$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ДОЛГ ФОНДОВЫМ РЫНКОМ КРАСЕН

06.05.2011

Одним из ключевых вызовов для белорусской экономики является стремительно растущий внешний долг. Его краткосрочная составляющая (государственный и корпоративный долг) достигла 12 млрд. USD, именно столько стране придется выплатить в 2011 г. Об этой проблеме напомнил заведующий кафедрой организации и анализа предпринимательских процессов БНТУ Леонид ЖЕЛТОНОГА, выступая на недавней совместной конференции БСПН им. М.Кунявского и Совета по развитию предпринимательства. По просьбе «ЭГ» он поделился своим видением относительно того, какую макроэкономическую политику необходимо проводить в сложившейся ситуации.

— Внешний долг Беларуси растет очень большими темпами и уже достиг 50% от ВВП. Разумеется, если исходить из девальвированного курса рубля, то этот показатель будет еще выше. Вместе с тем отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса, которое в 2010 г. составило 7,8 млрд. USD, свидетельствует о том, что в стране недостаточно валюты для покрытия долговых обязательств. Еще в январе, выступая на одной из конференций БСПН, я предположил, что это может привести к валютному кризису. К сожалению, так оно и получилось. И первопричиной кризиса стало не массовое приобретение населением иномарок, как это иногда хотят представить, а более серьезные и системные макроэкономические дисбалансы — отрицательное сальдо внешней торговли в сочетании с оттоком капитала из страны.

Анализируя проблему долгов, следует учитывать тот факт, что рост белорусской экономики в последние годы обеспечен как раз активным внешним финансированием заемного типа. Об этом свидетельствует выраженная корреляция темпов роста ВВП и внешнего долга. Поэтому ослабление такого финансирования способно существенно замедлить темпы роста нашей экономики, впрочем, как и интенсивное наращивание долгов, поскольку они тяжким бременем ложатся и на госбюджет, и на отдельные предприятия.

— Что же получается: если мы привлекаем новые заемные ресурсы, то увеличиваем долговую нагрузку на ВВП, если не привлекаем — давление может оказаться еще большим. Где выход?

— На мой взгляд, в кратко- и среднесрочной перспективе Беларуси следует продолжить размещение евробондов. Нельзя было прекращать это делать минувшей зимой. Если бы мы привлекли тогда 3–4 млрд. USD, то у нас не случился бы валютный кризис. Руководство страны, по всей видимости, испугалось подросшей на тот момент доходности наших облигаций примерно до 9% годовых и отказалось от дальнейших размещений. В этом была большая ошибка. 8–9% годовых — это, конечно, дорого, но порой другие страны размещают облигации и под более высокий процент. Украина в свое время начала привлекать более дорогие, чем мы заемные ресурсы, но постепенно формирование положительной кредитной истории и последовательное проведение реформ убедили инвесторов в надежности страны в качестве кредитополучателя. Как результат — доходность по украинским 9-летним еврооблигациям упала до 7,3%, а по 2-летним — до 4,5%.

С началом валютного кризиса доходность белорусских еврооблигаций на международном финансовом рынке резко выросла — примерно до 14% годовых, затем после появившейся информации о возможном предоставлении стране кредитов России и ЕврАзЭС снизилась до 11%. Другими словами, рынок уже учел вероятное получение стабилизационных кредитов и, видимо, скоро наступит подходящее время снова выпускать евробонды.

А вот с продажей госпакетов крупных компаний можно было бы и подождать. Как и при любом кризисе, их рыночная стоимость падает. В целом нынешняя ситуация очень напоминает ту, с которой в 1996–98 гг. столкнулся Сингапур. После начавшейся девальвации сингапурского доллара их регулятор также не пожелал тратить золотовалютные резервы, в результате чего девальвация только ускорилась — сингапурский доллар по отношению к доллару США рухнул на 80%, а фондовый рынок — примерно в три раза.

Проводить параллели между Беларусью и Сингапуром заставляет и тот факт, что тогда, как и сейчас, на глобальном финансовом рынке наблюдалась т.н. ликвидная ловушка. На товарных рынках преобладают спекулятивные движения цен, когда повсеместно трейдеры играют на повышении цен на сырьевые и энергетические товары, хотя физически объемы сделок увеличиваются незначительно. При такой схеме деньги, оставаясь в финансовой системе, не доходят до реального сектора экономики. А для белорусской экономики с ее крайне высокой импортоемкостью это, кроме того, чревато ускоренным ростом отрицательного сальдо внешней торговли и разогревом цен.

Кстати, никто об этом не говорит, но Беларусь уже вошла в инфляционно-девальвационную спираль, когда цены идут впереди девальвации.

— Леонид Алексеевич, какую, на ваш взгляд, долговую политику в нынешней ситуации следует проводить корпоративному сектору?

— Поскольку основную часть внешнего долга Беларуси формирует как раз корпоративный сектор, то ему также необходимо продолжить политику внешних заимствований. При этом структура таких заимствований должна быть не такой, как сейчас (почти 100% банковские кредиты, да еще под гарантии правительства). На международные рынки следует выходить с корпоративными облигациями и акциями, при этом целью должны быть ведущие мировые площадки в Лондоне, Франкфурте, Гонконге и т.п. В целом корпоративному сектору необходимо перестроиться с политики погашения долгов на их рефинансирование и путь к этому лежит исключительно через фондовые рынки. Те, кто смогут выйти на эти рынки, получат доступ к качественно иному финансированию, которое при грамотной долговой политике не вымывает оборотные средства, как это происходит при работе исключительно с кредитами.

Один и тот же размер внешнего долга в зависимости от его структуры может оказывать разное давление на экономику. К слову, суммарный корпоративный долг российских компаний превысил 0,5 трлн. USD, но это не является чем-то критическим для российской экономики, поскольку данный долг в значительной мере связан с капитализацией компаний и основан на рефинансировании ранее взятых обязательств. В частности, огромный внешний долг у Газпрома, который тот не спешит покрывать, также предпочитая рефинансировать.

Только изменив структуру корпоративного внешнего долга, Беларусь сможет ослабить макроэкономические дисбалансы, в т.ч. давление на валютный рынок.

— В нашей стране основные заемщики — госпредприятия. Смогут ли они выйти на международный фондовый рынок и успешно работать на нем?

— Государственным компаниям это сделать сложно, но можно. Им вполне по силам освоить эмиссию корпоративных облигаций на внешних рынках. Конечно, для того, чтобы самостоятельно сделать это, в штате должны быть соответствующие специалисты, людей нужно готовить. При этом важно не только выпустить облигации, но и поддерживать их оборачиваемость, а при определенных колебаниях рынка играть на повышении или понижении их ликвидности, получать дополнительную выгоду на курсовой разнице, номинируя облигации в той или иной иностранной валюте.

И, разумеется, активней работать с долговыми инструментами следует нашему частному бизнесу. Пока среди негосударственных компаний такая практика носит единичный характер, а должна — массовый.

— Леонид Алексеевич, допустим, наша республика привлечет очередной стабкредит у России, вновь выпустит еврооблигации, после чего в стране появится валюта и можно будет сбить ажиотаж на рынке. Но это же не устранит системных дисбалансов, приведших к валютному голоду, особенно если учесть, что корпоративный сегмент не сможет за год-два кардинально изменить структуру своих долгов?

— Главное, что привлечение заемных валютных средств государством позволит экономике взять передышку и в целом стабилизироваться. Затем, конечно, следует приступить к безотлагательному проведению структурных реформ, начать приватизацию, создать равные и благоприятные условия для хозяйствования всех форм собственности, сократить неоправданные субсидии и иные госрасходы. Другого пути нет.

Беседовал
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях