосредственно отразятся на бизнесе и населении. А пока остается только гадать на резко подорожавшей кофейной гуще, каким будет единый курс 20 октября.

Вадим Лебедев


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях