$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Долгие деньги

21.07.2009

Острая потребность в долгосрочных кредитных ресурсах, которую сегодня испытывает реальный сектор экономики, удовлетворяется в основном за счет внешних заимствований. А между тем долгие деньги можно найти и внутри республики, если в полной мере задействовать механизмы накопительного страхования — жизни и дополнительных пенсий. Почему это до сих пор не сделано?

Этот вопрос корреспондент «ЭГ» адресовал директору страховой компании «Седьмая линия» Валентине АЛЕКСАНДРОВИЧ.

— Ответ кроется в «особом» пути развития, по которому идет белорусская кредитно-финансовая система и страховой сектор, в частности. Их деятельность по целому ряду признаков кардинально отличается от европейской практики. Так, в ЕС удельный вес накопительных видов в общем портфеле страховой отрасли составляет 68%. У нас, по официальным данным Минфина, на 1 июня сборы по рисковым видам страхования превысили 401 млрд. Br, а по страхованию жизни и дополнительных пенсий — всего 23 млрд. Br. Совокупные резервы четырех компаний, представленных на сегменте («Стравита», «Белоруcский народный страховой пенсионный фонд», «Седьмая линия» и «Пенсионные гарантии»), также оцениваются в весьма скромную по мировым стандартам сумму — порядка 100 млрд. Br. Эти деньги заметной роли в экономике сыграть не могут. В то же время значительная часть средств, которые поступают в республику по иностранным кредитным линиям под солидные проценты, были накоплены именно на страховых вкладах.

- Как вы оцениваете качество отечественной нормативно-правовой базы, регулирующей развитие данного сегмента?

— Прежде всего подчеркну, что здесь до сих пор не соблюдается принцип равенства условий хозяйствования для субъектов разной формы собственности. «Стравита», как государственная структура, работает в преференциальном режиме: расходы юридических лиц, страхующих своих работников, относятся на себестоимость (в сумме до 2 базовых величин в месяц). Договоры страхования дополнительных пенсий, заключенные со всеми остальными компаниями, согласно действующему законодательству, оплачиваются только за счет чистой прибыли. При этом с суммы взносов еще требуется сделать 35-процентное отчисление в Фонд социальной защиты.

У нас и у руководства Минтруда сохраняются диаметрально противоположенные взгляды на самую суть страховой пенсии. Министерство однозначно рассматривает ее как материальную льготу, которая должна включаться в налогооблагаемую базу. Хотя застрахованное лицо начинает получать первые выплаты только по достижении соответствующего возраста, т.е через 5-20 лет после заключения договора. Причем выплат вообще можно не дождаться, если, к примеру, гражданин сменил работу до окончания накопительного периода, и в ряде других случаев.

Что касается законодательных стимулов к страхованию физлиц, то они сегодня практически отсутствуют. В структуре расходов средней семьи преобладают продукты питания и предметы первой необходимости, выплаты по жилищным кредитам. Свободных средств, за счет которых можно было бы делать накопления, практически не остается. С моей точки зрения, массовый интерес к нашим предложениям может возникнуть только в том случае, если граждане будут освобождены от уплаты налогов и обязательных платежей в социальные фонды в части тех сумм, которые они направляют на дополнительное пенсионное страхования. Такой порядок действует во многих развитых государствах.

С другой стороны, страховщики также должны получить свободу инвестирования собранных средств. Сейчас мы имеем право размещать их на банковских депозитах, в облигациях и ГКО. Весьма ограничены возможности капиталовложений в недвижимость — не более 10% от суммы резервов в один объект. В таких узких рамках крайне сложно получить доступ к большинству перспективных инвест- проектов, реализация которых позволит получить максимальную отдачу для наших страхователей.

- Валентина Владимировна, в числе факторов, которые сдерживают накопительное страхование, до сих пор называют крах системы Госстраха СССР в начале 90-х годов прошлого века…

— Это событие действительно серьезно подорвало доверие к страхованию. Его последствия негативно сказываются на отрасли вот уже второе десятилетие. Население, как ни странно, практически забыло о вкладах, «сгоревших» на счетах Сбербанка, но о некогда популярных страховых полисах «К свадьбе», «К совершеннолетию» и т. д. помнит до сих пор.

Тем не менее, отмечу, что нашим российским, украинским коллегам вполне удалось выйти из проблемной ситуации, восстановить утраченный кредит доверия. В основе мотивации страхователей независимо от их гражданства лежит забота о своей обеспеченной старости — и это никуда не ушло.

Более того, потребительскую нишу, где официально представлены только четыре белорусских страховщика, активно осваивают зарубежные конкуренты. Агенты российской «РОСНО», австрийской «Гравве» и некоторых других компаний работают в Беларуси абсолютно незаконно. Наши надзорный органы не несут никакой ответственности за полноту и качество исполнения договоров, заключенных с резидентами других государств. Спорные ситуации также не могут рассматриваться в белорусских судах — иски придется подавать в Москве или Вене. Если, конечно, через несколько лет — после истечения накопительного периода удастся найти ответчика по месту его регистрации, объявленном в договоре.

Мы неоднократно обращали внимания на эти факты Комитета госконтроля, КГБ, но пока еще ни один иностранный агент не понес административной ответственности за полулегальную предпринимательскую деятельность.

- Насколько полно используется административный ресурс для развития белорусского страхования?

— Не так давно премьер министр Сергей Сидорский на заседании президиума Совмина жестко критиковал руководство отрасли за срыв программных показателей развития страхования. Планировалось, что в минувшем году удельный вес страхования в ВВП превысит 1%, а фактически — этот показатель остался на уровне 0,73% — в разы меньше, чем в любом сопредельном государстве. Ситуация обрисована верно, но с моей точки зрения, для ее преодоления требуется не столько усиление государственного контроля за деятельностью страховщиков, сколько плавная коррекция национального законодательства в сторону либеральных моделей, которыми руководствуются наши более успешные соседи.

Беседовал
Владислав ПЛАТУН

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях