$

2.1061 руб.

2.3990 руб.

Р (100)

3.1953 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ДИАЛОГ БИЗНЕСА И ВЛАСТИ:КРИЗИС ЖАНРА ИЛИ НОВАЯ СТРАНИЦА?©

13.03.2012

Очередная XIII Ассамблея деловых кругов, состоявшаяся в последний день зимы, отличалась широким представительством бизнес-союзов и ограниченным — чиновников. Кроме замминистра экономики Антона Кудасова, других высоких должностных лиц замечено не было. Вялый интерес со стороны правительства, а также относительно низкий процент реализации предложений Национальной платформы бизнеса 2011 г. заставляют усомниться в эффективности диалога предпринимателей и власти. Действительно ли настал кризис жанра? Чтобы выяснить это, мы обратились к бизнесменам, участвовавшим в разработке платформы на этот год, и поинтересовалась их оценками и ожиданиями.

Николай Вахов, учредитель и директор ЧТУП «ВКСистемыБел»:

— Главное, чтобы правительство и чиновники побольше принимали наши пожелания и требования. Мы же не с потолка берем их, мы реально видим ситуацию в стране и каждый — в своем бизнесе. Мы видим, что надо сделать, чтобы бизнес развивался и страна жила лучше. Платформа нужна. Я за то, чтобы большее количество людей подключить к ее обсуждению. Ведь хватает разумных и образованных людей среди 200 тыс. белорусских предпринимателей.

— Это уже не первая платформа. Каждый год предлагается множество идей, но в жизнь воплощаются далеко не все, причем нередко второстепенные. Не смущает ли вас такая тенденция?

— Конечно, смущает, но на безрыбье и рак рыба. Пусть по чуть-чуть, но хоть чего-то добиваемся. Идет хоть какой-то процесс. Если оценивать результаты последних 2–3 платформ, нам же удалось добиться снижения и отмены части налогов, упрощения регистрации бизнеса и других административных процедур.

— Лично вы вносили какие-либо предложения в платформу-2012?

— Я в свое время много общался с поляками и, ссылаясь на их опыт, предложил снизить до 7% НДС для тех, кто реализует импортозамещающие проекты, а при ввозе высокотехнологичного оборудования устанавливать нулевую ставку налога. Однако разработчики платформы эту инициативу отклонили, сочтя, что она может показаться властям чрезмерно радикальной. В этом году надо попытаться добиться большего снижения налоговой нагрузки, в следующем, возможно, уже будет смысл рассматривать мое предложение.

— Как вы оцениваете уровень проведения XIII Ассамблеи и отсутствие на ней первых лиц правительства?

— Считаю, что в диалоге от имени власти должны присутствовать как минимум министры или еще лучше — весь Совмин, чтобы на месте обсудить все вопросы с предпринимателями.

Антон Змитрович, индивидуальный предприниматель:

— Скажите, остается ли еще актуальным для предпринимателей вопрос права на привлечение наемных работников?

— Как было заявлено на Ассамблее, вопрос о наемных работниках для ИП из сферы экономической уже перерос в политическую. Я с этим вполне согласен. Может, власти бояться, что закроются частные унитарные предприятия и их учредители снова вернутся в статус ИП? Это маловероятно. Я разговариваю с директорами фирм, которые несколько лет назад образовались из ИП, и вижу, что они назад уже не пойдут.

Мы планируем и далее бороться за предоставление нам права нанимать хотя бы 3 работников. Этот вопрос одним из первых фигурирует в платформе на 2012 г.

— Как бы вы оценили условия налогообложения для ИП?

— Несколько снизилась налоговая нагрузка на тех, кто применяет упрощенную систему налогообложения. Однако сложным остается положение у ИП-плательщиков единого налога. Напомню, только они среди всех категорий субъектов хозяйствования налог платят вперед, еще до получения выручки. Кроме того, с них также взимается НДС плюс доплата к единому налогу в случае превышения определенного порога выручки. В результате, по нашим оценкам, у ИП-«единщиков» налоговая нагрузка в зависимости от вида деятельности составляет 14–16% к выручке. Это самый высокий показатель по экономике. Им уже сегодня сложно выживать. А что будет, если с 1 апреля пропорционально росту базовой величины повысится аренда? Как воспринимать пункт 4.1 Директивы № 4, который ставит задачу планомерно снижать налоговую нагрузку на субъектов хозяйствования? Ставки налогов на прибыль и при «упрощенке» снизили, а ИП-«единщикам» — увеличили. Получается, что они остались «за бортом». Складывается впечатление, что предпринимателей негласно поделили на категории, для которых есть Директива, и для которых ее нет. Это нонсенс в правовом государстве.

Отношение к ИП-«единщикам» напоминает борьбу с крестьянами-единоличниками в 30-е годы прошлого века. Тогда им из года в год повышали налоги, вынуждая продавать своего коня, корову, а когда уже ничего не оставалось — идти в колхоз.

Анатолий Тополь, директор ЗАО «Меридиан»:

— На словах все хорошо, и Директива № 4 такая замечательная. Когда ее подписали, я был просто в восторге, возлагал большие надежды. Но наши правительственные структуры разворачиваются крайне медленно. Вроде бы и они за предложения, вошедшие в платформу, однако с реформами не спешат.

Да, кое-что упростили в налоговой системе, а так особых подвижек нет. Пока больше разговоры.

Одно из требований платформы — дать равные права всем участникам рынка. Пока же государственные предприятия у нас на особом положении: им и льготы, и заказы на особых условиях. Очень хочется, чтобы контрольный надзор у нас стал профилактическим, а не карательным. Ведь за любую промашку сумасшедшие штрафы, не адекватные проступку. Недавно был в Италии — очень понравилась их совместная работа бизнеса и власти. По-хорошему завидовал: они настолько доброжелательны друг к другу, вместе работают, ходят в гости, пьют кофе, обсуждают проблемы...

— Почему у нас такого нет? Может, с советских времен осталось чувство классовой неприязни к «буржую»- предпринимателю?

— Да, видимо, дело в менталитете. У нас до сих пор значительная часть чиновников считает, что предприниматель — это ворюга и крохобор. Зато требовать от предпринимателей они умеют. Например, ко мне приходит бумага, в которой исполком сообщает, что решил закрепить за предприятиями района детские сады и школы для укрепления их материально-технической базы. Понятно, что сегодня всем нелегко. Но у нас никто не спросил, а как мы живем и работаем? Мы ведь сегодня тоже чуть ли не на последнем издыхании, завтра сами на улице без работы можем оказаться. Мне как представителю строительной сферы страшно смотреть на то, как в стране затухают стройки.

Компании уходят на российский рынок. Огромный процент рабочих, в т.ч. высококвалифицированных, уехали на шабашку в Москву, где они за месяц могут заработать 2--2,5 тыс. USD. До девальвации белорусского рубля у нас строители в среднем получали 3 млн. Br, или 1 тыс. USD. А теперь сложно поднять зарплату до прежнего уровня, нужен комплекс мер, чтобы изменить ситуацию. У правительства нет другого выхода, кроме как сотрудничать с предпринимателями, чтобы экономика окрепла.

Виталий Брагинец, директор юридической компании «Брагинец и Партнеры»:

— Мы не получили результата, которого могли бы достичь. С одной стороны, государство декларирует готовность к радикальной переработке законодательства, его совершенствованию. Но в реальности нет ни должной динамики, ни разумных обоснований, почему не принимаются многие инициативы бизнес-сообщества. Например, не первый год предлагается ввести институт частных судебных исполнителей. Почему быстро не реформируется законодательство об административной ответственности? Директива № 4 предполагает освобождение предпринимателей от ответственности в случае совершения правонарушения формального характера. Однако на собственном негативном опыте мы убедились, что эта норма не действует. Наша организация трижды в течение года привлекалась к административной ответственности как управляющий в процедурах банкротства за формальные нарушения.

Директива № 4 обязывает чиновников активно использовать общественное обсуждение при разработке проектов нормативных правовых актов. Однако мы сталкиваемся с тем, что законодательный орган отказывается от бесплатной консультационной помощи со стороны бизнеса. В Палате представителей подготовлен проект закона о банкротстве. Я обратился с обращением включить меня в рабочую группу по подготовке этого проекта, на что получил ответ, что работа над ним практически завершена. Опыт консультанта В.Брагинца вроде как уже и лишний, ненужный. Такая позиция законодателей непонятна. На Западе большие деньги платят за привлечение консультантов, у нас эксперты предлагают потратить свое время на общественных началах, а им говорят: мы в вашей помощи не нуждаемся. А потом страна будет 10 лет проводить процедуры банкротства по не совсем удачному закону до следующей его доработки.

— В этом свете как вы видите судьбу очередной платформы бизнеса на 2012 г.?

— Когда мы подводим итоги, то видим, что все-таки некоторые предложения принимаются. Хотя бы на 30–50%. Не идеально, но хоть как-нибудь.

Год назад мы предлагали отменить лицензирование антикризисного управления, аудиторских услуг, таможенных агентов — и добились этого. Стала возможной регистрации бизнеса через Интернет, хотя некоторые наши предложения по дальнейшему упрощению пока не услышаны, к примеру, отменить требование об открытии временных счетов для формирования уставного фонда, отказаться от экспертизы оценки неденежных вкладов в уставные фонды до определенного их стоимостного предела.

— Чем, на ваш взгляд, объясняется нежелание чиновников вести активные реформы?

— Вредительством это не назовешь, просто есть некая имитация деятельности. Может, хотят, да не могут? Привыкли работать медленно, бюрократически, находятся во власти деструктивных стереотипов о том, что весь бизнес — это жулики, укрывающие доходы и цинично эксплуатирующие работников. Но это же не так. Я часто на круглых столах с чиновниками вынужден задавать вопрос: почему вы так уверены в недобросовестности бизнеса? Все их опасения и законодательные инициативы основаны на презумпции недобросовестности и виновности предпринимателя. Да, есть нарушители и преступники, но их немного. Поэтому не надо предлагать такое регулирование, которое рассчитано только на недобросовестных субъектов. Подход должен быть позитивным.

— Каковы перспективы диалога бизнеса и власти?

— Я в любом случае оптимист, потому что альтернативы нет. Да, можно никаких инициатив не выдвигать, а сидеть и возмущаться на кухне. Я уже много лет до хрипоты отстаиваю интересы бизнеса. При этом, ратуя, к примеру, за упрощение регистрации нового бизнеса, я лишаю себя работы. Если у меня как у юриста когда-то в год было около 500 проектов по учреждению фирм, то теперь и сотни не наберется. Но пусть процедура регистрации будет простой, это не умаляет значимость юристов. Если в стране будет больше компаний, мы сосредоточимся на сопровождении их сделок, реализации инвестпроектов — это гораздо интереснее! Поэтому всех коллег и бизнес призываю тратить время на рабочие группы, ассамблеи, конференции и требовать от чиновников активного участия в этих мероприятиях — тогда что-то будет меняться.

Беседовал

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях