Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5734
EUR:
2.9232
RUB:
3.3614
Золото:
151.96
Серебро:
2
Платина:
86.46
Палладий:
169.2
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Дорогое бензиновое настоящее

Повышение ставок акцизов на автомобильное топливо на 8%, предусмотренное Указом Президента № 562, как сообщает агентство ПРАЙМ-ТАСС со ссылкой на мнения экспертов, связано с желанием правительства увеличить доходы госбюджета от его продажи на внутреннем рынке по фиксированным государством ценам

Повышение ставок акцизов на автомобильное топливо на 8%, предусмотренное  Указом Президента № 562, как сообщает агентство ПРАЙМ-ТАСС со ссылкой на мнения экспертов, связано с желанием правительства увеличить доходы госбюджета от его продажи на внутреннем рынке по фиксированным государством ценам. Ведь основной доход белорусские НПЗ получают от продажи топлива на экспорт, поставки на внутренний рынок практически нерентабельны. Случайно или нет, но нынешнее повышение ставок акцизов на бензин открыло ряд интересных событий на мировых нефтяных рынках.

Во первых, это стремительный рост цен на бензин в России. В августе он составил у наших соседей 5,4%, с начала года — 9,3% при общей инфляции в 7,1%. По данным Московской топливной ассоциации, в конце августа средняя цена бензина Аи-92 на автозаправках Москвы достигла 18,86 руб., Аи-95 — 19,89, Аи-80 — 16,34 руб. за литр. Теперь литр высокооктанового бензина перевалил за 20 RUB. В Беларуси, впрочем, литр Аи-95 стоит 1810 — 1840 Br, что в перечете по курсу побольше, чем в России. Но не у нас же нефть добывают. А вот то, что россияне, в отличие от белорусов, административных барьеров на пути роста цен не ставят, выглядит странно и непривычно.

12 сентября российский премьер Михаил Фрадков провел с представителями нефтяных компаний и министрами экономического блока совещание, посвященное «мерам, направленным на обеспечение прогнозируемых темпов роста потребительских цен». Глава правительства РФ отметил, что основной вклад в инфляционный рост дают цены на нефтепродукты. Но уговорить нефтяных магнатов умерить свои аппетиты не удалось. Мало того, что административных рычагов у правительства РФ для ограничения цен попросту нет (не то, что у нас), российские нефтяники не намерены компенсировать сверхприбылями от импорта внутренние поставки. Их не удовлетворяют полученные налоговые льготы, вроде налоговы каникул на разработку новых месторождений и снижение налога для выработанных. Фрадкову на совещании напомнили о невыполненных обещаниях дифференцировать ставки акцизов на нефтепродукты в зависимости от их качества, создать биржу нефтепродуктов. Глава НК ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов заметил, что снижению может способствовать принятие мер по стимулированию инвестиций в нефтепереработку. Кроме того, по его мнению, необходимо прекратить прямую зависимость налога на добычу полезных ископаемых от роста мировых цен на нефть, «чтобы внутренние цены не были напрямую увязаны с международными». Начальник экспертного управления президента А.Дворкович назвал и более прямой путь борьбы с ценами на бензин — снизить акцизы.

Впрочем, нет никаких гарантий, что эти меры помогут снизить цены. Скорее, облегчат нефтяным компаниям увеличивать свои прибыли. Пока конъюнктура позволяет.

А вот тут-то и кроется «во-вторых»: нефть на мировых рынках начала дешеветь. За минувшие два месяца цены упали почти на 20%. 14 сентября цена нефтяной корзины ОПЕК впервые за пять с половиной месяцев оказалась ниже 60 USD за баррель. На момент закрытия торгов в Нью-Йорке в среду стоимость корзины составила 59,08 USD за баррель. Правда, котировки фьючерсов на Light Sweet немного подросли. Однако аналитики объясняют это тем, что спекулянты решили прикупить контрактов по привлекательным низким ценам.

Эксперты уже заговорили о конце роста цен на черное золото и начале долгосрочной тенденции к удешевлению нефти. Министр финансов России Алексей Кудрин, выступая 13 сентября в Совете Федерации, заявил, что через 3 года баррель будет стоить 48 долларов, т. е. подешевеет почти в полтора раза.

Впрочем, российские чиновники не раз обсуждали, как падение нефтяных цен скажется на российской экономике. Так, глава Центробанка Сергей Игнатьев заявлял, что удешевление черного золота до 25-30 USD она перенесет вполне безболезненно. По его словам, «даже нефтяники не пострадают, их чистый доход сократится незначительно». Институт экономики переходного периода России уже подсчитал, что при среднегодовой стоимости барреля Urals в 80 USD чистый доход предприятий, остающийся после уплаты налогов, составляет 36,3 млрд., а при удешевлении Urals до 30 USD доход сократится в 4,7 раза. Правда, по прогнозу МЭРТ РФ снижение цен на нефть с 60 до 45 USD приведет к замедлению темпов роста ВВП только на 1%. Если, конечно, российская экономика вовремя диверсифицируется. Но ускорение несырьевых секторов экономики — машиностроения, электронной, пищевой и легкой промышленности — означает резкое обострение конкуренции на российском рынке — нашем традиционно главном месте сбыта. И белорусским производителям придется состязаться за каждого покупателя с российским бизнесом. А он накопил не только немалые финансовые ресурсы, но и опыт современного вполне рыночного менеджмента, не гнушаясь, впрочем, и мерами господдержки, особенно в последнее время. Чтобы выиграть предстоящие битвы за российский рынок (да и на своем нелегко придется), понадобятся нешуточные ресурсы. Самое время отечественным автомобилистам пополнить казну, чтобы было чем поддержать неэффективные предприятия, возвращающиеся в лоно госсобственности или никогда его не покидавшие. Неровен час, кончится ручеек нефтедолларов, просачивающийся в Беларусь из транзитной магистрали. И понадобятся новые источники — на все за рубежом кредитов не наберешься. Стало быть, рост акцизов — дело своевременное. Тут главное — не упустить…

Леонид ФРИДКИН