Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №49(2545) от 05.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Деятельность вне закона — до новой лицензии или нового бланка?

Даже одно несправедливое решение суда, больно ранив проигравшую сторону, всегда отзывается тревожным эхом в деловой среде. А если таких решений десятки, как и споров о безлицензионной деятельности между налоговыми органами и субъектами хозяйствования...
Даже одно несправедливое решение суда, больно ранив проигравшую сторону, всегда отзывается тревожным эхом в деловой среде. А если таких решений десятки, как и споров о безлицензионной деятельности между налоговыми органами и субъектами хозяйствования, которые этими субъектами обычно проигрываются? Вопрос, поверьте, не риторический.

В СООТВЕТСТВИИ с постановлением Совмина N 1268 от 2000-08-15г. "О внесении дополнения в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 16 октября 1991г. N 386" внесено дополнение во Временное положение о порядке выдачи субъектам хозяйствования специальных разрешений (лицензий) на осуществление отдельных видов деятельности (утв. постановлением Совета Министров от 16.10.1991г. N 386, далее -- Временное положение). Указанное Временное положение дополнено пунктом 9-1. В этом пункте указано, что "в случае внесения изменений в учредительные документы юридического лица или выдачи нового свидетельства о государственной регистрации индивидуального предпринимателя в связи с изменениями законодательства и образующегося несоответствия указанным изменениям текста лицензии юридическое лицо и индивидуальный предприниматель обязаны в 20-дневный срок со дня государственной регистрации внесения изменений в учредительные документы юридического лица или выдачи нового свидетельства о государственной регистрации индивидуального предпринимателя подать органу, выдавшему лицензию, заявление о внесении изменений в лицензию... До получения новой лицензии юридическое лицо осуществляет деятельность на основании ранее выданной лицензии при условии обращения с заявлением о внесении изменений в установленный срок".

Из смысла текста следует, что после внесения изменений в учредительные документы (получения нового свидетельства) субъект предпринимательской деятельности обязан подать в 20-дневный срок заявление в лицензионный орган о внесении соответствующих изменений в лицензию. Если данный срок не просрочен -- можно спокойно осуществлять лицензируемый вид деятельности и ждать получения нового бланка лицензии с пометкой "Внесены изменения".

А вот если просрочен 20-дневный срок -- как тут быть? Проще говоря: имеет ли право в таком случае лицензиат осуществлять лицензируемый вид деятельности до момента получения нового бланка лицензии? Из последнего предложения п. 9-1 Временного положения вытекает вывод о том, что вроде как нельзя работать по "старой" лицензии. А если нельзя, то логически получается, что такая деятельность в случае ее продолжения уже противозаконна: ведь нового бланка лицензии еще нет, а старый бланк через 20 дней уже вне закона.

Данную ситуацию контролирующие органы трактуют просто: раз не подал заявление о замене лицензии своевременно, значит, ее уже нет и налицо все признаки безлицензионной деятельности, доходы от которой взыскиваются в бюджет плюс налагается штраф в размере полученного от нее дохода.

ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ суды поддерживают такую точку зрения и взыскивают с зазевавшихся субъектов предпринимательской деятельности полученные доходы и соответствующий штраф. Так, по решению хозяйственного суда города Минска от 5.04.2001г. истцу -- Торговому унитарному частному предприятию было отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительным решения районной налоговой инспекции о применении экономических санкций за безлицензионную деятельность. Суть спора заключалась в том, что в ходе осуществления обязательной перерегистрации истца изменилось его наименование, однако заявление о внесении изменений в ранее выданную ему лицензию на оптовую торговлю предприятие направило по истечении установленного срока. Это обстоятельство ИГНК выявила при проверке истца и применила к нему экономические санкции в виде изъятия в бюджет дохода, полученного за период просрочки подачи заявления, и штрафа в размере этого дохода. Несогласие с применением экономических санкций послужило основанием для обращения в суд.

Суд обосновал свою позицию следующим. Частью первой ст.45 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ГК) установлено, что юридическое лицо может заниматься отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законодательством, только на основании специального разрешения (лицензии). Частью 3 этой же статьи установлено, что право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законодательством. Лицензирование оптовой торговли предусмотрено Указом Президента от 7.03.2000г. N 117 "О некоторых мерах по упорядочению посреднической деятельности при продаже товаров", а также изданным в его развитие постановлением Совета Министров от 7.04.2000г. N 483. (Отметим для сведения читателей, что по этому постановлению правительства срок для подачи заявления составляет не 20 дней, по общему правилу, а всего 10). Поскольку субъект предпринимательской деятельности не обратился своевременно с заявлением о выдаче новой лицензии, деятельность в период отсутствия лицензии является безлицензионной, а полученный от нее доход -- незаконным.

Доводы истца о том, что законодательством не урегулирован вопрос о правовых последствиях для юридического лица в случае подачи им заявки на выдачу новой лицензии после истечения 10-дневного срока, хозяйственный суд не принял во внимание. Суд сослался на п.1.1 Указа Президента N 117, согласно которому субъект предпринимательской деятельности вправе осуществлять оптовую и (или) розничную торговлю только при наличии надлежаще оформленной лицензии.

КАЗАЛОСЬ БЫ, налоговая инспекция и суд правы. Внешне все выглядит именно так. На самом деле в данном случае имеет место незаметная (возможно, в том числе и для самих налоговиков, и для суда) подмена понятий: понятие "получение нового бланка лицензии" фактически приравнено к понятию "получение новой лицензии".

Давайте разберемся, что же такое безлицензионная деятельность. Из текста п.13 Временного положения следует, что под таковой понимается осуществление вида деятельности, подлежащего лицензированию, без лицензии. Это положение вполне понятно, и вряд ли кто будет с ним спорить.

Вместе с тем напомним, что выдача бланка лицензии осуществляется после вынесения соответствующего решения лицензирующего органа (п.7 Временного положения). Бланк лишь подтверждает факт принятия этого решения, является его формальным доказательством. Отсутствие такого доказательства (то есть бланка лицензии), а равно появление в нем несоответствия изменившимся фактическим данным лицензиата не умаляют принятого решения: оно продолжает действовать в полной мере.

Конечно, лицензию могут и отменить. Это может произойти опять же путем принятия решения лицензирующим органом о приостановлении действия лицензии, ее аннулировании либо лишении (п. 10 Временного положения). При этом контрольные и иные органы могут ставить перед лицензирующим органом вопрос о необходимости принятия решения о применении вышеупомянутых мер, однако сами принимать такие меры не вправе.

В рассматриваемом случае лицензия, пусть и без внесенных изменений, все-таки есть! Причем лицензирующий орган решений о ее отмене не принимает. Таким образом, наша ситуация не вписывается в классическую ситуацию безлицензионной деятельности.

Нам могут возразить: в п.9-1 Временного положения речь идет о том, что в случае отсутствия своевременно поданного заявления "старый" бланк лицензии можно считать недействительным, утратившим силу в связи с истечением срока действия лицензии, а потому такая ситуация должна рассматриваться как отсутствие (отмена) лицензии без соответствующего решения лицензирующего органа. Эта точка зрения резонна, но не основана на законодательстве. С нею можно было бы согласиться только при одном условии: такая причинно-следственная связь между событием (отсутствием заявления) и его правовым последствием (утратой документом своей юридической силы) должна быть прямо предусмотрена в нормативном правовом акте и прежде всего в утвержденном правительством Временном положении.

Таковы правила применения норм административно-правовой отрасли права, к которому относится Временное положение. Нормы гражданского законодательства о признании недействительными сделок, а также нормы хозяйственного процессуального законодательства о признании недействительными решений государственных органов, не имеющих нормативного характера, в данном случае неприменимы. Это означает, что во Временном положении должна быть запись примерно такого содержания: "В случае несвоевременной подачи заявления о внесении изменений лицензия признается недействительной, а осуществляемая на ее основании деятельность -- безлицензионной". Вот тут уже точно: против лома -- нет приема! Хотя соответствие подобного положения Конституции Республики Беларусь и законодательным актам -- большой и далеко не однозначный вопрос.

ИТАК, нет юридических оснований для признания "старой" лицензии недействительной: в законодательстве не прописана такая норма. В итоге мы приходим к следующим выводам. Пункт 9-1 Временного положения действительно запрещает осуществлять деятельность по лицензии, в которую своевременно не внесены необходимые изменения. Однако нарушение этой нормы есть правонарушение не экономическое (в виде безлицензионной деятельности), а административное (то есть нарушение нормы административного законодательства). Отсюда следует и разная ответственность: не экономическая (взыскание дохода и наложение штрафа в размере такого дохода), а административная (штраф на виновное должностное лицо субъекта хозяйствования).

Как видно, позиция хозяйственного суда и налоговых органов не стыкуется с законодательством о лицензировании. Норму правового акта нельзя применять в отрыве от других норм актов соответствующей отрасли права.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений