$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

ДИАЛОГ ВСЕГДА ПОЛЕЗЕН, ©

30.03.2012

а перемены — по-разному

Нечасто аудиторы имеют возможность обсудить с руководством МНС состояние, перспективы и проблемы налогового законодательства. Возможно, инициатива МНС о проведении такого совещания, состоявшегося в марте, станет хорошей традицией. Тем более что тема — оценка отечественной налоговой системы — и предложения по совершенствованию налоговых правил всегда будут актуальны.

Евгений ГЕРШТЕЙН,

замдиректора ООО «Партнераудит»

Итоги мероприятия показали, что у аудиторов и налоговиков много общих интересов и желания сотрудничать. Оказалось, что и отношение тех и других к рейтингу Всемирного банка Doing Business во многом совпадают. Практикам видно, что оценка ВБ базируется не на качестве налогообложения, т.е. порядка уплаты и расчетов налогов, а в основном на количестве «телодвижений»: кто-то считает время исчисления налогов, включая размышления бухгалтера о правильности бухгалтерского и налогового учета, разбор нюансов законодательства и т.п. Получается, что в рейтинг входят не только объективные, но и субъективные количественные параметры. Впрочем, число и размер налогов и платежей зависит от ситуации в экономике. Скажем, в условиях кризиса в ряде стран, в т.ч. в ЕС, вводятся новые налоги, повышаются или понижаются ставки — это неизбежный процесс.

Конечно, проще оценивать налоговое законодательство, например, частотой контактов с налоговой инспекцией. Но так ли это важно? Главное — качество законодательства. Но на этот вопрос рейтинг ВБ ответа не дает. Поэтому в ходе совещания представители МНС и аудиторы пришли к единому мнению: количественные показатели, взятые за основу в оценке ВБ, недостаточно объективны.

С другой стороны, изменения в белорусском налоговом законодательстве на 2012 г. аудиторы также оценили неоднозначно. Например, если методология НДС стала проще, то по налогу на прибыль — сложнее. Как бухгалтеры, так и проверяющие затратят немало времени, чтобы разобраться с исключением некоторых объектов налогообложения, изменениями в исчислении НДС, расчетах амортизационной премии, нюансами переноса убытков на будущее и нормами трансфертного ценообразования.

Полагаю, что нововведения по налогу на прибыль весьма спорные и запоздалые. То, что они уже действуют в России и Казахстане, — недостаточно убедительный аргумент. Почему-то мы порой «выхватываем» у соседей те или иные нормы, забывая, что там есть и другие, которых нет у нас. Например, Налоговый кодекс РФ содержит подробный перечень затрат для целей налогообложения. Или взять «доказательную базу» для применения нулевой ставки НДС при экспорте, реально действующий механизм возврата НДС. На самом деле они в Беларуси существенно отличаются от российских или казахстанских.

Пока же введенные у нас новации в исчислении налога на прибыль вызывают ряд вопросов. Нужны они для проформы или по сути? Какой результат от них предполагается для бюджета и субъектов хозяйствования или это «ритуальные» изменения ради того, чтобы быть «не хуже других»?

Еще одна спорная тенденция — усиление различий между бухгалтерским и налоговым учетом. Кстати, здесь позиция МНС более понятна для субъектов хозяйствования, чем некоторые шаги в направлении МСФО. Наглядный пример тому — Инструкция по бухгалтерскому учету отложенных налоговых активов и обязательств, утв. постановлением Минфина от 30.10.2011 № 113, которая вводит ряд новых определений. Полагаю, что большинство бухгалтеров и аудиторов так и не поняли, зачем нужно выводить расход (доход) по налогу на прибыль (сумма налога на прибыль, определяемая исходя из учетной прибыли (убытка)), постоянные и временные разницы, постоянные и отложенные налоговые активы и обязательства, отложенный налог на прибыль. Кем и для чего будет востребована эта информация?

Аудиторы в ходе совещания утверждали, что им в этих определениях многое непонятно и они не могут ответить на вопросы налогоплательщиков. Кстати, эта же тенденция присутствует и в самом законодательстве об аудите, например, в Правилах аудиторской деятельности «Аудиторские процедуры, выполняемые в соответствии с оцененными рисками», которые сложно применить на практике.

Вероятно, чтобы ответить на эти вопросы и приблизить законодательство к практическим потребностям экономики, законодателям и сотрудникам министерств надо чаще встречаться с аудиторами и бухгалтерами. Обмен мнениями и открытый диалог способствовали бы реальному совершенствованию налоговой системы и в целом хозяйственного законодательства в нашей стране.