$

2.0391 руб.

2.2758 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Социум

Доживем ли мы до пенсии?

26.03.2002
Реформирование пенсионной системы, которое нас ожидает, -- один из ключевых вопросов экономической политики государства. Он затрагивает буквально каждого человека, сколько бы ему сегодня ни было лет. Мы видим это по обильной почте наших читателей, которых волнует, каким будет решение проблем, связанных с пенсионным возрастом, размерами пенсий и порядком их расчета, исчислением трудового стажа. Естественно, не остаются в стороне от предмета дискуссии экономисты. Сегодня мы предлагаем точку зрения одного из давних авторов газеты, экономиста Евгения АЛБОРОВА.

Исходя из информации, публикуемой в прессе, складывается впечатление, что нас ожидает очередная попытка решить этот сложный вопрос административными одноходовыми комбинациями, притом даже в сферах, затрагивающих нравственные основы общества. Удивляет, что мы никак не можем понять, что административный ресурс регулирования экономикой не только себя исчерпал, но из-за чрезмерного им увлечения стал первопричиной многих негативных явлений, в частности, в пенсионном вопросе.

Получается, что не дало результата совершенствование системы штрафов, санкций, пени, порядка и сроков перечисления взносов в фонд социальной защиты населения (ФСЗН). Не решило проблем ни скрытое, ни прямое увеличение изъятий: запрет предпринимателям относить взносы из собственного дохода на затраты, установление минимальных размеров взносов, обязательность отчислений по договорам подряда и т.п.

Никто не проанализировал последствий от принятого изменения в порядке исчисления пенсий (постепенного увеличения срока, служащего базой расчета), которое приведет к снижению ее размера у части населения, а для части граждан вообще создаст трудноразрешимые проблемы при оформлении пенсий.

Представим картину, что при выходе на пенсию надо предъявить соответствующие справки аж за все время трудового стажа. Где через 30--40 лет искать того предпринимателя с его журналами или руководство предприятий, канувших в Лету в сите перерегистраций, банкротств, ликвидаций и т.п.? Как объяснить обратившемуся, что в связи с тем, что по каким-либо причинам в архив не были сданы документы, ему надо еще пяток лет поработать, да, не дай Бог, по новому возрастному цензу -- 62 с половиной года для мужчин и 60 -- для женщин.

Но более всего вызывает недоумение и возмущение та аргументация, которой разработчики пытаются обосновать это нововведение: все равно, дескать, после выхода на пенсию пенсионеры в среднем лет 5 продолжают трудиться, а следовательно, получать и пенсию и зарплату. Поражают ссылки на некую надвигающуюся демографическую проблему и нехватку средств на финансирование ФСЗН.

С экономической точки зрения проблемы в том, что пенсионер продолжает работать и даже при этом получать пенсию -- нет. Работает он потому, что стыдно перед своими детьми за ее размер. И если бы пенсия позволяла не только как-то свести концы с концами, а, скажем, попутешествовать на склоне лет по земному шару, то пенсионер не только 5 лет, но и пяти минут не задержался бы на работе.

Кроме того, например, наработав трудовой стаж 35 лет при средней зарплате в месяц, скажем, условно 100 денежных единиц, гражданин сам и его работодатель перечислили в ФСЗН при совокупной ставке 36% -- 15120 д.е., которые этот гражданин мог получать в виде прямого заработка. Если считать, что средний размер пенсии равен приблизительно половине среднего заработка, то получается, что выходящий на пенсию обеспечил себя (даже без учета процентов, которые он мог получить, держа эти деньги во вкладе) на более чем 25 лет (не будем здесь затрагивать вопросы оплаты временной нетрудоспособности, т.к. это отдельная большая тема). Однако если опираться на показатель средней продолжительности жизни, при котором большинству из мужской части населения вообще "не грозит" дожить до пенсии, то большей частью взносов не придется воспользоваться. А если мы увеличим возраст, то только "уравняем" и женщин в "правах" с мужчинами не дождаться этого "светлого дня". Тогда, даже в теоретическом плане, становится непонятна роль и значение ФСЗН в части пенсионного обеспечения. Да и выходить на пенсию гражданин должен тогда, когда еще сохранил какую-то часть здоровья, а не тогда, когда, кроме "утки", ему ничего не надо. Это уже, как видим, вопросы нравственности общества.

Теперь о так называемой демографической проблеме. Нет оснований сомневаться в точности расчетов, по которым в сравнении с 2000 г. число плательщиков взносов к 2021 г. увеличится на 5% и уменьшится на 17% к 2050 г., а численность пенсионеров за этот период увеличится соответственно на 12% и 28%. При этом демографический индекс финансовой нагрузки составит соответственно 107% и 154% ("НЭГ" N 44 за 2000г.). Но это чисто математический расчет.

С экономической же точки зрения дело обстоит иначе. По публикуемым данным на сегодня производительность труда у нас в 15 раз ниже, чем в США. Чего стоят наши экономические программы и что делать со средствами, затраченными на оплату труда "специалистов", их разработавших, если ни к 2021г., ни к середине века мы не сможем поднять производительность труда хотя бы в 2 раза, не говоря уже о кратности 10--15, а в производственной сфере нужно будет занять более 90% трудоспособного населения? Уже сегодня предприятия испытывают трудности с лишней численностью. А что будем делать с массой посредников в лице работников министерств и ведомств, курирующих в настоящее время, например, промышленное производство или перераспределяющих налоги субъектов хозяйствования? Они ведь окажутся не у дел при реальном переходе на рыночные отношения. Думается, что если серьезно заняться скрытой безработицей, то проблема с изменением возраста выхода на пенсию отпадет как не существующая на самом деле.

Если мы решили реформировать нашу пенсионную систему, то устранять негативные явления надо в духе объявленного перехода к рыночной экономике и, параллельно, обеспечивать защиту интересов населения, а не "перегонять" проблемы из одной сферы в другую. Успех достижим только в том случае, если в этом будут заинтересованы одновременно три стороны: законодатель, население и работодатель. Пока просматривается в основном заинтересованность законодателя.

У населения, смею заверить, очень много сомнений, что в пенсионном вопросе услугами ФСЗ придется воспользоваться. За это говорит и упомянутая статистика о продолжительности жизни и ожидание изменения возраста выхода на пенсию. Кроме того, после развала СССР, когда создаваемые сообща фонды пропали, найдется ли наивный человек, который поверит, что накапливаемые средства опять "не потеряются" при возможных реорганизациях, сменах правительств, экономических кризисах и т.п.? Вот и получается, что ФСЗ интересует только тех, кому пришло время воспользоваться его помощью. Если же нововведения только усилят неуверенность, то, на мой взгляд, население начнет самостоятельно искать альтернативные источники своего обеспечения, при этом уклоняясь от уплаты взносов.

Куда сложнее обстоит дело среди работодателей. А это основное звено, так как только оно создает рабочие места или обеспечивает функционирование уже созданных, где и производится прибавочная стоимость, из которой финансируется ФСЗ, да и не только он. В настоящее время диалог с этой частью общества ведется на административном языке, хотя движущей силой здесь являются материальный интерес и гарантии экономической безопасности. Никакое голосование большинства или административный нажим эффекта не дают.

Камнем преткновения является неумение понять логику друг друга и найти разумный компромисс.

Административное регулирование основано на такой логике, что чем больше штраф или мера административной и уголовной ответственности, тем больше будут бояться и, соответственно, выполнять предъявляемые требования. Логика работодателя, имеющего возможность скрыть часть доходов, другая. Укрывая доход -- экономишь на чрезмерных штрафах, налогах и сборах. Чтобы за это наказать, надо поймать, а для этого нужно время и средства. Если даже поймают и возбудят уголовное дело, то все равно изымут только то, что найдут и присудит суд. При легальной же работе из-за порой просто счетной ошибки наемного работника или противоречивого нормативного документа, отсутствия лицензии по не наносящей ущерба интересам общества деятельности и даже при условии, что все операции отражены в учете и по ним исчислены платежи, против тебя также могут возбудить уголовное дело, но изымут неизмеримо больше, чем при "теневой" деятельности.

Работодатель не может понять логики, почему, требуя легальности, его заставляют в то же время продавать товар дешевле, чем он потратил на его покупку или производство. Только из-за того, что кто-то упорно не хочет считать, что курсовые разницы и инфляция не являются доходом и должны компенсироваться при ценообразовании и формировании себестоимости? Чего, нарушая объективные законы движения капитала, можно дождаться роста инвестиций?

Нет ответа и на вопрос, почему собственник, платя все налоги от своего капитала, при использовании части дохода себе на зарплату или должным образом оплачивая труд высококвалифицированным специалистам, должен платить подоходный налог по прогрессивной ставке. Объяснения типа, что таким образом идет перераспределение доходов от состоятельных граждан в пользу малоимущих, не дают ответа на другой вопрос, а почему это нельзя сделать напрямую, путем законодательного установления обоснованной минимальной оплаты наемных работников, почему это надо делать через перераспределительный аппарат, который еще и требует дополнительных расходов на его содержание?

Нет ответа и на вопрос, почему, если легально начисленная зарплата является основой для исчисления ФСЗ, создана система ее ограничения путем давно изжившего себя варианта тарифной системы и показателей премирования, а также вытекающими отсюда проблемами ценообразования, усугубляемыми одновременным ограничением рентабельности.

Зачем тогда говорить, что средств на пенсии не хватает?

В моем понимании реформа обязана однозначно решить, например, следующие вопросы.

1. ФСЗ, в силу того, что является всенародным, должен получить статус неприкосновенности от каких-либо изъятий на цели ему не соответствующие. Регулирование средств производить только путем изменения процента отчислений с предварительным объяснением причин населению.

2. ФСЗ необходимо ежемесячно индексировать на 100% к уровню инфляции.

3. Надо отменить любые основания для истребования каких-либо справок в подтверждение трудового стажа или размеров отчислений в ФСЗ при наличии трудовой книжки.

Законодатель должен принять меры, обеспечивающие достоверность, сбор и хранение всей этой информации соответствующими структурами ФСЗ путем запроса данных от работодателей, указанных в трудовой книжке. При утере данных в расчет пенсии засчитывать среднюю зарплату по республике за данный период, равно как и засчитывать стаж.

Такой подход обоснован тем, что работающий гражданин не должен зависеть от того, что кто-то не сохранил соответствующую информацию.

4. По просьбе плательщика один раз в год бесплатно предоставлять информацию о величине стажа и предполагаемом размере пенсии.

5. Размер самой минимальной пенсии должен быть раза в полтора-два больше минимальной потребительской корзины.

6. В связи с переходом на новый вариант расчета пенсий предоставить право исключить при ее расчете любые пять лет, где по усмотрению плательщика заработок был низок.

7. Возраст ухода на пенсию и необходимый трудовой стаж должны остаться прежними.

Где взять средства на решение этих вопросов?

Если к этому подходить с точки зрения социальной справедливости и морали, основанной на чувстве ответственности перед старшим поколением, то дополнительные средства есть. Ведь то, что мы называем государственной собственностью, создано как раз трудом нынешних пенсионеров и граждан, приближающихся к этому возрасту, и за что они в свое время не получили достойного вознаграждения. Поэтому средства, поступающие от реализации госсобственности, должны поступать в ФСЗ и накапливаться в виде страхового фонда, а не в коем случае не использоваться на финансирование затрат бюджета. Если мы будем "проедать" ранее созданное, то никогда не выберемся из нищеты.

Чтобы не превращать ФСЗ в кредитное учреждение, такой страховой фонд должен быть в оперативном распоряжении и под контролем Нацбанка, который ежемесячно перечислял бы в ФСЗ на выплаты проценты в размере учетной ставки. Кроме того, доходы бюджета в размере, например, учетной ставки Нацбанка, исчисленной на остаточную стоимость госсобственности в целом по стране, в первую очередь должны идти на финансирование нужд ФСЗ, а потом всего остального.

Возможно, это осложнит финансирование других статей бюджета, но материальное положение пенсионеров не должно зависеть от того, что их дети и внуки не способны заработать на свои расходы. Пусть сами подумают о том, как избавиться от изживших себя догм и комплексно пересмотрят ряд законодательных актов в вопросах порядка регистрации и ликвидации субъектов хозяйствования, ценообразования, налогообложения, замены административного контроля экономическим. И, создав таким образом барьер финансовым махинациям, проведут вариант амнистии теневого капитала, при котором было бы даже выгодно заплатить подоходный налог.

Но это проблема трудоспособной части населения и решать ее должны именно они.

Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы