$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ДВЕ СТОРОНЫ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

27.09.2011

В последнее время мы все чаще слышим призывы к бизнес-сообществу проявить социальную ответственность: не поднимать цены, не «закачивать» в них девальвационные ожидания, воздержаться от сверхдоходов или поделиться ими с государством. Но, судя по ценникам в магазинах и фиксируемой Белстатом инфляции, у предпринимателей, чтобы стать социально ответственными, чего-то не хватает — то ли возможностей, то ли желания.

Идея корпоративной социальной ответственности (КСО) чрезвычайно популярна сегодня во всем мире. Мало кто рискнет оспаривать необходимость КСО как кодекса деловой этики и добровольного вклада компаний в человеческий капитал, охрану окружающей среды и социально ориентированные программы сверх предусмотренного законодательством минимума. Чрезвычайно привлекателен тезис о том, что лидеры в бизнесе (корпоративные или иные) должны изменить мир к лучшему, а поскольку экономика существует для удовлетворения потребностей человека, то экономические субъекты — предприятия имеют обязательства перед обществом.

Но существуют и аргументы «против». Например, Нобелевский лауреат по экономике Милтон Фридмен в своей книге «Капитализм и свобода» утверждал, что в рыночной экономике у бизнеса имеется «только одна социальная ответственность: использовать свои ресурсы и заниматься деятельностью, рассчитанной на увеличение своих прибылей, соблюдая при этом правила игры, т.е. участвуя в открытой и свободной конкуренции без обмана и мошенничества». При этом он ссылался на Адама Смита, утверждавшего, что «никогда не видел, чтобы люди, взявшиеся торговать ради общественного блага, приносили много добра». По мнению М.Фридмена, доктрина социальной ответственности, кроме ответственности заработать для своих акционеров как можно больше денег, носит «глубоко подрывной характер». Ведь если бизнесмены начнут, скажем, устанавливать цены исходя из соображений общественного блага, то нельзя позволить, чтобы это решение принималось в частном порядке. Как быть: вернуться к госрегулированию цен или создать добровольный контроль над ценами и зарплатами без открытой инфляции? К чему бы это привело, спрашивает Фридмен, и сам же дает ответ: «к товарному дефициту, нехватке рабочей силы, к серому и черному рынку. Если не давать ценам нормировать товары и рабочих, нужно употребить для этого какое-то другое средство». В частном порядке оно может существовать только в течение короткого времени и в какой-то ограниченной области. Но если речь идет о многочисленных и первостепенных товарах, по необходимости образуется сильное и, скорее всего, неодолимое давление в пользу государственного распределения товаров, трудовых ресурсов и государственной политики по зарплате.

Если последовательно проводить в жизнь законодательно установленный или добровольный контроль над ценами, это в конце концов приведет к ликвидации системы свободного предпринимательства и замене ее системой, контролируемой из центра, но все равно не поможет обуздать инфляцию, считал М.Фридмен. Он утверждал (не имея в виду нынешнюю Беларусь), что история дает достаточно доказательств того, что средний уровень цен и зарплаты определяется количеством денег в экономике страны, а не корыстолюбием предпринимателей или рабочих. «Государство призывает бизнес к самоограничению из-за неумения навести порядок в своем собственном хозяйстве, включая контроль над деньгами, и по естественной человеческой склонности перекладывать ответственность на чужие плечи», — утверждал Нобелевский лауреат,

Однако с 1962 года, когда была издана упомянутая книга, многое изменилось. Все большую популярность, в т.ч. у нас, приобретает глобальный договор ООН, продвигающий принципы корпоративной социальной ответственности и создающий платформу для организации многостороннего сотрудничества правительства, бизнеса, международных и общественных организаций в области соблюдения прав человека, трудовых отношений, охраны окружающей среды и борьбы с коррупцией. В пользу этого проекта сказано много. В частности, считается, что КСО может значительно улучшить прибыльность компаний в долгосрочном плане, поскольку она сокращает риски и неэффективность, одновременно создавая основу для потенциальных преимуществ, таких как репутация торговой марки, вовлеченность работников, развитие человеческого капитала. Весьма популярна и идея корпоративной благотворительности. Правда, отдельные циники по-прежнему считают, что главная задача коммерческого предприятия — получение прибыли (что, кстати, записано и в белорусском Гражданском кодексе), а всякое иное использование ресурсов или решения, уменьшающие прибыль, являются способом удовлетворения тщеславия топ-менеджеров, демонстрирующих щедрость за счет акционеров, или же следствием давления со стороны государства.

Спор о пользе КСО далек от завершения, ведь лозунги с любой стороны еще не означают истину. Широко известны случаи, когда некоторые корпорации, шумно рекламирующие свои программы КСО, производили вредную для здоровья продукцию, оказывались виновниками экологических катастроф. Это никак не извиняется выделением нескольких миллионов на благотворительные цели из миллиардных прибылей монополий. Поэтому особый интерес представляет работа Дэвида Бэрона, Мането Харьото и Хойе Джо «Экономика и политика корпоративной социальной ответственности» — одно из немногих исследований, посвященных изучению причин КСО и ее эффективности. Изучив данные 3 тыс. ведущих американских компаний за 1996–2004 гг., авторы этой работы не обнаружили прямой корреляции между их финансовыми результатами и КСО. Однако некоторая связь здесь все-таки есть. Она определяется особенностями социального давления на компанию, которое в каждом конкретном случае проявляется по-разному, приводя к различным результатам, в т.ч. финансовым (зачастую отрицательным). Интересно, что в исследовании утверждается, что никакой PR на благотворительности в реальности не особенно повышает общественный статус топ-менеджеров.

Какой вариант КСО ближе для ситуации в Беларуси? Возымеют ли действие призывы к предпринимателям проявить социальную ответственность? В том виде, как о ней говорят сегодня с экранов телевизоров, по сути здесь речь идет не о помощи бизнеса обществу, а о компенсации провалов государства в управлении экономикой. А быть может, приоритеты не совсем точно заданы? Если государство провозглашает курс на достижение ценового паритета с соседями — партнерами по Таможенному союзу, ничего не поделаешь — придется вместе со всеми достигать. Иначе не то что на благотворительность не хватит, но и оплачивать подорожавшие ресурсы, аренду, индексировать и поднимать зарплату работникам будет не за что. Обычной коммерческой организации дотаций из бюджета не полагается…

Леонид ФРИДКИН