$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Диалог под грузом общих проблем

20.11.2009

Юридический порядок страхования банковских гарантий должен быть уточнен. Разработкой проекта соответствующего нормативного правового акта занялась специальная рабочая группа, созданная на совместном совещании Ассоциации белорусских банков и Ассоциации страховщиков.

Представители двух профессиональных объединений впервые за многие годы своей работы собрались вместе. К этому их подтолкнул груз общих проблем, накопившихся на отечественном финансовом рынке. Так, в середине декабря Высший хозяйственный суд республики должен вынести решение о признании (или непризнании) правовой состоятельности одной из сделок по страхованию банковской гарантии. Подобные иски перестали быть единичными и создание судебного прецедента может предельно осложнить и без того достаточно запутанную ситуацию в данной сфере.

Не вдаваясь в юридические тонкости, поясним, что банковская гарантия является одним из способов обеспечения обязательств заемщика. Страховая организация (гарант) дает по просьбе другого юрлица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору (бенефициару) денежную сумму по письменному требованию последнего. Такой механизм включается только при отсутствии на счетах заемщика средств, необходимых для исполнения условий кредитного соглашения.

Но сегодня возник вопрос: является ли полис страхования банковской гарантии разновидностью договора о возмездном оказании услуг (согласно ст. 733 ГК РБ) либо частным случаем уступки прав требования? В первом варианте при наступлении страхового случая (полная или частичная неоплата по контракту) страховая организация сначала погашает задолженность принципала перед бенефициаром, а потом взыскивает с него ущерб всеми оговоренными в законодательстве способами — все это вполне соответствует европейским нормам. Если же речь идет только об уступке прав требования (от банкира к страховщику), то исчезает сам предмет страхования. В результате все ранее заключенные в Республике Беларусь сделки страхования банковских гарантий признаются незаконными.

Градус дискуссии подогревает относительно недавняя история. Дело в том, что указанная схема широко применялась с начала 90-х годов прошлого века, но в 1994 г. после серии дефолтов, объявленных белорусскими страховщиками, все подобные сделки были признаны ВХС ничтожными. И вот в конце 2009 г. возник риск повторения «старого» сценария, в чем сегодня не заинтересованы ни страховщики, ни банкиры. Ведь в мировой практике выдача банковских гарантий всегда была и остается весьма популярным инструментом бизнеса. При этом важно отметить, что робким попыткам вновь внедрить его в нашей республике на этот раз препятствует отнюдь не финансовое положение страховых компаний — оно достаточно стабильно и открыто для внешнего аудита. Развитию сегмента мешают элементарные противоречия в отраслевом законодательстве, которое пока допускает двоякое толкование отдельных правовых положений.

В принципе проблема может быть снята решением любого из официальных ведомств, вовлеченных в процесс. Но пока ни Минюст, ни Минфин, ни Нацбанк не спешат навести порядок в терминологии, ссылаясь на недостаток собственных полномочий. Тем сложнее задача судей ВХС, которым через несколько недель предстоит вынести вердикт по весьма неоднозначному делу.

Кстати, в международном праве рассматриваемый вопрос решен уже 15 лет назад. Генеральным соглашением по торговле услугами (приложение 1В к Маракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации, 1994 г.) к числу банковских услуг отнесены гарантии и обязательства. В связи с этим они автоматически попадают в разряд операций, риски по которым могут быть предметом страхования. Учитывая интерес Беларуси к вступлению в ВТО, эта норма рано или поздно также должна быть ретранслирована и в национальное законодательство.

Владислав ПЛАТУН